Новые геоориентиры. Сланцевый прорыв.

Дата Мар 6, 12 • Нет комментариев

Сланцевый прорыв: конец глобального рынка углеводородов или опять пузырь? В разработку месторождений сланцевого газа свои инвестиции направляют главные игроки...
Pin It

Главная » Банки и Финансы, Журнал "Управление Бизнесом" №4 » Новые геоориентиры. Сланцевый прорыв.

Сланцевый прорыв: конец глобального рынка углеводородов или опять пузырь?

В разработку месторождений сланцевого газа свои инвестиции направляют главные игроки нефтегазодобывающего рынка. Уже сегодня «сланцевый фактор» влияет на цену газа и развитие его инфраструктуры. Вместе с этим высказываются опасения, что в США надувается очередной «мыльный пузырь» — ожидания от сланцевого бума сильно завышены.

Доигрались

Сланец – повсеместно распространенная осадочная порода, содержащая органические вещества. Эта порода может выступать как материнская нефтегазовая порода и как  коллектор. Сланцевый газ является природным газом и в основном состоит из метана (CH4).

Считается, что первая добыча сланцевого газа была предпринята в 1821 году в США. Однако до сланцевого бума мир дорос только через два столетия – после перехода на технологию горизонтального бурения и освоения метода гидроразрыва пластов. В 2009 году Россия лишилась пальмы первенства как крупнейшего газодобытчика. Им стали США. Прорыв состоялся, благодаря быстрому росту промышленной добычи сланцевого газа. Вместе с тем на глобальном рынке углеводородов стали происходить кардинальные изменения — цены поползли вниз, долгосрочные контракты стали пересматриваться, странам  газового ОПЕК грозят демонополизацией.

Сланцевыми проектами активно занимаются крупнейшие нефтегазовые компании: ExxonMobil (бурит в Германии и Венгрии), Shell (в Швеции, Украине, Польше, Германии), ConocoPhillips, Chevron и Marathon (в Польше). Европейские компании — Total, British Petroleum, Eni и StatoilHydro — купили доли в американских сланцевых проектах и намерены набраться там опыта.

Инвестирование в новые технологии газодобычи подхлестнул финансовый кризис, а также политика монополистов. В зимний период 2006 — 2007 гг. в результате разногласий с Украиной прерывались поставки российского газа, потребителей Западной Европе оставили без топлива. Зимой 2011-2012 гг. в пик морозов история повторилась.

Козырная карта

На счастье европейцев мировой экономический кризис совпал со «сланцевой революцией» в США — Америка почти отказалась от ввоза сжиженного природного газа (СПГ) с Ближнего Востока. Весь этот поток переориентировался на Старый Свет. Появление излишков сразу сказалось на секторе газа, он  стал обретать рыночные черты, цены на спотовом рынке (торговля по текущим ценам) поползла вниз.

Уже в обозримом будущем рынок газа и даже нефти перестанет быть глобальным, а станет похожим на рынок угля (где на мировой рынок приходится 10—12%), прогнозируют эксперты.

Месторождения традиционного природного газа распределены по миру очень неравномерно. К основным поставщикам природного газа относятся несколько стран: Россия (вернувшая лидерство в 2010 г.), США, Канада, Алжир, Иран, страны Персидского залива, Туркмения, Азербайджан и Казахстан.

Сланцы же встречаются на всех континентах, практически в любой стране, но залежи газа в них различаются по объемам, доступности и качеству .

В 2011 году Институт Бейкера опубликовал доклад «Сланцевый газ и национальная безопасность США». В документа говорится, что масштабное освоение залежей сланцевого газа позволит стране превратиться из импортера в экспортера газа, ослабить влияние России, Венесуэлы и Ирана, лишив их «энергетического козыря», а также — укрепить экономическое и геополитическое положение Штатов.

В ближайшие годы в Америке может начаться возрождение тяжелых энергоемких производств (алюминия, стали), прогнозируют эксперты.

