Банк России

C двойным дном: о ситуации с банками

Дата Янв 10, 17 • Нет комментариев

Грядущий контроль Центробанка за стоимостью залогового обеспечения способен вызвать серьезные сдвиги на рынке банковского кредитования. Благая цель – расчистка рынка от...
Pin It

Главная » Журнал «Управление Бизнесом» №33 » C двойным дном: о ситуации с банками

Грядущий контроль Центробанка за стоимостью залогового обеспечения способен вызвать серьезные сдвиги на рынке банковского кредитования.

Благая цель – расчистка рынка от недобросовестных игроков – способна обернуться весьма неоднозначными последствиями для банков и бизнеса, а следовательно, и для экономики, вплоть до серьезного сжатия финансирования и произвольного (не базирующегося на четких нормах) отзыва лицензий банков.

В последние годы Банк России как мегарегулятор (отметим, по закону «О Центральном банке» не являющийся государственной структурой и не подчиняющийся правительству России) централизует в своих руках все больше функций, в том числе ранее ему несвойственных. До этого была упразднена служба по финансовым рынкам, регулировавшая страховую, микрофинансовую деятельность, деятельность товарных бирж и т. д., теперь же Центробанк берет на себя функции оценщика залогов в банковском кредитовании.

Залоги на данный момент являются основным видом обеспечения банковских кредитов. От оценки залога в подавляющем большинстве случаев напрямую зависит сумма, которую банк предоставит в качестве кредита.

Банк

В 90-95% случаев реализация заложенного имущества в рамках процедуры банкротства проходит с существенным дисконтом относительно залоговой стоимости активов

В октябре этого года Центробанк опубликовал проект положения, регламентирующего проведение сотрудниками ЦБ оценки активов кредитной организации и экспертизы предмета залога, принятого в качестве обеспечения по ссуде, с выходом на место. Данное постановление с точки зрения регулятора призвано снизить риски банковской системы, связанные с качеством активов коммерческих банков. Напомним, ранее чиновники ЦБ утверждали, что оценка залогов в проблемных банках завышена в разы, а это ведет к искажению отчетности, выдаче необеспеченных кредитов и значительным потерям в случае реализации залогов в ходе как процедур банкротства заемщиков, так и ликвидационных мероприятий по банкам с отозванной лицензией. С 2013 года Центробанк отозвал лицензии у 291 банка, в большинстве из которых были выявлены факты недостоверной отчетности. По словам руководителя консультационного департамента аудиторско-консалтинговой группы «Прайм Эдвайс» Руслана Мухаметшина, можно констатировать завышенную оценку залогов практически по всем проблемным активам банков: в 90–95% случаев реализация заложенного имущества в рамках процедуры банкротства проходит с существенным дисконтом относительно залоговой стоимости активов.

Лебедь, рак и щука

Тем не менее по существу запросов, направленных экспертам журналом «Управление бизнесом», разгорелась нешуточная заочная дискуссия между экспертами в зависимости от их бизнеса (банк, предприятие, оценочная компания) и идентификации спикеров (ответы на условиях анонимности или персонифицированные).

Так, сотрудник Центробанка на условиях анонимности подтвердил массовое завышение залоговой стоимости, одновременно сетуя на то, что в проекте положения «в угоду банкам» увеличен срок экспозиции – со 180 до 270 дней (речь о сроке реализации, исходя из которого банки имеют право относить залог к ликвидному и начислять резервы в меньшем объеме).

– Никогда производственная недвижимость не обладала такой ликвидностью, какую хочет видеть регулятор. Типичная ситуация: если оценщик пишет в отчете, что срок реализации имущества 12 месяцев, то сразу звонок из кредитующего банка и тебе говорят: мол, либо меняй цифру в отчете, либо с тобой работать не будем, – объясняет эксперт-оценщик на условиях анонимности. Очевидно, что для производственных объектов срока в 270 дней явно недостаточно, и если Центробанк начнет пересматривать категории ликвидности производственных залогов, то о кредитовании промышленности можно забыть, добавляет эксперт.

Специалисты одного из петербургских банков рассказывают, что приняли в качестве залога уникальный бассейн для испытания подводных лодок в рамках финансирования предприятий, работающих по гособоронзаказу.

