Не нефтью единой: о Ненецком автономном округе

Дата Май 10, 16 • Нет комментариев

Игорь Кошин: ситуация с ценами на углеводороды позволила увидеть новые перспективы развития НАО Особенность нынешней экономической ситуации в России заключается в том, что...
Pin It

Главная » Журнал «Управление Бизнесом» №28, Наши спикеры, Сюжет дня » Не нефтью единой: о Ненецком автономном округе

Игорь Кошин: ситуация с ценами на углеводороды позволила увидеть новые перспективы развития НАО

Особенность нынешней экономической ситуации в России заключается в том, что кризис сильнее всего ударяет по субъектам РФ, которые предыдущих потрясений (таких, например, как в 2008–2009 годах) почти не заметили. Речь идет в первую очередь о нефтегазоносных регионах. Турбулентность цен на углеводороды делает такие регионы самыми уязвимыми перед лицом кризиса, заставляет заново оценивать перспективы развития, искать альтернативные источники пополнения бюджета, оптимизировать расходы. О том, какие «подушки безопасности» подкладывает себе Ненецкий автономный округ, рассказывает его губернатор Игорь Кошин.

– Игорь Викторович, не секрет, что 75% валового регионального продукта и 98% доходов бюджета НАО – нефть. Как нынешняя ситуация с ценами на углеводороды отражается на экономике региона?

– Мы действительно переживаем самый непростой период за всю новейшую историю Ненецкого округа. Запланированный дефицит бюджета – 2,6 млрд рублей при доходах в 15,7 млрд. Но наш бюджет-2016, как и федеральный, формировался исходя из цены в 50 долларов за баррель. Поэтому реальные потери могут оказаться еще выше. И это при том, что еще совсем недавно «перекочевывающие» из года в год остатки на бюджетных счетах составляли 1,5–2 млрд рублей. Это был своего рода наш «фонд регионального благосостояния» – некий резерв, который всегда под рукой. Сейчас он исчерпан, и региону приходится кредитоваться. Госдолг составляет около 2 млрд рублей, к концу года он может стать еще выше. По отношению к доходам казны это пока очень немного по сравнению с другими субъектами РФ, но для НАО само по себе появление госдолга уже необычно. И мы, и вы привыкли, что Ненецкий округ – регион-донор.

– И как быть дальше? Вдруг нынешние цены на нефть это если и не навсегда, то надолго? Продолжать наращивать госдолг?

Игорь Кошин (Чтобы увеличить, кликните на фото)

Игорь Кошин
(Чтобы увеличить, кликните на фото)

– Это та дорожка, на которую ступать хотелось бы меньше всего. Разумеется, это не выход. Именно поэтому в администрации НАО идет интенсивная работа по разработке стратегии социально-экономического развития региона до 2030 года. Рассматриваем разные сценарии – от самых консервативных до умеренно-оптимистических. При этом понимаю, что отделить здесь стратегические задачи от тактических практически невозможно. И очень важно, что перемены, которые мы начали еще в 2014 году, уже дают результаты.

Что я имею в виду? Во-первых, летом 2014-го мы с губернатором Архангельской области Игорем Орловым договорились о передаче с 2015 года всех госполномочий, которые с 2008 года на нашей территории исполнял «материнский» регион, на уровень НАО. Это позволило не только вернуть себе статус «полновластного» субъекта РФ, но и выстроить на территории округа новую структуру исполнительной власти – гораздо более компактную и менее затратную для бюджета, чем прежняя.

Во-вторых, еще в 2014 году начали пересматривать подходы к эффективности вложений в окружную собственность. Госпредприятия, особенно в сфере АПК, поддерживаем, отталкиваясь не от каких-то субъективных показателей, зачастую ими самими и придуманных, а от объема реализации конечного продукта – будь то литр молока, килограмм переработанного мяса или перевезенный автобусом пассажир. Все это дает десятки миллионов экономии бюджетных рублей и одновременно повышает эффективность госпредприятий.

