Сергей Снежкин. Кино-такая икебана….

Дата Дек 7, 11 • Нет комментариев

Творческому человеку сложно независимо от того, какое время на дворе Предугадать, предсказать реакцию зрителя, запланировать успех – невозможно, однако у любой, даже самой...
Pin It

Главная » Журнал "Управление Бизнесом" №7, Культура и искусство, Наши спикеры, Тренды » Сергей Снежкин. Кино-такая икебана….

Творческому человеку сложно независимо от того, какое время на дворе

Предугадать, предсказать реакцию зрителя, запланировать успех – невозможно, однако у любой, даже самой бездарной картины всегда будут свои поклонники. Такова природа, магия кино, считает Сергей Снежкин – успешный и известный в стране режиссер, Заслуженный деятель искусств России, Народный артист РФ.

  • Сергей Олегович, для начала, что сейчас происходит на «Ленфильме»?

-То, что и должно происходить, началась работа по реанимации студии.

Сейчас к руководству «Ленфильмом» приступили профессионалы. И честные люди, подчеркиваю, честные! Совет директоров возглавил Федор Бондарчук, генеральным директором назначен Эдуард Пичугин. В Совет как полагается по Закону «Об акционерном обществе» вошли представители двух Министерств — культуры и Росимущества, от «Ленфильма» — продюсер Сергей Сельянов, режиссеры Александр Сокуров, Алексей Герман – младший. Позже Сокуров из состава Совета вышел.

  • Известно, что вы один из разработчиков Концепции развития «Ленфильма», расскажите об основных ее направлениях. Каким путем пойдет возрождение?

-Я ничего не разрабатывал. Это громко сказано. Скорее был, что называется, говорящим дятлом, озвучивал программу действий. Не вижу смысла сейчас обсуждать ее содержание. Это толстенный том, в котором прописаны стратегия и тактика по возрождению «Ленфильма». Что делать, когда не осталось ни одного осветительного прибора, ни одной камеры? Полностью переоборудовать студию для начала.

У нынешнего руководства есть репутация, абсолютно четкий, осмысленный план, под который банки дадут кредит на дальнейшее развитие кинопроизводства. А кино, при всех нюансах, прежде всего, развлекательная индустрия. До войны киностудии, как известно, назывались фабриками. Кинофабрика «Мосфильм», «Ленфильм» и т.д.

  • Как вы считаете, государство должно инвестировать в киноиндустрию?

-У нас кино в основном снимается на государственные деньги. Есть замечательные продюсеры, скажем, Сергей Мелькумов, Александр Роднянский, Сергей Сельянов, которые умеют привлечь средства в кинопроизводство, выпускать качественные фильмы.

Государственные инвестиции, конечно же, должны быть предусмотрены, например, на дебютные проекты. Поскольку это, мягко говоря, зона рискованного земледелия, неизвестно, что вырастет, если даже и взойдет. И продюсер вряд ли станет рисковать репутацией и деньгами. Такова мировая практика: почти все государства финансируют национальное кино.

  • Насколько, по —  вашему, совместимы понятия киноискусство и бизнес, может ли кассовый фильм стать образцом высокого искусства?

-Как у вас все запущено! Таких примеров в истории советского кино – сколько угодно. Кинематограф Данелии, Гайдая – безусловное  искусство. В этом ряду и великая картина «Я шагаю по Москве», лучший фильм Мотыля «Белое солнце пустыни», картина Климова «Добро пожаловать или посторонним вход воспрещен». Список можно продолжать до бесконечности.

Такие киноленты собирали полные залы, с лихвой возвращая государству затраченные на производство деньги. И сейчас продаются во всю на различных носителях – кассетах, дисках.

  • Значит ли это, что существуют некие критерии, по которым можно просчитать будущий успех у зрителя?

-Ни черта не значит. Этого никто не сможет заранее предугадать, просчитать, предвидеть. Каждый художник мечтает создать произведение, которое переживет время. Есть в искусстве такое понятие Canto general – «всеобщая песнь». Такую песнь написал в свое время греческий композитор Микис Теодоракис. Долго трудился, соединяя различные музыкальные стили, жанры, направления. Я слушал это творение, но как человек музыкально необразованный, не могу должным образом его оценить.