PFC Energy подсчитала, что к 2020 году США станут мировым лидером по суммарной добыче нефти, газа и жидких газовых фракций.

Как бы там ни было, благодаря «сланцевому фактору» в США и Европе уже подешевели электроэнергия, тепло для промышленных предприятий, нефтехимическое сырье. Все это повысило конкурентоспособность их производств, обращают внимание аналитики.

А в России картина обратная — цена на газ, электроэнергию, тепло стремительно растет.

Гипотетическая свобода

В ХМАО добывается в 2 раза больше нефти, чем в Кувейте, но дебит нефти на одну скважину в России в 20 раз ниже

Мир бурно обсуждает «сланцевый прорыв», страны мечтают, как они будут жить в свободном от монополистов мире. Благостную картину постреволюционную картину омрачает зыбкость прогнозных расчетов и правда жизни – быстрое истощение залежей сланцевого газа, крайне нестабильная рентабельность добычи и экологические риски.

Есть региональные проблемы. Так в Китае — это дефицит водных ресурсов. Правда, к положительным особенностям Поднебесной можно отнести способность быстро сплачиваться вокруг национальной идей. Министерство энергетики Китая уже отчиталось о плане «Двенадцатой Пятилетки», включающего развитие инфраструктуры добычи сланцевого газа.

Густонаселенность Европы и ее насыщенность разного рода коммуникациями усиливают фактор экологических проблем.

Эксперты признают, что точных цифр по реальным и прогнозным запасам нет. Зарубежные аналитики опираются  в своих расчетах на алгоритм десятилетней давности, предложенный Г.-Х. Рогнером, но он сам называл свои цифры спекулятивными.

Рентабельность добычи зависит от доступности запасов, развития технологий, текущих цен на углеводороды. К тому же спорным является вопрос происхождения сланцевого газа, а значит и возобновляемости его запасов.

В итоге разброс прогнозов расходится в несколько раз по разным версиям, они могут легко измениться на порядок даже по версии одного источника.

По оценкам МАГАТЭ запасы газа в мире составляют 24 060 трлн. куб. м, в том числе сланцевого газа — почти 500 трлн. куб. м (2%). При этом на разведанные запасы (то есть более менее достоверные) приходится 0,7%.

С ценой вопроса дела обстоят еще туманнее, чем с запасами. В Штатах себестоимость добычи сланцевого газа по разным источникам колеблется в диапазоне: от $80 до 320 за 1 тыс. м3. Традиционный газ достается России по цене от $3 до 50. Казалось бы, вывод очевиден. Но при этом не оговариваются затраты на геологическую разведку, транспортировку, хранение — все это не в пользу России.

С другой стороны, сланцевые месторождения имеют геологические особенности, требуют индивидуального подхода к эксплуатации. На затраты также влияют геохимические параметры залежи, поэтому заранее трудно прогнозировать коэффициент газоотдачи и себестоимость, обращает внимание член-корреспондент РАЕН, доцент кафедры ГРМПИ СПб горного университета Владимир Арчегов.

В США, чьи достижения все примеряют на себя, стимулирующими и преимущественными факторами являются: поддержка государства, высокая степень геологической изученности страны, а также техническая оснащенность (на Штаты приходится половина буровых установок в мире!) и огромный опыт. Это кардинально отличает США от любой другой страны.

Плохую службу сослужит и чрезвычайная политизация вопроса себестоимости добычи.

По расчетам специалистов «Газпрома», себестоимость добычи сланцевого газа в Европе будет в 2 раза выше, чем в США.

Очередной пузырь?

Первым диссонансом в сланцевой эйфории стали публикации геолога из Техаса Арта Бармена в журнале World Oil. Он пришел к выводу, что действительные затраты на разработку залежей в несколько раз выше, чем о них сообщают компании.