– На такой уникальный предмет залога не только не найти покупателя, но и предмет залога физически неотделим от производственного комплекса, доступ к которому закрыт. Соответственно, ликвидность объекта нулевая. Мы пошли навстречу заемщику и приняли этот залог, оценив его в достаточном для получения финансирования объеме. Понимаем, что кредит будет погашен, – объясняют в банке. И добавляют: после вступления в силу новых положений такой залог будет являться абсолютно неликвидным, что повлечет за собой такое доначисление резерва, которое сделает для банка обременительной выдачу кредита. Но данный кредит будет погашен до вступления в силу положения, поэтому банк не волнуется.

В банках по-разному выстроен подход к оценке стоимости залогов. Одни банки имеют собственных оценщиков, другие рекомендуют своим заемщикам работать только с аккредитованными компаниями, вместе с тем признавая, что в силу антимонопольного законодательства они не имеют права не принять отчет об оценке, принесенный клиентом от независимого оценщика. Иногда представление отчета независимой оценочной компании обязательно, например при использовании объектов оценки, принадлежащих РФ, субъектам РФ либо муниципальным образованиям, указывает председатель правления Банка ФИНАМ Ирина Кулемина.

Дискаунт

Совокупность рыночных и нормативных факторов диктует применение иногда значительных дисконтов, и здесь в банках политика примерно одинаковая

Официальные ответы банкиров по части оценок залогов и инициативы регулятора настолько идеологически выверены, что нет смысла приводить их. Неофициально они признают, что клиенты часто приносят завышенные оценки, особенно от независимых оценщиков, и эти оценки приходится «резать» для приведения их к справедливой, по мнению банка, стоимости. Завышение не всегда свидетельствует об умышленной недостоверности оценки – даже по данным СРО оценщиков, разброс до 30% является допустимым. Один из небольших банков сообщил, что автоматически уменьшает любую принесенную заемщиком оценку – причем вне зависимости от того, в аккредитованной или независимой компании она была сделана, – на 10–15%. Консалтер привел пример, как крупный петербургский банк урезал оценку завода с 700 до 90 млн рублей.

– У банковских залоговиков часто отсутствует адекватность при вынесении суждения, – говорит генеральный директор компании «Риск-Консалт» Наталья Костюченко. – Не оценивают отраслевой риск вообще, по транспорту берут текущую стоимость – при том что кредит запрашивается на 3 года и надо смотреть, сколько он будет стоить через 3 года; соответственно, и дисконтирование применяется не к той базе, – перечисляет она.

По-разному выстроены в банках и подходы к дисконтированию залогов. Одни банки используют унифицированную формулу для расчета дисконта, другие подходят индивидуально, третьи просто берут рекомендуемый диапазон дисконта и «играют» с ним в зависимости от клиента и его потребностей в связке отношений этого клиента с банком.

– При расчете дисконта должны учитываться требования ЦБ, издержки по реализации обеспечения, включая перевозку и хранение, сборку-разборку, физический и моральный износ в денежном выражении на момент окончания кредитного договора, судебные расходы и так далее, – говорит Наталья Костюченко.

Смысл дисконта к одобренной банком стоимости залога – в том, чтобы при реализации залога банк не только вернул тело кредита и проценты по нему, но и компенсировал издержки на реализацию залога в случае дефолта заемщика.

– Конечная реализация имущества при невозврате кредита происходит обычно с большим дисконтом, чем было заложено. Это означает убытки для банка, поэтому все более актуальным становится понятие отраслевых рисков, и именно по этой причине многие банки не входят в те или иные сегменты экономики, – уточняет управляющий Санкт-Петербургского филиала банка «Российский Капитал» Алексей Кольчик.

Тем не менее можно дать грубый ориентир для заемщиков: на данный момент залоговая стоимость имущества принимается равной ликвидационной рыночной стоимости при сроке экспозиции 180 дней. К этой величине применяются дисконты в диапазоне от 30 до 70% в зависимости от вида закладываемого имущества. Учитывая, что получившаяся величина включает в себя проценты по кредиту, издержки реализации залога и далее по списку, сумма кредита, который банк может предоставить, приблизительно составит четверть от суммы оценки имущества, принятой банком.

Вдумайтесь: заемщику (в среднем) выдадут только четверть той суммы, в которую банк оценит предлагаемый залог.

– Дисконтирование может шокировать неискушенного заемщика и служит поводом считать банк «несправедливым». К сожалению, совокупность рыночных и нормативных факторов диктует применение иногда значительных дисконтов, и здесь в банках политика примерно одинаковая, – комментирует заместитель директора кредитного департамента банка «Александровский» Елизавета Минкевич.

