Леонид Гарбар. Возрождающий историю

Дата Мар 6, 12 • Нет комментариев

О секретах успеха и хорошей кухни Ресторанный холдинг «Свои в городе» был создан в 2006 году, тогда же открылся его первый ресторан «Строганов Стейк Хаус». Кризис не помешал...
Pin It

Главная » Журнал "Управление Бизнесом" №4, Тренды » Леонид Гарбар. Возрождающий историю

О секретах успеха и хорошей кухни

Ресторанный холдинг «Свои в городе» был создан в 2006 году, тогда же открылся его первый ресторан «Строганов Стейк Хаус». Кризис не помешал развиваться и открывать новые объекты. Сейчас в холдинг, в частности, входит ресторан «Русская рюмочная № 1» и «Музей русской водки». Среди посетителей «Строганов Стейк Хаус» — Антонио Бандерас, Курт Рассел, Голди Хоун.

Основа успеха – четкая концепция предприятий, считает совладелец и управляющий ресторанами холдинга «Свои в городе» Леонид Гарбар.

Жаль, утрачена преемственность, что-то потеряно безвозвратно, но что-то еще можно спасти, и надо пытаться это сделать.

— Успех для «Строганов Стейк-Хауса» это — монопродукты. У нас нет таких модных трендов, как, например, суши. Только классическое меню стейк-хауса с небольшим добавлением блюд русской кухни. Такие рестораны, как правило, выживают. Хотя, конечно, острота кризисной ситуации чувствовалась. Сразу стало меньше корпоративов. Были случаи, когда компании, которым до кризиса празднование у нас Нового года оплачивали их организаций, приходили и просили организовать праздник уже на свои деньги. Мы старались проявить максимум гибкости, и в итоге они оказывались в числе гостей…

Управляющий ресторанами холдинга "Свои в городе" Леонид Гарбар

Управляющий ресторанами холдинга
«Свои в городе» Леонид Гарбар

Кроме того, следим за соблюдением принципа – цена должна соответствовать качеству. Например, у нас есть вино под брендом Игоря Ларионова. Я не увлекаюсь хоккеем, но Ларионов мне симпатичен как человек. Так вот, это вино мы предлагаем с наценкой в 2 раза против закупочной цены. Когда он увидел эту цену в карте вин, она ему понравилась, потому что соответствует той, по которой его вино предлагают в Штатах. Я убежден, что прибыль нужно получать с оборота. Правда, мои поставщики не всегда это понимают. Например, подорожали отечественные огурцы, потому что подорожала нефть. Не понимаю, какое отношение она имеет к огурцам? Но в таком случае и я вынужден поднимать цену.

  • У Вас приветливо, хорошо обученный персонал. Как добиваетесь этого?

— Повторение – мать учения. Правда, иногда люди, обучившись, уходят, потому что где-то им пообещали больше денег. Бывает, их обманывают, и они хотят вернуться. Но я обратно не принимаю, ведь однажды соблазнившись посулами, человек сделает это еще. Исключения бывают редко, когда за человека просит весь ресторан.

  • Как родилось название«Свои в городе»?

— Хочется, чтобы коллектив состоял из единомышленников, был семьей. Самую яркую, эффективную и сплоченную команду, удалось создать в 95 году, когда я открывал комплекс «Премьер». Тогда было легко отбирать персонал — прежняя система образования еще сказывалась, приходили грамотные люди. В 2002 году, во время открытия «Палкина», уже начались сложности. А с 2006 года, когда открывались «Строганов Стейк Хаус» и другие проекты, стало совсем тяжело, потому что стали приходить невежественные люди, имеющие неимоверные амбиции и притязания. Беда в том, что исчезла преемственность. Был такой период, когда принимали на работу без опыта, пусть и приобретенного еще в советском общепите. Ведь и в той системе общественного питания было не все плохо, просто надо организовать работу так, чтобы использовать только положительный опыт. В наших ресторанах устоявшийся коллектив, команда. Есть люди, которые идут за мной из проекта в проект. На них я могу по-настоящему положиться. Обычно я задаю тон, но решения пытаюсь принимать, обсудив в коллективе.

  • Что главное в руководстве рестораном?

