Алексей Фурсов

По новым правилам: о состоянии бизнеса

Дата Янв 11, 17 • Нет комментариев

Алексей Фурсов: хорошо бы придумать какие-нибудь иные возможности пополнить бюджет, чем «грузить» бизнес. Кризисные явления тяжелее всего отразились на потребительском...
Pin It

Главная » Журнал «Управление Бизнесом» №33 » По новым правилам: о состоянии бизнеса

Алексей Фурсов: хорошо бы придумать какие-нибудь иные возможности пополнить бюджет, чем «грузить» бизнес.

Кризисные явления тяжелее всего отразились на потребительском секторе экономики. Ухудшение финансового положения, рост цен на продукты и услуги заставили россиян пересмотреть свои расходные статьи. Какой может быть стратегия развития бизнеса и какие новые точки роста возможны в этой непростой ситуации? Об этом журналу «Управление бизнесом» рассказал Алексей Фурсов, основатель «Евразия Холдинг» и один из самых известных петербургских бизнесменов.

– Участники III Форума бизнеса Северо-Запада, который осенью проводил журнал «Управление бизнесом», говорили о том, что бизнес уже приспособился к новой реальности, возникшей в результате кризисных явлений 2014–2015 годов. Какой эта реальность стала для вас?

– Я считаю, что начиная с 2014 года полностью поменялись правила игры, причем не только в России, но и в общемировом масштабе. С начала 90-х годов мы жили по определенным правилам, и вот теперь условия, по которым бизнес существует, стали меняться. Эти изменения кардинальным образом влияют на экономическую ситуацию в стране.

Алексей Фурсов

Фурсов: Деньги для меня уже давно не самоцель. Теперь бизнес — это нечто большее, мне интересно новое, интересен фактор созидания

Конечно, кризис еще продолжается, это видно хотя бы по той же низкой покупательской способности. Но для потребителей эта ситуация в чем-то в плюс: они получили возможность купить качественный товар или услугу. К примеру, поужинать в ресторане в центре Петербурга стоит раза в три дешевле, чем в заведении аналогичного уровня в Париже или Риме. Мы наблюдаем активный рост туристического потока из-за границы – Россия по стоимости услуг для туристов стала одной из самых привлекательных стран в мире. Растет число экспортно ориентированных предприятий – естественно, что в условиях сужения внутреннего спроса нужно искать новые рынки сбыта, тем более что производить продукцию в России стало дешевле.

По ресторанному бизнесу кризис ударил очень сильно, в разы снизилась доходная часть. Рестораторам пришлось уменьшать уровень наценки. На данный момент рестораны Петербурга работают не на ресторанной наценке, общепринятой в этом сегменте бизнеса. Еще  несколько лет назад себестоимость продуктов в готовом блюде составляла порядка 15%, сейчас – практически 50%. Помню, когда в 2014 году ввели продуктовое эмбарго и один из поставщиков прислал обновленные цены на овощи, я просто глазам своим не поверил. Пошел в ближайший супермаркет – и точно: огурцы по 350 рублей за килограмм. Да, за прошедшие месяцы ситуация с поставками более-менее урегулировалась. Впрочем, прежде выбирали из лучших вариантов, теперь – из худших. Ассортимент в ресторанах сильно не изменился, качество остается на уровне – но, действительно, новая реальность.

– Известность бренда играет свою роль в этой непростой ситуации?

– Да, играет, причем очень важную. Но рестораны «Евразия» исторически ориентировались на категорию гостей, которую я обозначаю как «простые российские люди». И вот эти простые люди стали жить хуже. Прежде была возможность зарабатывать 30 000–35 000 рублей в месяц, из которых 15 000 тратилось на продуктовую корзину, 5000 – на оплату коммунальных услуг. Оставшиеся средства можно было истратить на развлечения – пообедать в «Евразии», сходить в кино и так далее. Теперь же стоимость продуктовой корзины выросла до 20 000–25 000 рублей, коммунальные услуги подорожали, а зарплата осталась той же. И все, денег на рестораны уже нет. Но мы все равно будем работать именно для этой категории гостей. Тем более что и дорогие рестораны чувствуют себя плохо. Можно прийти в дорогой ресторан и за очень небольшие деньги получить качественный продукт.