Лупа

По мере накопления негативного опыта банки, не желающие иметь проблем с регулятором, будут перестраховываться и отказывать даже добропорядочным заемщикам

– Большинство клиентов – опытные заемщики и хорошо представляют уровни залоговых дисконтов в банках, – добавляет начальник управления по работе с залогами Альфа-Банка Александр Бактимиров. Обычно завышение в отчете и призвано компенсировать влияние залоговых дисконтов.

Несколько другие реалии обозначает финансовый директор крупного петербургского предприятия (на условиях анонимности):

– Решение о кредитовании принимается руководством банка, а кредитный комитет зачастую лишь «обслуживает» это решение. В зависимости от конкретной ситуации в банке возможно различное развитие событий. Если руководство банка по каким-либо причинам заинтересовано в выдаче кредита, то в этом случае залог может вырасти в цене, а если по клиенту «со стороны» у банка есть риск для формирования дополнительных резервов по выданному кредиту, то банкиры стремятся получить минимальную оценку залога. Так как банки в основном принимают отчеты об оценке только аккредитованных компаний, то получается, что деньги за отчет платит заемщик, а условия компании-оценщику диктует банк. И опять-таки в данной ситуации отчет об оценке лишь «обслуживает» решение руководства банка.

Прощай, независимая оценка?

Заместитель председателя правления Центробанка Василий Поздышев ранее публично признавал, что банки обеспокоены вопросом, по каким критериям Банк России будет оценивать залоги. Чиновник заверил, что регулятор будет применять федеральные стандарты оценки, параллельно отметив, что «8 отчетов из 10, которые попадают ко мне на стол от независимых оценщиков, не соответствуют федеральным стандартам оценки имущества». Вопрос качества оценки спорный даже среди специалистов. Проект Положения ЦБ не лишен противоречий, в частности, относительно методологии оценки.

– В п. 5.3 указывается, что суждение о стоимости предмета залога выносится на основании федеральных стандартов оценки. При этом в п. 5.5 указываются подходы, которыми руководствуется Банк России при вынесении суждения о стоимости в зависимости от вида имущества. Для каждого из видов имущества указывается лишь два подхода из трех, обязательных к применению в соответствии с ФСО. Причем выбор этих двух подходов неочевиден, – говорит генеральный директор «Гильдии экспертов Северо-Запада» Татьяна Молоканова, добавляя, что значительно возрастет неопределенность в работе оценщика, так как документ ЦБ напрямую не регулирует его деятельность. Но Центробанк будет этим документом руководствоваться при проведении процедуры экспертизы отчетов. На данный момент предлагаемое Положение не приведено в соответствие с общепринятым оценочным законодательством. При этом квалификационные требования к экспертам ЦБ – стаж работы, образование, сертификаты и т. д. – нигде не прописаны. Более того, законодательно не регламентирован порядок оспаривания их действий. Роль СРО оценщиков в данном документе не раскрывается, как и ситуация, когда мнения СРО и ЦБ относительно оценки не совпадут.

Также Банк России анонсировал создание единого информационного ресурса оценки залогов, пользоваться которым смогут кредитные организации (где, помимо реестра залогов, будет приведена и их оценка по мнению ЦБ).

– Данный информационный ресурс будет оказывать существенное давление на оценщика, что с большой вероятностью скажется на независимости его суждения, – отмечает Татьяна Молоканова. – Вместе с тем ориентиры – важные маркеры рынка, поэтому требования к качеству расчета этих показателей должны быть повышенные. Безусловно, они должны постоянно мониториться и обновляться. Также хотелось бы ожидать уточнения области их применения (регионально, по сегментам и т. д.). Данные инициативы направлены на снижение рисков банковской и финансовой системы в целом, что лишь косвенным образом затрагивает интересы оценочного сообщества, но не является целью регулятора, – завершает Татьяна Молоканова.

– Повышенное внимание регулятора к оценке залогов, вероятно, можно объяснить планами по «чистке» рынка оценочных компаний. Как следствие, мы ожидаем роста тарифов оценщиков. Не исключен сценарий формирования регулятором перечня аккредитованных компаний для работ с банками в рамках оценки залогового имущества, – выдвигает контраргумент Елизавета Минкевич.

Что в сухом остатке? С одной стороны, явных мошенников изменения действительно остановят – конечно, с той оговоркой, что фактор коррупции в проверяющих органах все-таки нельзя сбрасывать со счетов. С другой стороны, закрепляется опасный фундамент произвола, основанного на субъективном суждении проверяющего органа (оценка всегда субъективна, и могут быть аргументированно обоснованы совершенно разные суммы на один и тот же объект). Варианты обжалования мнения регулятора при этом не прописаны, роль СРО под вопросом.