Главный редактор, опубликовавший его расследование, был уволен по настоянию «двух хьюстонских газовых компаний».  Одна из «двух хьюстонских газовых компаний» —  Petrohawk Energy, сообщил А. Бармен в своем блоге.

Позднее появились и официальные документы, подтверждающие догадки А.Бармена. В 2010 году Министерство энергетики США признало, что действительно цифры по добыче в стране завышались.

Внутренний документ EIA, просочившийся в СМИ, также указывал на то, что компании переоценивают прибыльность скважин, ориентируясь на лучшие скважины и используя наиболее оптимистичные модели их продуктивности, а свои предположения строят на ограниченных данных.

Геолог опубликовал свое «открытие» на пике бума – в 2009 году, а уже в 2010-2011 гг. в связи с падением цен на газ часть разрабатываемых в США сланцевых месторождений стала нерентабельной.

Президент Московского горного университета Лев Пучков убежден, что американцы раздувают очередной «мыльный пузырь», как они сделали это с добычей углеметана во второй половине 90-х годов. После его сдувания, напомнил ученый, произошел провал газовой промышленности США.

С ним солидарен Владимир Арчегов.

— Считаю, что успехи в добыче и снижении себестоимости сланцевого газа сильно раздуты. Может получиться так что через 5-10 лет будет обвал в добыче сланцевого газа, и страны вернутся к добыче традиционного газа. Тема очень сильно политизирована, много спекуляции вокруг этого. Американский сланцевый прорыв требует тщательного изучения, на слово добывающим компаниям верить нельзя, — поделился член-корреспондент РАЕН своими сомнениями с журналом «Управление бизнесом».

Экологический фактор

Добыча сланцевого газа методом гидроразрывов пластов (ГРП) сталкивается с серьезными экологическими ограничениями ввиду большого охвата площадей и значительного и интенсивного нарушения целостности недр.

Для одного гидроразрыва требуется от 1000 до 7500 тонн воды, примерно 30—50 % которой остается под землей. Если в пласте осталось 1200 т воды с песком, то земная поверхность площадью 64 га (зона дренирования скважины) за год (после 3х, ГРП) поднимется на 6,6 мм, за 5 лет — на 3,3 см, а при сетке 16 га/скв. — на 13,2 см, подсчитали специалисты Института экономики и организации промышленного производства сибирского отделения РАН. Эти процессы будут концентрироваться вдоль горизонтального ствола и начала трещин разрыва. На других же участках может происходить оседание пород за счет изъятия метанового газа. В результате могут произойти техногенные подвижки различных участков пласта размером в десятки сантиметров. Возможные последствия таких процессов — мощные оползни в расположенных выше глинистых отложениях.

Снижение давления в неглубоко залегающих пластах постепенно приводит к перераспределению в них напряжений, подвижкам и даже техногенным землетрясениям силой 2—3 балла.

Однако главной экологической проблемой является даже не просадка пород, а загрязнение водоносных пластов. В плотных скальных породах развитие трещин разрыва очень сильно зависит от естественной трещиноватости. Трещины разрыва (их длина достигает 150 м) могут распространяться в вышележащие пласты. Более того, эти операции почти всегда сопровождаются притоком посторонних вод из вышележащих горизонтов. В случае газовой залежи будет происходить либо загрязнение подземных вод закачиваемой жидкостью (для 1 операции ГРП используется 80-300 тонн химической смеси, в состав которой может входить до 85 токсичных веществ), либо поступление в них сланцевого газа, который обнаружится в артезианских скважинах.

В США первыми мораторий на извлечение газа из сланцев ввели власти штата Нью-Йорк (в конце 2010 года). Летом 2011 Франция стала первой страной, практически заблокировавшей добычу сланцевого газа — Сенат проголосовал за запрет метода ГРП. Мораторий введен на землях Нижняя Саксония и Северный Рейн-Вестфалия в ФРГ.