– Конкуренция на ресторанном рынке усилилась за счет снижения спроса?

– Из-за этого, но в том числе и за счет открытия новых ресторанов. Колоссальное количество новых мест открывается. Я называю этот процесс «продажей ожиданий». Иногда поражаюсь, когда в одном доме вижу пять однотипных ресторанов. Общепринято, что в ресторанный бизнес можно быстро войти, получать ежедневно, без отсрочек платежей, деньги. Те, кто запускает сейчас новые проекты, думают, что победят. Но успешным оказывается только один проект из 100 открывшихся.

– В 2001 году, когда вы открывали первый суши-бар «Евразия» на Пироговской набережной в Петербурге, тоже верили, что победите?

Фитнес-зал

Бурное развитие фитнес-индустрии в Петербурге закончится, по моим расчетам, в ближайшие два года. Кувшин почти полон

– Тогда у меня вообще не было никаких ожиданий. Был пустой рынок, и можно было открыть все что угодно. И это учреждение работало. Плохой-хороший, вкусный-невкусный, дорогой-дешевый – было не принципиально. В нормальных ресторанах невозможно было поужинать, особенно в праздничные дни – мест не было нигде. Теперь ситуация обратная: нет ни одного дня, чтобы в ресторанах не было свободных мест. В понедельник-вторник можно вообще не открываться – гости почти не приходят. Проводим оптимизацию сети, какие-то рестораны с неудачной локацией закрываем, на других территориях открываем.

Основной бизнес ведем в Санкт-Петербурге и прилегающих к городу районах Ленинградской области. Есть планы идти в другие регионы России, но пока это на уровне обсуждений с потенциальными партнерами и изучения экономической ситуации и конкурентной среды на местах.

– Еще один ваш проект – сеть фитнес-центров под брендом Fitness House…

– Когда мы входили на этот рынок, он был совершенно свободен, не было конкуренции. И точно так же, как в ресторанном сегменте, какие бы ошибки в те годы, 10–15 лет назад, мы ни допускали – проект все равно был успешным. Но бурное развитие фитнес-индустрии в Петербурге закончится, по моим расчетам, в ближайшие два года. Кувшин почти полон, на территории нашего присутствия практически не осталось новых интересных локаций. Открывая новый фитнес-центр сейчас, мы четко видим, что в него просто переходят клиенты из другого фитнес-центра нашей же сети, расположенного чуть дальше. Просто клиент выбирает новый центр рядом с домом. Год назад такого не было – мы открывали новый фитнес, и он наполнялся новыми клиентами.

Фитнес-центры вообще очень консервативный бизнес. Гость привыкает к своей раздевалке, к своей дорожке, к своему тренеру и кругу общения. Если гости ресторана свободны в своих предпочтениях – открылся новый общепит, все в него побежали, – то в фитнесе такая история не работает. Мы иногда выкупаем фитнес-центры у других сетей, я захожу и удивляюсь: как туда можно было ходить? Вырванные шланги, грязь, устаревшее оборудование, которое еще и не работает. А все равно это пользовалось популярностью.

– Есть ли бизнес-истории, когда вы выходили на  высококонкурентный рынок?

– Таких проектов почти не было. Пожалуй, поздно вошли на рынок медицинских услуг с сетью медицинских клиник под брендом «Наша клиника» – рынок был уже занят сильными игроками. Но мы, во-первых, конкуренции сразу не увидели, а во-вторых, считаем этот проект сопутствующим для нашего направления фитнес-услуг. Оказалось, что медицинский бизнес – очень долгий с точки зрения возврата инвестиций. Это бизнес для предпринимателей, которые либо сами врачи, либо серьезно увлечены медициной. Первые три года в медицинском бизнесе можно вообще не ждать возврата инвестиций. Сработать в ноль – суперуспех. В этот период важно наработать клиентов, а возвраты начинаются с четвертого года. Мы это сейчас и видим по ситуации с сетью «Наша клиника»: два года были в минусе, прошлый год завершили в ноль и только в этом вышли на прибыль.