-В сервисе хорошо работает поговорка «кот из дома – мыши в пляс». Здесь требуется постоянный контроль. Порой люди не замечают мелочей. Иногда доходит до смешного. Спрашиваю, почему я вижу, что лампочка перегорела, а вы нет? Отвечают, так Вы же – Леонид Петрович. Словом, пока я прихожу в ресторан и смотрю на все глазами требовательного гостя, персонал работает нормально. Приди я как директор, моим подчиненным станет легко, потому что основной их задачей будет угодить мне, но посетителям в таком случае станет неуютно, потому что упадет качество обслуживания.

  • До «Своих в городе» Вы работали в качестве наемного менеджера. Есть ли разница между управлением собственным предприятием и чужим? 

— Я не совсем настоящий бизнесмен. Для меня бизнес больше, чем просто дело, которое приносит деньги. Поэтому чужой бизнес я всегда выстраивал так, чтобы он успешно работал. И управлял им так же, как сейчас управляю своим.

Мой последний проект, в котором я участвовал в качестве наемного менеджера – ресторан «ПалкинЪ» существует и поныне. Я создавал его в течение 8 лет, сознавая, что это – ресторан на моем любимом Невском проспекте, на котором я вырос. К сожалению, сейчас Невский утратил былое величие, потому что предприниматели, работающие там и зарабатывающие там деньги, ничего не делают для него, даже элементарных вещей — подмести тротуар около своего предприятия, вымыть дверь своего офиса. О каком переустройстве общества можно говорить в таком случае?

  • Как пришли в ресторанный бизнес? 

-Случайно. Я был заместителем директора по технической части кинотеатра «Титан», когда в связи с созданием там казино встал вопрос, как разделить на зоны фойе кинотеатра. Курируя там ремонт, я отвез одного из его организаторов в Дом архитектора посмотреть интерьеры. В итоге казино «Премьер» оформили в классическом стиле. Занимался этим архитектор Григорий Михайлов, который до этого восстанавливал Дворец Меньшикова и Эрмитажный театр. Ремонт закончился, и мне предложили стать директором казино, а заодно и ресторана при нем. К тому времени у меня уже была мечта возродить ресторан «Палкинъ». Осуществил я ее в 2002 году.

  • Откуда мечта появилась?

— Когда в 1987 году я пришел работать в «Титан», там в фойе была выставка, посвященная истории здания. На стенде я увидел 3 фотографии «Палкина», они запали в душу. А потом, наверное, дух Палкина начал помогать. Это может показаться странным, но мистика присутствовала во многом. Например, уже будучи директором казино, я безуспешно в течение 6 лет искал меню старого ресторана «Палкинъ». Тех, кто участвовал в его возрождении, приняли в Международную Ассоциацию гастрономов Confrerie de la Chaine de Rotisseurs. Созданная в 1248 году сегодня Ассоциация насчитывает 40 тысяч человек в 65 странах мира. По этому поводу в ресторане готовился торжественный обед, и, естественно, хотелось сделать те блюда, которые подавались в дореволюционном «Палкине». Наш шеф-повар предложил среди прочих и неизвестные в России (как мне тогда казалось) блюда французской кухни тех лет. Он настоял на своем и оказался прав — через какое-то время после этого обеда в ресторане появился человек и предложил купить настоящее старинное меню «Палкина». Естественно, я купил. Представьте, оказалось, что оно примерно на 60 процентов состояло из тех блюд, которые интуитивно выбрал шеф-повар!

Еще одно совпадение. Современный «Палкинъ» находится в апартаментах его дореволюционного владельца Константина Палкина. В 1996 году, когда мы расширяли казино и проектировали фойе, было странное ощущение — смотришь на план, и в одном из углов, куда даже коммуникации не подведены, хочется поставить бар. Мы его и установили, сделав еще две полукруглых диванных зоны. А года через четыре из петергофского музея нам привезли две исторические фотографии этой части фойе. На месте, где мы определили бар, стоял буфет, такой же белый с такими же виньетками, как наш бар! И зоны такие же, только вместо диванов — венские стулья. Те же пальмы, все очень похоже…

  • Леонид Петрович, у Вас за плечами кинотехникум, Ленинградский международный институт менеджмента, Высшая школа экономики, а откуда опыт ресторатора?

