Вячеслав Канатов

Ответственность в кубе: о развитии лесопромышленного комплекса

Дата Апр 14, 16 • Нет комментариев

Вячеслав Канатов: российские лесопромышленные предприятия, используя преимущества, связанные с текущим состоянием экономики, могут укрепить свои позиции на внешнем...
Pin It

Главная » Журнал «Управление Бизнесом» №27 » Ответственность в кубе: о развитии лесопромышленного комплекса

Вячеслав Канатов: российские лесопромышленные предприятия, используя преимущества, связанные с текущим состоянием экономики, могут укрепить свои позиции на внешнем и внутреннем рынках.

Завод «Мется Свирь» работает в Подпорожском районе Ленинградской области уже 10 лет. Это современное лесопильное предприятие является частью лесопромышленной Группы «Мется» (Metsa.. Group).

Группа «Мется» входит в десятку крупнейших в мире лесопромышленных концернов и производит на своих заводах весь спектр продукции из древесного сырья: товарную целлюлозу, гигиеническую бумагу, высококачественный картон, пиломатериалы, фанеру и другие строительные материалы. В России концерн представлен, помимо завода «Мется Свирь», предприятием «Мется Форест Подпорожье», которое занимается лесозаготовкой, а также представительствами своих подразделений в Москве и Санкт-Петербурге.

Генеральный директор «Мется Свирь» Вячеслав Канатов в интервью журналу «Управление бизнесом» рассказал о том, как себя ощущают в кризис предприятия лесного комплекса, какие плюсы и минусы он видит в текущей экономической ситуации и что нужно сделать, чтобы отрасль получила толчок к развитию.

– Вячеслав Вячеславович, расскажите, пожалуйста, что сегодня представляет собой предприятие?

Вячеслав Канатов

Вячеслав Канатов
(Чтобы увеличить, кликните на фото)

– Деревообрабатывающему заводу «Мется Свирь» в этом году исполнится 10 лет. Его мощность составляет 250 000 кубометров сухих пиломатериалов в год. Инвестиции на момент строительства составляли около 60 млн евро, затем регулярно проводилась модернизация технологических процессов и оборудования. В прошлом году завод выпустил свой двухмиллионный куб пиломатериала.

Наше родственное предприятие «Мется Форест Подпорожье» является одним из крупнейших арендаторов лесного фонда в регионе с расчетной лесосекой свыше 600 000 кубометров древесины. Своя лесозаготовка обеспечивает 30% потребностей завода, остальное мы закупаем у других поставщиков в Ленобласти и соседних регионах.

Деятельность двух этих предприятий в Подпорожском районе, на мой взгляд, хороший пример организации ответственного лесопользования и переработки сырья в одном районе. На двух наших предприятиях трудятся более 300 человек. Кроме того, мы пользуемся услугами большого количества подрядных организаций по заготовке древесины, перевозкам, дорожному строительству и др.

Лесной бизнес в России, как, впрочем, и везде в мире, нелегок. Быстро меняющийся рынок, изменения в законодательстве, высокие требования по обеспечению устойчивого лесопользования – наш бизнес зависит от многих факторов, в том числе и от погодных условий. Не зря говорят, что лесникам всегда хочется морозной зимы на 5–6 месяцев в году, когда доступны любые делянки и сырье поступает на предприятия в большом количестве. В ином случае поставки снижаются, растет цена и производство находится порой на грани остановки.

– Как отразился скачок курса валют на работе вашего предприятия и в целом на лесопромышленном комплексе?

– В первую очередь возрастают затраты, связанные с импортом оборудования и запчастей, сервисом иностранных компаний. Их стоимость обычно фиксируется в иностранной валюте. Возрастает кредитная нагрузка при возврате валютных займов. Вслед за девальвацией к нам пришли снижение спроса на внутреннем рынке и снижение производства в целом. Все признаки кризиса есть и в нашей отрасли.