Деньги

Залоговая стоимость имущества принимается равной ликвидационной рыночной стоимости при сроке экспозиции 180 дней

Если профессиональное суждение сотрудников ЦБ будет резко отличаться от текущей стоимости залогов банка, это может привести к плачевным последствиям для кредитной организации. Проще говоря: банку доначислили резервы, у него нарушились нормативы – а это одна из причин отзыва лицензии. И теперь от нее не застрахованы даже добропорядочные игроки. Вместе с тем большинство экспертов в банковском сообществе полагают, что для топовых банков ничего не изменится.

– Предлагаемые меры регулятора не приведут к радикальным изменениям в работе с обеспечением у крупных игроков, – говорит директор по работе с корпоративными клиентами Северо-Западного филиала Росбанка Светлана Линникова, выражая общее мнение.

– Скорее всего, ЦБ будет исследовать потенциально проблемные банки точечно, – согласен Руслан Мухаметшин.

Теоретически инициатива может обернуться вынужденным перераспределением клиентов между банками (в пользу госбанков за счет частных банков и банков с иностранным капиталом), так как подход ЦБ к проверкам может быть абсолютно различен.

Но все это станет ясно с введением в действие практики переоценки залогов. По мере накопления негативного опыта банки, не желающие иметь проблем с регулятором, будут перестраховываться и отказывать в финансировании (либо предоставлять недостаточное финансирование) даже добропорядочным заемщикам. Для клиентов банков в очередной раз усложнится доступ к кредитным ресурсам.

– Могут вырасти издержки в процессе взаимодействия с Центробанком: совместные выезды, пересылка документации и т. д., – замечает Александр Бактимиров. Не исключено, что издержки будут переложены на заемщиков.

Но главная опасность – возможная переоценка залогов производственных предприятий, связанная с ликвидностью имущества по срокам экспозиции. Это может полностью отбить охоту банков финансировать производство.

Какие еще варианты?

А можно ли при кредитовании обойтись без залогов?

– Вариант беззалогового кредитования возможен при условии хорошего финансового состояния компании, наличия поручительств компаний группы и конечного бенефициара бизнеса, а также в случае овердрафтного кредитования. Также возможно обеспечение по кредитной сделке в форме поручительства Фонда содействия кредитованию малого бизнеса. Важным критерием для получения беззалогового кредита является абсолютно прозрачный бизнес и понятный источник генерации прибыли, – говорит Алексей Кольчик, приводя в пример недавнюю сделку банка – кредит при обеспеченности основным залогом всего в 40% от суммы кредита.

– Овердрафт, формально являющийся кредитом, все же не является полноценным кредитным продуктом: коротки сроки предоставления средств, объем ограничен. Проектное финансирование также специфический продукт: это кредиты, связанные со строительством объектов недвижимости, производств, судов, модернизацией производства и т. п. Результаты исполнения проекта, как правило, в последующем передаются в залог. Получить деньги в оборотный капитал в таком формате, скорее всего, не получится, – добавляет Руслан Мухаметшин.

Для финансирования крупных долгосрочных проектов специально создан некоммерческий банк, выведенный из-под надзора ЦБ, – Внешэкономбанк. Его деятельность регулируется специальным законом № 82-ФЗ «О банке развития». В июне 2016 года наблюдательный совет в целом одобрил новую стратегию развития ВЭБ, реализация которой должна оказать значительное положительное влияние на российскую экономику.

– Мы сосредоточимся на развитии сегментов, которые наиболее важны для трансформации российской экономики и в которых мы можем сыграть ключевую роль, – инфраструктура, промышленность высоких переделов, проекты в высокотехнологичной сфере и экспорте, – указано в данной связи на сайте организации. По состоянию на 22 ноября 2016 года Внешэкономбанк посчитал, что ему потребуется около 150 млрд рублей для завершения начатых проектов в 2017–2018 годах. Сейчас в портфеле ВЭБа находится 21 проект, профинансированный на 80–85%. Запуск всех этих проектов даст прирост 0,2–0,3% ВВП. Но что делать основной массе предприятий, нуждающихся в финансировании? Вопрос пока открыт.

Татьяна Макурова

В печатной версии название статьи — «С двойным дном» (журнал «Управление бизнесом», № 33, декабрь, 2016 г.)

Похожие сообщения

Комментарии закрыты.

Наверх