Бар

Те, кто запускает сейчас новые проекты в ресторанном бизнесе, думают, что победят. Но успешным оказывается только один проект из 100 открывшихся

Конечно, если есть талантливый врач, который открывает проект «под себя», на окупаемость можно выйти и за год. Но если обычный медицинский центр – это очень тяжелая работа за очень небольшую прибыль. Тем более что в российской медицине низкая стоимость услуг в сравнении с европейскими аналогами.

Разумеется, мы будем и дальше развивать сеть клиник, но точно не станем форсировать события. Заниматься медицинским бизнесом под ставки по кредитам в 15–17% годовых – занятие малоперспективное.

Должна быть государственная программа, которая позволяла бы получать кредиты для развития рынка медицинских услуг под 5–7% годовых. Тогда да, это было бы интересно для предпринимателей.

– Но ведь сейчас как раз очень много говорится о том, что предпринимателям оказывается вся возможная поддержка…

– Мой взгляд как бизнесмена – против малого и среднего бизнеса ведется война, ни о какой поддержке речи нет. К примеру, постоянно растет налоговая нагрузка – и это в период, когда доходность у компаний снижается. Прибыль упала в десятки раз, выросли ставки по кредитам, а компании давят еще больше высокими налогами. Налог на дивиденды вырос с 9 до 13%. Хорошо бы придумать какие-нибудь иные возможности пополнить бюджет, чем «грузить» бизнес.

По моему мнению, нужно отменить налог на добавленную стоимость (НДС) на отдельные виды деятельности. Этот налог очень мешает, он совершенно не полезен для бизнеса. Да, его можно установить на ввозимый товар, на высокомаржинальную продукцию. Но есть бизнес-сегменты, та же фитнес-индустрия, где НДС только во вред. Везде говорят: нужно поддерживать спорт, вести здоровый образ жизни, – так помогите бизнесу, который культивирует эти принципы.

Постоянно ухудшаются требования, появляются новые правила и согласования. Пример – с нашей вывеской, которая была одобрена ранее, а теперь, по прошествии 5 лет, ее надо снова согласовать. Приходим получать новое разрешение – а там новые требования, и наши вывески этим требованиям не соответствуют. Идут дополнительные расходы, при том что затратная часть и так постоянно растет. Электричество, тепло и вода подорожали настолько, что совокупная оплата коммунальных услуг на некоторых наших объектах практически равна стоимости аренды. Когда открывал первый ресторан, коммунальные услуги обходились мне в 20 раз дешевле аренды.

Еще одна яркая иллюстрация – алкогольная лицензия. Рестораны и фитнес-центры, как известно, дружат. Но ресторан не может получить лицензию, если в 50 метрах от него находится фитнес-центр. Таков закон. Прихожу к собственнику недвижимости, говорю: хочу открыть фитнес-центр, дай мне хорошую ставку, я тебе приведу поток людей. Он соглашается, но понимает, что в этом случае ему трудно будет привести к себе магазин или ресторан: они не получат лицензии.

– В таких условиях никогда не возникало усталости от постоянной борьбы?

– Предпринимательство для меня – стиль жизни, я, можно сказать, с 11 лет в бизнесе – в школе продавал одноклассникам обертки от жевательных резинок, проворачивал другие торговые операции.

Спортивный зал

Все говорят: нужно поддерживать спорт, вести здоровый образ жизни, — так помогите бизнесу, который культивирует эти принципы

Все, что у меня есть, мне дала Россия, никуда уезжать не собираюсь. Все разговоры про то, что «там» хорошо, – сказки, иллюзии и вранье. «Там» бывает даже хуже, чем здесь. Поэтому все планы и надежды связаны с Россией.