Сегодня в России вопрос интенсификации использования и воспроизводства лесов стоит на повестке дня на уровне правительства

Но есть и положительная сторона у девальвации национальной валюты. Лесной комплекс Северо-Запада во многом ориентирован на экспорт, и сейчас компании-экспортеры выигрывают от снижения курса рубля – у них значительно растет рублевая выручка и появляется устойчивая прибыль. В 1998 году была аналогичная ситуация: доллар серьезно вырос по отношению к рублю, предприятия ЛПК за счет экспорта начали наращивать производство и инвестировать в развитие предприятий.

Сейчас продажи всех крупных лесопильных предприятий ориентированы на экспорт. Качественные пиломатериалы традиционно востребованы на внешнем рынке больше, чем внутри страны. География экспорта пиломатериалов очень широка: от Финляндии и Эстонии до Японии, Южной Кореи, Китая, Франции, Великобритании, Ирландии и даже Северной Африки. Конечно, мы зависим от колебаний и состояния рынка. Но в этом смысле у нас есть преимущество: мы являемся частью большой лесопромышленной группы, у которой есть своя сбытовая сеть, так что не нужно тратить усилия на изучение рынка и поиск партнеров.

Лесозаготовительное предприятие

Канатов: Расположение нашего завода очень удачно: это граница Ленинградской, Вологодской областей и Республики Карелии — традиционно лесные регионы
(Чтобы увеличить, кликните на фото)

Девальвация рубля дает российским предприятиям высокую конкурентоспособность на мировом рынке. Например, в Финляндии лес сегодня значительно дороже и другие издержки предприятий выше, чем у нас. В результате наши финские предприятия работали летом в одну смену, а мы в две. В итоге мы частично заполняли их нишу на рынке. То же самое делают российские предприятия на экспортном рынке пиломатериалов. Они становятся более конкурентными по сравнению с зарубежными. Представляется, что существующий согласованный с ВТО таможенно-тарифный режим лесного экспорта является сбалансированным и решает основные задачи отрасли по защите внутреннего рынка круглого леса и стимулированию инвестиций в переработку. Возникшая на первом этапе из-за девальвации рубля повышенная доходность экспорта лесной продукции постепенно уменьшается за счет снижения контрактных цен, повышения транспортных затрат и расходов на оплату услуг естественных монополий.

Конечно, очень дорогим становится ремонт, да и склад запчастей приходится держать большой и тоже дорогой. Для снижения издержек мы ищем пути импортозамещения.

Вместе с тем наш пример не является характерным для отрасли, поскольку мы имеем серьезную поддержку материнской компании. Используем услуги специалистов других наших предприятий по управлению производством, организации логистики и продаж. В целом же российским предприятиям, особенно тем, которые работали на внутренний рынок, сегодня очень непросто. Процентные ставки были высоки, а теперь просто неподъемны.

– Как правило, лесозаготовительная техника импортная. Удается заместить ее?

– У нас лесозаготовкой в основном занимаются подрядные организации. Это финский принцип – максимальное количество эффективных подрядчиков при минимальных собственных ресурсах.
Сейчас работают около 10 компаний с мощной импортной техникой, среди которой машины таких всемирно известных фирм, как Ponsse, John Deere, Komatsu. Эта техника обеспечивает эффективное производство, надежно работает в суровых условиях, а работникам обеспечен максимальный комфорт. Конечно, сейчас стоимость машин в рублях выросла, лизинговые инструменты резко подорожали, но наши подрядчики работают стабильно, а некоторые даже обновляют технику. А вот вывозку сырья мы берем на себя, и в основе нашего автопарка отечественные КамАЗы. Это хорошие, надежные и мощные машины. Конечно, если есть возможность покупать отечественную технику, многие сегодня выберут ее, но лидерами в производстве машин для лесозаготовки остаются иностранные компании.

– Как сейчас чувствует себя европейский рынок? Есть проблемы со спросом?

Для лесного комплекса нужно развитие внутреннего рынка. У нас потеряны традиции деревянного домостроения, отстает и промышленное потребление древесины

– Рынок пиломатериалов цикличен. Еще недавно он был в низшей точке, но в последнее время стабилизировался. Наш рынок во многом зависит от малоэтажного строительства. В Европе развито деревянное домостроение, поэтому строительные и отделочные материалы из древесины там востребованы. Сегодня в Европе низкая кредитная ставка, и, когда люди имеют доступные кредиты, жилищное строительство начинает развиваться. Строительного бума нет, этот сектор не подает огромных надежд, но он достаточно стабилен.