Государствообразующий фактор

Руководство «Газпрома» долго отрицало сланцевый фактор, списывая спад продаж на кризис. Год назад компания намеревалась поправить свои дела за счет аварии АЭС в Японии («Фукусима»), рассчитывала на рост спроса как на Востоке, так и на Западе. Но «сланцевый фактор» сказал свое веское слово — условия долгосрочных контрактов приходится пересматривать во всех направлениях.

Если в отношении Европы есть надежды на то, что разработка сланцевого газа будет ограничена по экологическими требованиями, то в Китае таких проблем не будет. «Газпром» все еще планирует проложить в Поднебесной 2 газопровода — из Западной и из Восточной Сибири, но переговоры уже идут с учетом «сланцевого фактора».

Газ дешевеет, колеблются цены на нефть, в связи с этим в ближайшие годы Россию ждет дефицитный бюджет

Газпром вынужден отложить разработку нескольких газовых месторождений – Штокманского (оно было ориентировано прежде всего на рынок сжиженного природного газа и на экспорт в США) и Бованенковского, законсервировать Ковыктинское месторождение в Иркутской области.

Ряд экспертов высказывает опасение, что магистраль «Северный поток» будет испытывать сбытовые трудности, а точка возврата уйдет в дальнюю перспективу. Строить в складывающихся условиях «Южный поток» — разорительно, как и в целом развивать трубопроводную сеть.

Президент Института энергетики и финансов (Москва) Владимир Фейгин не разделяет этих опасений.

— «Северный поток» в значительной мере обеспечен долгосрочными контрактами, заявил он журналу «Управление бизнесом».

Эксперт спокоен и за судьбу «Южного потока», который призван наряду с развитием газоснабжения региона обеспечить гарантии доставки энергоресурса в условиях нестабильности транзита через Украину.

 ‡Запасы сланцевого газа в мире по версии Управления информации по энергетике США (Energy Information Administration),        §ž  ‡   ¡ ›© (Energy Information Administration)

 ‡Запасы сланцевого газа в мире по версии Управления информации по энергетике США
(Energy Information Administration)  

Труба дело

Серьезной проблемой «Газпрома» и, в связи с этим всей экономики России, является неконкурентоспособность нефтегазовой отрасли. За последние 7 лет себестоимость добычи 1 тонны нефти увеличилась почти в 2 раза с $25-28 до $50-55.

— В Ханты-Мансийском АО добывается в 2 раза больше нефти, чем в Кувейте, но среднесуточный дебит нефти на одну скважину у нас в 20 раз ниже. Это очевидно, что даже при высоких ценах на нефть на мировом рынке важнее снижать себестоимость добычи, а не увеличивать ее объемы при низкой рентабельности работ, — считает канд. г.-м.н. Владимир Мегеря.

По мнению эксперта, снижение экономических показателей в нефтегазовой отрасли и в мире, и в России обусловлено не столько уменьшением инвестиций, сколько устаревшими концепциями о структуре нефтяных и газовых полей. Такие подходы не только снижают рентабельность добычи, но и значительно увеличивают экологическое загрязнение, не противостоят участившейся в последнее время аварийности на скважинах.

— Стратегия «Газпрома» слишком сильно сконцентрирована на трубопроводном направлении. Необходимо внедрять новые технологии в добыче и переработке газа, нужно срочно ликвидировать отставание на рынке СПГ, — убежден ведущий аналитик Института энергетики и финансов Николай Иванов.

Глава Сбербанка Герман Греф настаивает — Россия должна вернуться к вопросу демонополизации нефтегазового сектора.

«То, куда мы пошли в энергетике, создает колоссальные системные риски для экономики, куда мы движемся в газовом секторе, вызывает страх. Мы все еще пытаемся строить трубопроводы и охранять монополию на добычу» , — заявил он в январе 2012 г. на Гайдаровский форуме.