В-третьих, провели определенную реформу бюджетных учреждений. Ее смысл заключался в оптимизации расходов на администрирование. Задача стояла ни в коем случае не экономить на количестве и качестве предоставляемых бюджетным сектором государственных услуг, но по возможности сэкономить на процессе производства этих услуг, на администрировании. Приведу такой пример. Согласитесь, довольно странно, если в деревне с населением в 25–30 человек библиотека или Дом культуры имеют статус самостоятельного юридического лица со всеми причитающимися атрибутами – директором, бухгалтером и т. п. А таких библиотек на 44 000 человек населения еще совсем недавно в регионе было 36. Сейчас мы стремимся к тому, чтобы такие учреждения становились филиалами соответствующих районных или окружных бюджетных организаций. Это дает пусть небольшую, но экономию бюджету. При этом, еще раз подчеркну, перечень и качество госуслуг, предоставляемых этими бюджетными учреждениями, не снижаются.

– Подверглись ли сокращению социальные программы?

– Вы, наверное, удивитесь, но у нас – самом малочисленном субъекте РФ – действует 147 различных мер социальной поддержки, больше, чем в любом другом регионе страны. В этом году из окружного бюджета на социальные выплаты будет направлено 2,28 млрд рублей, в то время как обязательные федеральные социальные выплаты составят всего
172 млн рублей. Иначе говоря, на каждого жителя НАО в год приходится в среднем более 50 000 рублей дополнительной помощи из казны региона.

В администрации НАО разрабатывается стратегия развития региона до 2030 года. Рассматриваем разные сценарии — от самых консервативных до умеренно-оптимистических

И хотя такой «социальный пакет» ложится на наш сложный бюджет тяжелым бременем, сокращать его мы не планируем. В конце прошлого – начале нынешнего года мы вместе с Собранием депутатов провели точечную «донастройку» ряда мер поддержки, сделав их более адресными. Согласитесь, помогать из бюджета следует только тем, кто в этом по-настоящему нуждается. Поэтому пакет льгот был подвергнут дополнительному анализу: установлены четкие и прозрачные критерии адресности и нуждаемости, при этом даже появился ряд новых мер соцподдержки. В целом эта работа закончена, и она, как мне кажется, нашла понимание среди населения. Но, повторюсь, сокращения «социального пакета», несмотря на макроэкономическую конъюнктуру, не было и не планируется.

– Мы сейчас говорили о расходах. А есть ли в среднесрочной перспективе возможность наращивать доходы?

– Да. И тут мы снова возвращаемся к нашей бюджетообразующей отрасли – нефтяной. Ненецкий округ продолжает жить на растущей нефтедобыче: несмотря на биржевые цены, в прошлом году добыча в НАО выросла на 6,5%, в первом квартале нынешнего – на 13%. «Башнефть-Полюс» на двух своих перспективных месторождениях – им. Р. Требса и им. А. Титова – планирует в 2016 году увеличить добычу как минимум в 1,5 раза, «Роснефть» начала в августе промышленную добычу на Лабаганском месторождении и т. д. Ввод новых месторождений со временем неизбежно «конвертируется» в налоги и дополнительные рабочие места.

При этом в прошлом году наметилась одна хорошая тенденция. На протяжении предыдущих 8 лет в округе не происходило воспроизводства запасов. То есть прирост разведанных запасов, полученный в результате геологоразведки, был ниже уровня текущей добычи. Проще говоря, многие недропользователи просто «дожимали» месторождения, открытые еще в советские годы. Рано или поздно это привело бы к сокращению добычи. Но по итогам прошлого года объем добычи в регионе составил 14,6 млн тонн, а прирост запасов, подтвержденный геологоразведкой, – 16 млн. В нынешнем году, если отталкиваться от планов нефтяников, эта цифра еще значительно подрастет. Значит, негативная тенденция переломлена и в будущее нефтедобычи мы можем смотреть с оптимизмом.

Сокращения «социального пакета», несмотря на макроэкономическую конъюнктуру, не было и не планируется (Чтобы увеличить, кликните на фото)

Сокращения «социального пакета», несмотря на макроэкономическую конъюнктуру, не было и не планируется
(Чтобы увеличить, кликните на фото)

Вообще же степень разведанности нефтяных ресурсов в НАО мы оцениваем в 31%, газовых – в 43%. Поэтому, поверьте, на карте округа для сырьевых компаний есть еще очень много «белых пятен».

Вместе с тем мы отдаем себе отчет в том, что само по себе наличие этих «пятен» может и не принести округу дивидендов, если не создавать условия для геологоразведки и добычи. В нынешних экономических реалиях между нефтегазоносными регионами начинает разворачиваться самая настоящая борьба за инвестора. Потому что, когда общая инвестиционная активность в отрасли снижается, у нефтяной компании появляется пространство для маневра – например, на каких-то месторождениях геологоразведку продолжать, а на каких-то законсервировать.