– Обычно лесозаготовительные предприятия сетуют на нехватку сырья в регионе. Как вы решаете эту проблему?

– Расположение нашего завода очень удачно: это граница Ленинградской, Вологодской областей и Республики Карелии – традиционно лесные регионы. Мы надежные покупатели пиловочника. У нас сложившиеся связи с хорошими поставщиками, которым мы стараемся помогать. Серьезным подспорьем остается собственная заготовка. Но перебои случаются в основном из-за теплых зим. В этом смысле 2015 год был весьма показательным: сырья было в избытке, при потребности в 480 000  кубометров мы получили 510 000. В условиях снижения спроса на внутреннем рынке работающие на нем предприятия не могли быстро переориентироваться на экспорт, и среди потребителей сырья не было обычной конкуренции. Эта ситуация продолжалась вплоть до декабря, когда должна была наступить холодная зима, но она не наступила, и склады сырья быстро опустели.

Одним из основных требований наших предприятий к закупкам сырья является контроль происхождения древесины. Политика группы – покупать сырье только легального происхождения. Приоритет отдается компаниям, имеющим международные сертификаты лесоуправления и цепочки поставок FSC и PEFC. Пиловочник, поступающий от нашего предприятия «Мется Форест Подпорожье», имеет даже двойную сертификацию. В прошлом году мы получили 47% сертифицированного сырья. Это значит, что мы смогли продать около 50% своей продукции с сертификатами, подтверждающими, что сырье, использованное при производстве наших пиломатериалов, заготовлено с соблюдением принципов устойчивости и неистощимости лесных ресурсов.

– Как обстоит вопрос с лесовосстановлением в регионе? Сильно отстаем от финских соседей?

В 2015 году завод "Мется Свирь" выпустил двухмиллионный кубометр пиломатериала

В 2015 году завод «Мется Свирь» выпустил двухмиллионный кубометр пиломатериала
(Чтобы увеличить, кликните на фото)

– Хотя лесов у нас много, качественных насаждений становится все меньше, и их начинает не хватать. Сегодня в индустриально развитых регионах – Вологодской, Ленинградской областях, Карелии – интенсивные рубки ведутся с соблюдением требований законодательства. Но долгие годы в основном вырубался наиболее доступный ближний лес, чтобы было меньше затрат на дорожное строительство. Мы пошли другим путем: вкладывая до миллиона евро в год именно в дорожное строительство, строили ежегодно примерно 20 км лесных дорог. Поэтому в течение 10 лет мы устойчиво осваиваем свою расчетную лесосеку.

Безусловно, мы всегда соблюдаем лесохозяйственные требования, предусмотренные договорами аренды. Готовим почву под посадки по-новому, перешли на саженцы с закрытой корневой системой (ЗКС) – сажаем больше 2 млн саженцев в год. Саженцы с ЗКС гораздо лучше приживаются, и в Европе, например, используется только такой посадочный материал. Но просто посадить – это еще не главное. К сожалению, долгое время в практике лесопользования не уделялось должного внимания уходу за молодняками. Вопрос будущих качественных насаждений заключается не только в том, сажают или не сажают новый лес после рубок, а в том, чтобы потом вести надлежащий уход за культурами и обеспечивать лучшие условия для их роста. На это требуются затраты, и немалые, которые окупятся очень не скоро.

Сегодня в России вопрос интенсификации использования и воспроизводства стоит на повестке дня на уровне правительства, уже есть программа апробации таких методов, которая включает разумные лесохозяйственные мероприятия с акцентом на правильные рубки ухода и так далее. Цель – при соблюдении принципов устойчивого природопользования получать с одного гектара леса больший урожай, а значит, и прибыль. И сегодня уже определены пилотные регионы, в их числе и Ленинградская область, где эти методы ведения хозяйства будут применяться. Надеюсь, до конца года проект стартует, и наше лесозаготовительное предприятие также примет в нем участие.