Идея Теодоракиса мне близка и понятна. Если ты собираешься создавать произведение киноискусства, — а это публичное творчество, – то и обязан сотворить «всеобщую песнь» . Вот, как скажем, картины Тарковского – это  произведения на века.

  • А для вас мнение, реакция публики очень важны?

«ЧП районного масштаба» – мой личный акт мести организации под названием ВЛКСМ

-Я же нормальный человек. Меня всегда волнует, соответствует ли то, что я делаю,  тем задачам, надеждам, которые возлагают на меня съемочная группа,  актеры, продюсеры, зрители.

Если не получается «всеобщая песнь», произведение длительного пользования, значит, я что – то  сделал не так и это только мои проблемы.  Вместе с тем, скажу я вам, кино такая икебана, что любой придурок найдет

«ЧП районного масштаба»

«ЧП районного масштаба»

своего зрителя, у любого даже самого бездарного фильма может быть своя публика.

  • Но, задачи вы все равно сами для себя определяете, какая – то собственная система мер у вас, наверняка сложилась. Например, в отборе литературного материала как основы будущего фильма, как минимум необходимы хороший вкус, чутье.

-Вкус к хорошей книге, во – первых, был заложен семьей — мамой, дедами. Они не были людьми искусства, но интерес к знаниям, чтению  поощряли, ненавязчиво направляли, дома всегда была огромная библиотека. Кроме того, убежден: вкус к слову, чутье вроде бы метафизическая категория, но в тоже время, абсолютно конкретная. Это формируется, складывается, углубляется, развивается годами с каждой прочитанной и перечитанной книгой, с каждой новой работой, встречей, явлением. И для меня выбор литературного материала чрезвычайно важный этап.

  • А кто сегодня из современных писателей вам близок по духу,  мировостриятию?

-Книги современных авторов в большинстве своем на таком уровне, что и двух страниц одолеть невозможно. Читать их для души негигиенично. Но, это не значит, что материала нет. Великая русская и великая советская литература никуда не делись, выбор огромный, снимай – не хочу.

Другое дело, что сценаристы вымерли как класс. Я могу их на пальцах одной руки пересчитать. Для меня это Юрий Коротков,  по сценариям которого поставлены «Страна глухих», «9 рота», «Стиляги». Это  Геннадий Островский, автор сценариев к фильмам «Любовник», «Мой сводный брат Франкенштейн». В этом ряду, безусловно, Юрий Арабов, написавший «Дни затмения», «Господина оформителя», «Посвященного». Мне в руки лишь однажды попал сценарий, который без натяжки можно назвать гениальным: работа Алексея Саморядова и Петра Луцика «Дикое поле».

  • Но ведь сценаристов готовят и во ВГИКе, и театральных вузах.

-Готовят, да, похоже, не так. Когда — то Московская и Ленинградская консерватории выпускали выдающихся музыкантов, потому что были выдающиеся преподаватели, основатели школы. Их не стало – кто умер, кто уехал в поисках лучшей доли за рубеж,  нет теперь и музыкантов.

«Петроградские гавроши»

«Петроградские гавроши»

То же самое происходит и с кинообразованием.

Сценарии для своих фильмов пишу сам. Начиная с «ЧП районного масштаба» по одноименной повести Юрия Полякова. От книги в то время отказались все режиссеры «Ленфильма» поскольку и литературно, и политически она была слабовата. Я ее взял, написал сценарий, сделал фильм. Это на тот момент был мой личный акт мести организации под названием ВЛКСМ. И если сейчас кто – то перечитает книжку и посмотрит заново фильм, обнаружит, что это абсолютно разные произведения.

  • Что же, катастрофа полная? Сценаристов нет,  продюсеров нет, актеров тоже нет? 