Я не подвержен пессимистическим ожиданиям, скорее, я оптимист-реалист. Деньги для меня уже давно не самоцель. Да, до определенного времени я работал, чтобы создать благосостояние, удовлетворить материальные потребности. Но теперь бизнес –
это нечто большее, мне интересно новое, интересен фактор созидания. И однозначно не интересен бизнес в формате «купи-продай». Постоянно ищем новые проекты. Сейчас на стадии рассмотрения три очень интересных, но пока не готов раскрывать конкретику.

– Новые проекты появляются по рекомендации, по стечению обстоятельств или по интуиции?

 – У меня вообще весь бизнес построен на интуиции. Бизнес невозможно сделать по учебнику. Все самые великие бизнесы – только за счет интуиции. К примеру, у основателя корпорации Virgin Ричарда Бренсона, которого я считаю одним из гениальнейших бизнесменов, нет высшего образования. Он самоучка. Увидел, что магазины поп-музыки могут быть востребованы, сделал на них состояние, потом создал одну из самых рентабельных коммерческих авиакомпаний в мире…

Конечно, у меня были и ошибки, но 99% моих неудачных проектов закрылись из-за того, что кардинально менялись экономические условия. Например, ни один аналитик лет пять назад не смог бы предсказать, что между Россией и Украиной возникнет такой конфликт – в подобный прогноз никто не поверил бы.

– Вы открывали в одном из торговых центров Петербурга сад экзотических бабочек – это тоже была интуиция?

– Да, причем проект в первые три месяца был максимально успешен, перевыполнил все показатели, заложенные в бизнес-плане. Но эта услуга – посмотреть на бабочек – оказалась невостребованной по несколько раз. Люди один раз посмотрели, и этого им оказалось достаточно. Это не то место, куда ходишь каждую неделю. Поэтому поток гостей постепенно снижался, и мы этот проект закрыли. Это был своеобразный спринтерский забег.

– Если говорить про стайерские забеги – какие направления сейчас наиболее интересны для инвестиций, на что стоит посмотреть и задуматься?

– Чтобы заработать миллиарды, нужно заниматься интернет-проектами. Но там можно и потерять миллиарды. Эта область очень быстро развивается и, соответственно, меняется. Популярность того или иного проекта может как вырасти, так и упасть.

Мы рассматриваем истории в производственном направлении. Кризис создал условия для развития российского производства. Но для этого нужно, чтобы мы стали гарантированно безопасны для инвесторов. Одна из важнейших проблем России в том, что бизнесмены не хотят вкладывать сюда деньги, потому что непонятны правила игры. В любой момент могут изменить закон и ваши инвестиции превратятся в ничто.

Нет притока иностранного капитала. Закрываются иностранные представительства, идет вывод инвестиций. Да, вроде бы этим расчищается место под российских бизнесменов, но опять же без инвестиций мы не заполним все ниши.

Интересные проекты есть – нужны четкие правила игры, дешевые и «длинные» деньги.

– Ваш бизнес постоянно растет, но вы, как и прежде, держите руку на пульсе…

– Как показывает практика российского бизнеса, невозможно полностью делегировать полномочия. Те компании, в которых это произошло, просто умирают. Особенно в сегодняшней правде жизни.

– Вы коренной петербуржец. Петербург Алексея Фурсова – какой он?

– Это один из немногих, даже, пожалуй, единственный город, в котором я мог бы жить – и живу – с удовольствием. Наверное, мой Петербург – это в первую очередь мосты, через которые проезжаешь
в белые ночи.

– Какие книги советуете читать сотрудникам своей компании?

– Есть одна книжка, которую должны прочитать все предприниматели. Называется «Незнайка на Луне». Я впервые прочитал ее лет в шесть, но когда перечитал уже во взрослом возрасте, понял, что это – основа основ, рассказ про построение капитализма. Как Николаю Носову позволили ее издать в Советском Союзе – до сих пор не понимаю. У него получился настольный учебник для любого начинающего бизнесмена.

Георгий Дмитриев

В печатной версии название статьи — «По новым правилам» (журнал «Управление бизнесом», № 33, декабрь 2016 года)

Похожие сообщения

Комментарии закрыты.

Наверх