– Кстати, насколько лесопользование в Финляндии эффективнее, чем в России?

– В Финляндии вырубка леса проходит в 3–4 этапа. Первый этап – это уход, когда убирают поросль лиственных пород в молодом хвойном лесу. Надлежащему уходу за молодняком уделяется большое внимание. На втором этапе заходят в средневозрастной лес и убирают ослабленные и отстающие в росте деревья, происходит разреживание. Далее может быть еще одна выборочная рубка, и, наконец, идет сплошная рубка. Стоит отметить, что в Финляндии наиболее продуктивные леса находятся в частной собственности, и владелец заинтересован в получении максимальной выгоды от своего лесного актива. Прирост на 1 га леса в Финляндии в 2–2,5 раза выше, чем в России.

– Повлияла ли система «Платон» на лесной комплекс?

Нужно развивать глубокую переработку древесины. Это даст толчок и лесозаготовкам, и интенсивному лесному хозяйству

– Система «Платон» осложнила жизнь всем, кто перевозит грузы по федеральным дорогам. Для наших перевозок круглого леса это малоактуально, потому что мы перевозим его либо по лесным дорогам собственной арендной базы, либо по региональным или муниципальным дорогам. Однако нововведение косвенно повлияло на перевозки пиломатериалов. У нас на подряде находятся компании, которые перевозят пиломатериалы по федеральным трассам, например, с завода в порт Санкт-Петербурга. В настоящее время их затраты на систему «Платон» включены в себестоимость перевозок, и мы платим примерно на 1000 рублей за рейс больше (при ставке около 20 000 рублей).

Гораздо большей проблемой при транспортировке лесной продукции стало ограничение нагрузки на ось и общей массы автомобиля. Это очень болезненный вопрос для лесозаготовителей всех регионов. При общей максимальной массе машины в 40 тонн нагрузка на ось не должна превышать 7–8 тонн, тот же КамАЗ повезет только 25 кубометров древесины, а для обеспечения экономической эффективности нужно перевозить 35–40 кубов. Для сравнения: в Финляндии в последние годы увеличили общую разрешенную массу автомобиля до 70 тонн.

Лесовозы

Канатов: Надо помочь бизнесу, позволить ему быть конкурентным по логистическим услугам
(Чтобы увеличить, кликните на фото)

Сейчас лесозаготовительные компании области регулярно обращаются в органы власти с просьбой о снижении требований по нагрузке для лесовозов. Из практики мы знаем, что при современных технологиях строительства дорог и новой технике эта нагрузка не оказывает такого воздействия на дороги, как раньше. Например, когда мы возим лес по гравийным дорогам, построенным собственными силами, то даже они служат долго и не разрушаются, если мы следим за их состоянием. А вот трассы с интенсивным движением, как КАД вокруг Петербурга или, например, Московский проспект в городе, каждый год нужно ремонтировать, и проблема здесь не в весе машин. Просто нужно обеспечить нормальное содержание дорог. Надо помочь бизнесу, позволить ему быть конкурентным по логистическим услугам.

– А как строятся отношения с региональной властью?

– В Ленинградской области всегда было понимание развития отрасли. Здесь осуществлены и поддерживаются многие инвестиционные проекты. Активно работает Союз лесопромышленников. Например, каждую весну у всех есть проблемы с вывозом древесины. Каждый год дороги закрываются на просушку, хотя современные дороги этого не требуют или требуют ограничений по фактической погоде на более короткие сроки. Регулирование таких вопросов из центра – это своего рода рудимент. В сутки большое предприятие может вывозить около 3000 кубометров леса (это целый железнодорожный состав). Ситуация с закрытием дорог болезненна для многих предприятий. В итоге для северных районов области было принято решение отсрочить период просушки дорог на 14 дней, и это правильно и очень важно как для лесозаготовителей, так и для предприятий деревопереработки.

Заинтересованный диалог бизнеса с региональной властью очень важен. В лесном секторе многие вопросы отнесены к компетенции субъекта Федерации. При отсутствии диалога и понимания могут возникать проблемы, требующие больших сил и времени на решение.