Книги современных авторов в большинстве своем на таком уровне, что и двух страниц одолеть невозможно, читать их для души негигиенично

-Я не считаю, что с кино катастрофа. Это нормально. Идет процесс, развитие, течет время, одно поколение сменяется другим, появятся, наконец, и  новые имена. И, потом, гениев, великих людей, звезд не бывает тысячи. Первое место всегда – одно. А вот хороших актеров у нас достаточно, в том числе и молодых, думающих, интересно работающих.

  • Сергей Олегович, ваши премьеры проходят весьма эмоционально. Помню, сколько яростных споров сопровождало картину «ЧП районного масштаба», обсуждался на всех каналах и фильм «Похороните меня за плинтусом», досталось и «Белой гвардии». 

-Хуже когда все в тишине происходит. Споры, эмоции, вопросы, следствие интереса к работе, к истории, которая представлена публике.

  • Что значила для вас работа над Булгаковым?

-Это были три года абсолютного счастья. От погружения в булгаковский текст, изучения всех вариантов романа, воспоминаний, погружения во время. От взаимоотношений со съемочной группой, актерами.

  • Вы специально пригласили на главные роли Хабенского, Пореченкова, Дятлова, которым материал хорошо знаком по работе в театральных постановках?

-Да откуда такие представления? Мхатовский спектакль «Дни Турбиных», в котором заняты Хабенский и Пореченков, я не видел. Равно как не смотрел сериалы, в которых они снимались в последние годы.

Отбор актеров всегда провожу только пробами, старорежимным, традиционным для кино способом. На одну роль пробуются несколько исполнителей. Так и здесь происходило. Считаю, что на эту картину были собраны лучшие актеры страны, профессиональные операторы, художник – постановщик, монтажер. И все они оправдали свое  предназначение и мои надежды.

  • Тем не менее, один из непременных, вероятно, ожидаемых вами, зрительских вопросов: как вы смели покуситься на Булгакова — «на наше все», дописать эпизоды, сцены, которых в романе не было?

-Я уже много раз отвечал на эти вопросы. Напомню, это первый роман Михаила Афанасьевича Булгакова, безусловно, гениальное, талантливое произведение. Но, неровное, с открытым финалом, огромным  числом персонажей, характеры которых лишь обозначены пунктиром, но, тем не менее, все герои чрезвычайно важны для восприятия.

Например, есть такой персонаж под фамилией Козырь – Ляшко, в тексте он упоминается однажды. Сельский учитель, по определению автора, жестокий и скучный, стечением обстоятельств превратившийся в полковника петлюровской армии. Как это случилось, Булгаков объясняет одной строкой: «произошло это потому, что война, для него, для Козыря, была призванием, а учительство лишь долгой и крупной ошибкой».

Для вдумчивого читателя становится очевидным, кто ведет за собой петлюровское войско, какая сила входит в город. Но такая пунктирная передача не подлежит переводу на экран. Поэтому, исходя из того, что нам дал Булгаков,  образ развивается. Я шел таким путем, хотя это сложно, персонажи, эпизоды, сцены должны быть абсолютно булгаковскими по духу, стилю. Считаю, что Козырь в блестящем исполнении Сергея Гармаша, абсолютно уместен, и эпизоды с ним не выбиваются из контекста картины.

  • Как, впрочем, и гетман – Шакурова.

-Сергей Каюмович, нет слов, гениальный актер, я его очень люблю. Сценой побега гетмана, когда Шервинский отказывается спеть «Дывлюсь я на небо …» , которой тоже нет в романе, я горжусь. И она не выдумана, настроение, суть ее, сложились из воспоминаний гетмана Скоропадского, я их читал, работая над сценарием.

Иными словами, дописанные эпизоды, сцены боя и гибели Най — Турса, развитие отношений Турбина и Юлии Рейсс, Николки и Ирины Най — Турс,  и это не отсебятина, а необходимость, вызванная переводом романа Булгакова на язык кино.