Чтобы быть конкурентоспособными, мы предоставили недропользователям, которые хотят прийти в регион всерьез и надолго, налоговые льготы. Компании, обеспечивающие ввод в эксплуатацию в Ненецком округе нового имущества на сумму от 1 млрд рублей, с 2016 года платят налог на прибыль по пониженной ставке – 13,5% вместо привычных 18%. Аналогичные послабления предусмотрены и для компаний, входящих в консолидированные группы налогоплательщиков.

Меня иногда спрашивают, разумно ли предоставлять налоговые льготы в такой тяжелый для бюджета период. Думаю, разумно. Кризисы приходят и уходят, а необходимость развивать регион, в том числе через благоприятный инвестиционный климат, остается.

– Вы говорите сейчас о климате для «внешних» инвесторов – крупных нефтяных компаний. Создается ли что-то подобное для «внутреннего» инвестора – обычного предпринимателя округа?

– Я уже говорил, что в прежние, «тучные», годы регион буквально «купался» в больших остатках на бюджетных счетах. И, как следствие, у власти не было стимулов для развития частной инициативы – можно было ограничиться созданием рабочих мест в бюджетной сфере. Новые экономические реалии вынуждают взглянуть на этот вопрос иначе: развитие малого и среднего бизнеса стало одним из важнейших наших приоритетов.

Что нужно, чтобы вернуть вкус к предпринимательству? Прежде всего, создать инфраструктуру его поддержки. В мае прошлого года приступил к работе Фонд поддержки предпринимательства и предоставления гарантий НАО, где по принципу «одного окна» начинающий и даже уже состоявшийся бизнесмен может получить как консалтинговые услуги, вплоть до практической помощи в разработке бизнес-плана, так и финансовую поддержку – субсидию, грант и т. п.

У нас — самом малочисленном субъекте РФ — действует 147 различных мер социальной поддержки, больше, чем в любом другом регионе страны

В январе фонд получил статус микрофинансовой организации. Его возможности расширились – он в состоянии теперь выдать микрокредит, поручиться за предпринимателя при получении им банковского займа. В целом объем поддержки малого и среднего бизнеса из окружного бюджета вырастет в 2016 году почти до 80 млн рублей.

И это, несмотря на сложности с наполняемостью казны, тоже вполне оправданные вложения, потому что это инвестиции в будущее округа. Они дадут мультипликативный эффект: в обозримой перспективе это и дополнительные налоги в бюджет, и решение проблемы занятости, и стимулирование жителей округа к производству конкретного востребованного продукта или услуги, а не к «просиживанию штанов» на заштатной должности в государственном или муниципальном учреждении. Причем, когда мы говорим о стимулировании частной инициативы, для меня фискальная составляющая является отнюдь не главной. Куда важнее решение вопроса занятости и самозанятости, особенно на селе.

– Кстати, о занятости. Ослабление напряженности на рынке труда – один из ключевых пунктов правительственного плана действий в российской экономике на 2016 год. Что делается в этом смысле у вас в регионе?

– Уровень официальной безработицы у нас составляет около 3% от экономически активного населения. Эту цифру не назовешь критической, и ситуация на рынке труда в целом контролируемая.

Тем не менее проблемы, конечно, есть. Считается, что Ненецкий округ – край нефтяников. Но знаете ли вы, что подавляющее число работающих на нашей территории вахтовиков имеют какую угодно прописку, но не нарьян-марскую? Кто к нам на промыслы только не приезжает – и жители южных регионов России, и волжане, и москвичи, и иностранцы, причем иногда с нарушением миграционного законодательства.

Когда ситуация на рынке труда стала чуть более нестабильной, чем обычно, мы проанализировали вакансии, которые работодатели предоставляют в Центр занятости населения НАО. И выяснилось, что предложений о работе от нефтяников почти нет. Почему? Оказалось, что недропользователи не находят у нас квалифицированных рабочих и инженеров. А почему не находят? Сформировавшаяся за последние годы в регионе система профобразования выпускает кого угодно – поваров, парикмахеров, строителей, но не высококлассных бурильщиков, к примеру. Поэтому нефтяники уже давно ищут для себя кадры через рекрутинговые службы других регионов.