– Что еще осложняет жизнь леспрома?

– Особенности законодательства и его частые изменения. Для примера: Лесной кодекс Финляндии тоньше российского в несколько раз. А наш, хоть и был принят в 2006 году, получил от депутатов около 30 наборов поправок. Многие предприятия не успевают следить за изменениями в основном лесном законе.

Лесообрабатывающая промышленность

Канатов: Для лесного комплекса нужно развитие внутреннего рынка
(Чтобы увеличить, кликните на фото)

Недавно ввели Единую государственную автоматизированную информационную систему (ЕГАИС) для учета круглого леса, чтобы исключить нелегальные рубки и воровство древесины. Перед реализацией круглой древесины вся информация о ней должна быть задекларирована в ЕГАИС: договор купли-продажи, информация об участке заготовки, арендаторе и т. д. Эта информация должна сопоставляться с фактическим положением дел. Казалось бы, цель благая. И вот с 1 января 2016 года все положения закона вступили в силу. Но уже сами разработчики признали, что система не готова к внедрению. Нет контроля над исполнением, информация в системе задваивается, есть ошибки на стадии регистрации, а главное – кто будет проверять соответствие информации в ЕГАИС и того, что, откуда и куда везет лесовоз по факту? А если возникают спорные вопросы, то машина уходит на штрафстоянку, груз может быть конфискован и выписывается штраф в 400 000 рублей. В общем, в кабинетах все выглядит замечательно, а в лесу иначе.

– Какие, на ваш взгляд, меры поддержки нужны отрасли и способны подтолкнуть ее вперед?

– Для лесного комплекса нужно развитие внутреннего рынка. У нас не имеет должного развития деревянное домостроение, строят в России в основном из бетона, кирпича и стали. Отстает и промышленное потребление древесины.

На словах у нас все понимают, что нужно развивать переработку древесины, особенно лесохимическое производство. Современный ЦБК, потребляющий миллионы кубометров низкосортной балансовой древесины, дал бы толчок лесозоготовкам и интенсивному лесному хозяйству. В свое время чуть ли не каждый лесной регион объявлял о начале строительства ЦБК. Но за те 20 лет, которые я работаю в отрасли, ни один новый комбинат так и не появился. В основном множатся лесопильные и фанерные производства.

Распиловочное производство

Канатов: За те 20 лет, которые я работаю в отрасли, ни один новый комбинат так и не появился. В основном множатся лесопильные и фанерные производства.
(Чтобы увеличить, кликните на фото)

Группа «Мется» в прошлом году начала в Финляндии строительство крупнейшего в Европе завода по производству биопродукции – товарной целлюлозы, разных видов биотоплива, электроэнергии и др. Инвестиции составят 1,2 млрд евро – самые большие в ЛПК всей Европы за последние десятилетия. Концерн рассматривал и несколько площадок в России, но в итоге решили строить именно в Финляндии. Хотя сегодня многие гиганты ЛПК инвестируют в производства в Южной Америке или Китае, где ресурсы доступнее и значительно дешевле.

Мы сделали ставку на внутренние ресурсы. Перед новым предприятием стоит задача увеличить лесозаготовки по всей Финляндии на 10%, содействовать предпринимателям в обновлении техники, обучении специалистов.

Этому проекту помогло государство – финансовыми гарантиями и развитием инфраструктуры. Без господдержки такие масштабные проекты в лесной отрасли трудно реализуемы. Я думаю, в России есть все возможности в рамках частно-государственного партнерства реализовать аналогичные инвестиционные проекты, обеспечивающие переработку значительных объемов низкосортной древесины.

Сегодня может сложиться хороший момент для российских предприятий ЛПК, когда, используя преимущества, связанные с текущим состоянием экономики, они могут укрепить свои позиции на внешнем и внутреннем рынках. Только для этого нужны хорошая стратегия, стабильное финансирование и государственная поддержка.

Елена Шулепова

В печатной версии название статьи — «Ответственность в кубе» (журнал «Управление бизнесом», № 27, апрель, 2016 год).

Похожие сообщения

Добавить комментарий

Наверх
X