  • Ваш фильм еще сравнивают с работой Владимира Басова — экранизацией пьесы «Дни Турбиных»…

-Сравнения тут вовсе неуместны. Да, я перенес некоторые диалоги из пьесы в сценарий. Это понятно, они написаны Булгаковым. Но, совершенно очевидно,  что роман и пьеса абсолютно разные произведения. «Турбиных» Булгаков вынужден был написать, точнее, переработать роман в пьесу, чтобы выжить, остаться в театре.

Он понимал, что полностью с романом советский читатель вряд ли познакомится. Известно, что в России при его жизни публиковались в 1925 году только первые 13 глав. Целиком роман в нашей стране вышел в свет в конце века, в перестройку.  Переработка «Белой гвардии» в «Дни Турбиных», считаю, была насилием и над Булгаковым, и над текстом произведения. Об этом своем состоянии  он  рассказал в «Театральном романе».

  • Скажите, работая над «Белой гвардией, вы находили аналогии с нашим временем, скажем, по ощущениям?

-Психология творчества такова, что бы ни создавалось автором – писателем, драматургом, режиссером, всегда о времени, и о себе. Даже если пишется  про древнюю Грецию. Потому что опирается автор только на собственный, личностный опыт.

На съемках «Белой гвардии»

На съемках «Белой гвардии»

Работа над Булгаковым – это три года абсолютного счастья

И представления о жизни, правдах и неправдах, понимание и оценка событий, явлений, говоря модным словом, экстраполируются, вовлекаются в творчество, отражаются в законченных произведениях. Мне всегда интересен человек, его жизнь и судьба, как в  зависимости от обстоятельств, роковых случайностей, нечаянных встреч, преображается характер, трансформируется личность, меняется линия бытия.

  • А в наше время, каково человеку творческому?

-Вы считаете, что здесь я должен что – то такое ввернуть про «кровавый» режим Путина, что ли?

  • Боже упаси. Но, художник  же  не может быть совершенно свободным от происходящего вокруг, от времени, решений власти, не так разве? Сегодня легче работать, чем, скажем, в советское время? 

-Во – первых, никакая власть не способна повлиять на принципы, которые художник для себя определил. Ну что власти смогли сделать с Бродским, например. Ну, отправили в ссылку, только от этого он не стал другим. И силу его влияния на умы нескольких поколений невозможно переоценить.

Творческому человеку сложно всегда, независимо от того, какое время на дворе. Потому что это постоянное мучение,  преодоление самого себя, сомнения, поиски компромисса с самим собой. Радость и счастье можно испытывать только в процессе, в действии. Для меня, повторюсь, это были годы работы над экранизацией «Белой гвардии». Надеюсь испытать подобное в предстоящем проекте.

  • По слухам, вы намерены обратиться к  творчеству Шукшина.. 

-Были такие намерения, но продюсеры не смогли договориться с наследниками об использовании произведения Василия Шукшина. По непонятной причине одна из наследниц этому воспротивилась. Но, работа мне все- таки предстоит, есть другое, не менее интересное предложение. Пока, к сожалению, не могу об этом говорить. Таковы условия договора с продюсером.

Роза Михайлова
Благодарим Сергея Снежкина и пресс-службу
киностудии «Ленфильм» за предоставленные фотографии

Режиссерские работы Сергея Снежкина

1985 г. – «Эй, на линкоре!» в киноальманахе «Мостик»
1987 г. – «Петроградские гавроши»
1988 г. – «ЧП районного масштаба»
1991 г. – «Невозвращенец»
1998 г. – «Цветы календулы»
2001 г. – «Убойная сила 3. Предел прочности» (4 серии)
2002 г. – «Убойная сила 4. Курс молодого бойца,
Последний причал, Второе дно» (6 серий)
2003 г. – «Убойная сила 5. Лазурный берег» (3 серии)
2004 г. – «Женский роман» (сериал)
2005 г. – «Брежнев» (сериал)
2007 г. – «Мечта»
2009 г. – «Похороните меня за плинтусом»
2011 г. – «Белая гвардия» (сериал)

Похожие сообщения

Добавить комментарий

Наверх
X