Связь с материком довольно быстро изменит качество жизни в НАО – от цен на продукты в магазинах до упрощения логистических цепочек доставки в регион грузов. (Чтобы увеличить, кликните на фото)

Связь с материком довольно быстро изменит качество жизни в НАО – от цен на продукты в магазинах до упрощения логистических цепочек доставки в регион грузов.
(Чтобы увеличить, кликните на фото)

К решению этой проблемы мы решили подойти сразу с двух сторон. С одной – договорились с нефтяниками (а те со своими подрядными и субподрядными организациями) все-таки информировать наш Центр занятости о своих вакансиях. Сейчас их в банке данных уже около 200. А с другой – на базе наших образовательных учреждений стали организовывать курсы по обучению и переобучению безработных для работы в тундре.

Думаю, это совместное движение навстречу друг другу принесет пользу обеим сторонам – и администрации региона, и нефтяным компаниям с их подрядчиками и субподрядчиками. Нам это позволит превратиться в край не только иногородних, но и своих доморощенных нефтяников, во многом «закрыв» проблему занятости, а недропользователи отчасти окажутся избавлены от поиска вахтовиков на стороне.

Кроме того, недавно мы внесли в Собрание депутатов законопроект о квотировании рабочих мест. В идеале хотим, чтобы со временем не менее 30% штата работающих в НАО компаний с численностью от 50 человек формировалось за счет жителей региона.

– Это своего рода протекционизм на рынке труда?

– Ни в коем случае. Неписаные законы рынка и свободной экономики, в том числе миграции трудовых ресурсов, гораздо сильнее скрепленных печатью законов Ненецкого округа. Наша стратегическая задача – не принуждать к чему-то нефтяников, а дать им (и не только им, но и другим работодателям) еще один сигнал активнее использовать местную рабочую силу. И одновременно подстегивать себя, чтобы готовить для нашей системообразующей отрасли конкурентоспособные кадры.

– Одной из ключевых проблем НАО является оторванность от Большой земли – отсутствие автомобильного и железнодорожного сообщения с остальной Россией. Но финансирование строительства автотрассы Нарьян-Мар – Усинск все-таки возобновилось. Когда же с материка можно будет приехать в столицу НАО на автомобиле?

Ненецкий округ продолжает жить на растущей нефтедобыче: несмотря на биржевые цены, в прошлом году добыча выросла на 6,5%, в первом квартале нынешнего — на 13%

– Это действительно проблема, но все-таки ее решение сдвинулось с мертвой точки. В прошлом году впервые после 8-летнего перерыва мы получили федеральное финансирование на этот проект. В нынешнем году правительство увеличило ассигнования до 479 млн рублей, еще 177 млн округ вложит из своего бюджета. В результате к осени следующего года будет построен 15-километровый участок дороги. Останется построить еще 67 км.

Такие мегапроекты не могут быть реализованы за один день, особенно учитывая текущую наполняемость федерального и регионального бюджетов. Стоимость строительства в ценах 2015 года – почти 10 млрд рублей. Это, конечно, проект на многие годы. Но вкладываться в него тоже необходимо. Связь с материком довольно быстро изменит качество жизни в НАО – от цен на продукты в магазинах до упрощения логистических цепочек доставки в регион грузов. И не забывайте, что каждый год округ несет затраты на строительство зимника Нарьян-Мар – Усинск. Это несколько десятков миллионов рублей ежегодно. Когда покрытие дороги станет твердым, а трасса круглогодичной, данные затраты отпадут сами собой.

– Кто-то говорит, что западные санкции и некоторая самоизоляция России от остального мира – чуть ли не катастрофа, кто-то, напротив, считает, что это позволяет стране найти новые – несырьевые – точки роста. Вы ближе к какому лагерю?

– Да, на этот счет существуют полярные мнения. От геополитических оценок, наверное, воздержусь. Но на примере нашего региона я точно уяснил для себя одно: можно либо плыть по течению в надежде, что неожиданно возникшие проблемы, такие как цены на нефть, рассосутся сами собой, либо включаться и принимать решения, пусть даже не совсем популярные, чтобы сохранить стабильность в настоящем и создать задел на будущее. Я выбрал второй путь.

Георгий Дмитриев

В печатной версии название статьи — «Не нефтью единой» (журнал «Управление бизнесом», № 28, май, 2016 г.)

Похожие сообщения

Добавить комментарий

Наверх
X