-Дошел эмпирически. Очень люблю путешествовать по всему миру — это и Европа, и Нью-Йорк, и Мексика. Везде, где бываю, смотрю, наблюдаю. Например, увидел, как в Париже официант специальным скребком убирает крошки со стола — красиво, просто виртуозно! Купил скребки, привез, раздал своим официантам. У нас не пошло – убирали примитивно. Сказалась разница в отношении к делу. Там человек может 40 лет проработать официантом и гордиться этим, любит свою работу и творчески относится к ней. Здесь же эта профессия расценивается, как что-то временное. Хотя и у нас встречаются неординарные люди. Вот случай: в московском ресторане на один стол была заказана кулебяка, на другой – расстегай. Оба блюда вынесли под колпаками. Уставший официант ставит на стол расстегай и говорит: «Ваша кулебяка». За столом – нарастающий протест: мы это не заказывали! Он понимает, что оговорился, делает пассы руками над блюдом: «Крекс, фекс, пекс! Пожалуйста, ваш расстегай!». За столом все легли, сто долларов на чай и лучшие отзывы о ресторане. Но для этого надо любить свою профессию.

И совсем необязательно, что из хорошего официанта может вырасти хороший метрдотель. У человека могут быть коммуникативные способности и не быть дара управленца. Если руководитель этого не видит, он потеряет хорошего официанта и не приобретет метрдотеля.

Ресторан «Русская рюмочная № 1»

Ресторан «Русская рюмочная № 1»

  • В ваших ресторанах отличная кухня. Есть секреты?

— Здесь важен комплексный подход. Нельзя приготовить хорошее блюдо из продуктов плохого качества. Кроме того, необходимо соблюдать технологию. Для достижения хорошего результата очень важно у повара убрать творческое начало, как бы парадоксально это ни звучало. Я говорю о классических ресторанах, к которым относится и «Строганов Стейк Хаус». Здесь стабильность – признак высшего мастерства, и повар не может отступать от изначально утвержденного рецепта. Блюдо должно иметь одинаковый вкус на протяжении всех лет, пока оно подается в ресторане. Именно это и поощряется, а не стремление сделать как лучше.

Если говорить о поставках продуктов, мясо используем американское. Но поставки в основном из Москвы. Пытался работать с питерскими поставщиками, получается далеко не со всеми — ответственности нет. Могут сорвать поставку, или нарушить температурный режим. Скажем, привезти мясо в фургоне, где вместо плюс 3 — плюс 16, и при этом удивляться, почему мы его не принимаем.

  • Для успеха в бизнесе требуются какие-то особые черты характера, знания?

— Надо любить то, чем занимаешься, и знать. Конечно, невозможно знать все. Я, когда организовывал «Строганов Стейк Хаус», имел о мясе небольшое представление. Пригласил специалистов. Очень важно не жадничать на хороших консультантах. Чем больше отдашь, тем больше вернется. Ну и, конечно, надо быть честным: «прибыль поверх всего, а порядочность поверх прибыли». Эту поговорку я услышал от Анатолия Павловича Злобина, бывшего начальника Управления торговли Ленинграда, очень хорошего бизнесмена, настоящего хозяйственника.

  • Кто в основном Ваши клиенты?

-Чиновники, бизнесмены. Очень много иностранцев, живущих в Петербурге. Американцам здесь нравится, у нас питается все американское консульство. Это значит, что ресторан соответствует мировому уровню по качеству обслуживания, еды, по ценам и безопасности. Многие приносят старинные фотографии, дарят, мы их вешаем на стены в зале.

  • В Ваших ресторанах нестандартные, продуманные интерьеры. Не боялись вкладывать в ремонт арендуемых помещений?

— Мы начинали этот бизнес втроем: я, Алексей Носков (член Санкт-Петербургской коллегии адвокатов) и Дмитрий Месхиев (заслуженный деятель искусств России). Идеи по созданию интерьеров были общими. Я, например, очень хотел вращающуюся входную дверь в «Строганов Стейк Хаусе». Теперь она, можно сказать, стала визитной карточкой ресторана. А вообще, чтобы сохранить тепло, такие двери до революции ставили практически во всех общественных заведениях…

Нам удалось найти хороших дизайнеров, которые слышат пожелания заказчика. Мы поставили им задачу оформить «Строганов Стейк Хаус» так, чтобы создавалось впечатление, что ресторан здесь был всегда, и сейчас он всего лишь открылся после ремонта. Думаю, у них это получилось.