Газ – один из основных наполнители бюджета России — дешевеет, колеблются цены на нефть. В связи с этим в ближайшие годы страну ждет дефицитный бюджет. И это — еще консервативный сценарий. Опасения у экспертов вызывает и ситуация, которая сложится в российской экономике после выборов президента — в середине и конце 2012 года.

Если тенденции на рынке труда сохранятся, то в России к 2025 году в основном останется «персонал трубы» и сфера обслуживания, такие выводы можно сделать  из прогнозов Института народнохозяйственного прогнозирования РАН

 Ирина Кравцова

 

Комментарии

Ведущий аналитик Института энергетики и финансов Николай Иванов (Москва):

— В США открыли еще один секрет рентабельности – попутная добыча жидких фракций газа. Похоже, именно «жидкая составляющая» будет определять приоритеты: Америка раскручивает идею строительства заводов по переработке сланцевого газа в жидкое моторное топливо (дизель и авиационный керосин).

На смену сланцевой газовой революции идет сланцевая нефтяная. Технологии добычи сланцевого газа оказались эффективными и для добычи сланцевой нефти. В результате залежи, которые раньше считались бесперспективными, одна за другой обретают статус многообещающих месторождений. Такое уже произошло с Bakken Shale.

В ноябре 2011 г. компания Anadarko Oil заявила о результатах своих оценок формации Niobrara залежи WattenbergField (Колорадо). Речь может идти об открытии нового крупного месторождения нефти с запасами от от 500 млн баррелей. 

Сланцевая нефть в США обладает преимуществом перед сланцевым газом – она имеет более высокую рыночную цену. Согласно отчету одного из ведущих игроков на рынке американского сланцевого газа — компании Chesapeake Energy, жидкие фракции газа составляют 17% добычи компании, а приносят 40% выручки.

Условия для сланцевого бума могут повториться в Китае. Эта страна является драйвером мирового экономического роста и обеспечивает основной прирост спроса на энергоресурсы. Она активно развивает альтернативы импортным поставкам нефти и газа – от переработки угля в моторное топливо до возобновляемой энергетики. Сланец там есть, инвестиционный климат благоприятствует, государство содействует, местный бизнес не дремлет, технологии – не проблема перенять у Америки.

Андрей Коржубаев, д.э.н., академик РАЕН, завотделом Института экономики и организации промышленного производства СО РАН (Новосибирск):

По нашим прогнозам добыча сланцевого газа к 2030 г. может достичь 300 млрд куб. м (6 % от суммарной добычи газа). Крупнейшими экспортерами будут: США, Канада, в Европе основная добыча будет сосредоточена в Польше, Украине, Германии, в АТР – в Китае и Австралии.

Добыча сланцевого газа оказала влияние на американский и международные газовые рынки в части переориентации определенных, но не критических объемов СПГ с атлантического побережья США. Это в 2009-2010 гг. стало одним из факторов снижения цен в сегменте физических продаж. Глобального и фундаментального влияния на рынок сланцевый газ не оказал.

Сланцевый газ проигрывает традиционному природному по всем техническим и экономическим показателям кроме расстояния транспортировки и, в определенных случаях, природно-климатическим условиям. Его добыча позволяет решить проблемы локального газообеспечения в течение ограниченного времени: не более 15-17 лет.

Оптимистические оценки ресурсов для Европы и АТР давались на основе геологических аналогий с северноамериканскими бассейнами, но они пока не подтверждены результатами реальных геологоразведочных работ. Более того, проведенные в последние 1-2 года геофизические исследования и буровые работы показывают ухудшение результатов по сравнению с первоначальными ожиданиями.

Специфика конкретных залежей требует настройки параметров бурения. С учетом особенностей добычи сланцевого газа в ближайшие годы продолжится бум, а падение его производства на существующих проектах может начаться уже через 5—7 лет и будет обвальным, что в конечном счете приведет к резкому увеличению стоимости газа в структуре относительных энергетических цен.

Похожие сообщения

Добавить комментарий

Наверх
X