Фотографии на стенах в основном появились благодаря моему приятелю карикатуристу Вячеславу Шилову. Тематику каждого зала мы обсуждали вместе, дальше он действовал самостоятельно. Он же оформлял и «Русскую рюмочную № 1».

«Строганов Стейк Хаус» расположен в помещении бывшей конюшни — здесь не было ни коммуникаций, ни вентиляции. Если учесть, что он занимает 1200 квадратных метров, риск не отбить вложения был, но в итоге опасения не оправдались.

  • Как в составе «Русской рюмочной № 1» появился Музей русской водки?

кухня строганов стейк хаус-Когда открывали «Строганов Стейк Хаус», была идея разместить на его территории еще и русский ресторан. Потом поняли, что будет тяжело организационно совместить два направления на одной кухне. Но, когда рядом появилось свободное помещение, мы и открыли в нем русский ресторан. Сейчас в «Русской рюмочной» можно попробовать 220 сортов водки. Музей русской водки находился в доме напротив. После реконструкции этого здания музей закрылся, и часть его коллекции перешла к нам. Так было положено начало нашему Музею русской водки. Много экспонатов нам дарят, много удается найти у антикваров. Есть даже нераспечатанная бутылка с немецким вином Музей русской водки1826 года, я нашел ее в одном из антикварных магазинов.

  • Русская рюмочная имеет узко ограниченный ассортимент. Не пробовали его расширить?

-Нет. Если пойти по этому пути, ничего хорошего не получишь. Будет Гранд кафе с многоруким и многоголовым поваром, который должен знать все кухни мира, в том числе и тандыр, и каши, и щи, и суши.

  • Вы не любите суши?

-Суши я люблю. Дело не в этом. Не так давно на Невском неподалеку друг от друга находились пять суши-баров. Поставьте себя на место иностранца, приехавшего в город: «Суши — это ваше национальное блюдо?»

  • А какое, кстати, Ваше любимое блюдо?

— Гречневая каша и черный хлеб с молоком.

  • Вы родом из..?

— Я родился в Кронштадте. Через три года родители переехали в Ленинград. Помню, как сидел на Невском на вещах. Была комната в одиннадцатикомнатной коммуналке. Окно выходило на Невский. Было шумно, но не было столько пыли и грязи, как сейчас.

  • Леонид Петрович, кроме того, что Вы – член Международной Ассоциации гастрономов Confrerie de la Chaine de Rotisseurs, Вы еще и рыцарь Ордена Тестевин Confrerie des Chevaliers du Tastevin (Бургундия, Франция) и Командор Бордосской Командерии (Бордо, Франция). Два последних звания так же серьезны, как и членство в Confrerie de la Chaine de Rotisseurs?

— Для ресторатора – да. Все это помогает составить определенное представление о нем в ресторанном мировом сообществе. Меня туда принимали, как человека, который возродил ресторан «Палкинъ». И сейчас я возглавляю гильдию Confrerie de la Chaine de Rotisseurs Петербурга.

  • Вас можно назвать счастливым человеком?

-Пожалуй, да. Мои мечты сбылись — удалось возродить «Палкинъ», открыть собственный ресторан.

  • Мечты на этом не иссякли?

— Конечно, нет. Жаль, денег нет, а так бы вернул «Вену», «Медведь», «Данон», «Дюма»… Посмотришь на фотографии их залов и понимаешь, насколько они были необычны, сейчас таких нет.

  • Откуда такая увлеченность историей?

— Я в юности хотел стать историком. И тогда, и сейчас это не было интересом к науке, скорее — к самой истории, тому, что было. Жаль, что утрачена преемственность, что-то потеряно безвозвратно, но что-то еще можно спасти, и надо пытаться это сделать.

  • А в Вашей семье будет преемственность, есть, кому продолжить дело?

— Есть. Правда, наследнику еще только 10 лет. Но вкус у него уже воспитан. Если говорит невкусно, значит, так и есть.

Беседовала Галина Несвит

Похожие сообщения

Добавить комментарий

Наверх
X