Татьяна Лепетенина

Стоим на земле: о препятствиях на пути малого бизнеса

Дата Мар 3, 16 • Нет комментариев

Татьяна Лепетенина: нужна адресная помощь без лишних бумаг, и тогда деньги будут работать быстрее Шлиссельбургская пекарня «Вега» производит более 80 наименований...
Pin It

Главная » Актуальные материалы, Журнал «Управление Бизнесом» №26 » Стоим на земле: о препятствиях на пути малого бизнеса

Татьяна Лепетенина: нужна адресная помощь без лишних бумаг, и тогда деньги будут работать быстрее

Шлиссельбургская пекарня «Вега» производит более 80 наименований продукции – хлебобулочные изделия, пирожки, пирожные, торты, которые продаются как в Кировском районе Ленобласти, так и в петербургских магазинах. Владелица пекарни Татьяна Лепетенина начинала свой путь техником-гидроакустиком, но в середине 90-х годов ей пришлось перепрофилироваться. В интервью «Управлению бизнесом» она рассказала о том, как с нуля создавала свое предприятие, много лет боролась за него с районными чиновниками, и о сложностях, с которыми сталкивается малый бизнес.

– Как начинался ваш бизнес?

– Мы построили пекарню в 1995 году. Идея возникла спонтанно. В стране был сложный период, я тогда сидела без работы и устроиться куда-либо, когда на руках двое детей, было трудно. Но  надо как-то выживать, и мне с друзьями пришла в голову идея: почему бы не построить пекарню? Хотя ни опыта, ни денег у нас не было. Одно дело печь пироги дома, а другое – массовое производство. Но, видимо, звезды так совпали, что появились люди, которые поверили в идею.

Частные инвесторы на свой страх и риск дали нам для этой задумки деньги. Фактически мы слепили пекарню из того, что было: построили ангар на территории существовавшей тогда швейной фабрики, купили оборудование, в котором я еще совершенно не разбиралась, пригласили технолога и начали выпекать батоны. Получилось вполне удачно, потому что к нам стали приходить люди и кроме батонов еще и хлеб спрашивать.

Тогда мы расширили свой ассортимент и начали выпекать различные сорта хлеба. Интуитивно отдали предпочтение выпуску продукции по старым добрым советским ГОСТам, и она пользовалась успехом. Продукция по ГОСТу чем хороша? В советское время целые институты разрабатывали рецептуру, чтобы хлеб приносил пользу здоровью. Сначала у нас был небольшой ассортимент, но постепенно мы расширяли его, искали новые рынки сбыта. Начали продавать на своей небольшой точке в Шлиссельбурге, а потом и по всему Кировскому району – в Синявино, Кировске, Павлово, Отрадном. Развивались медленно, но я никогда и не форсировала события. Люди сами сделали выбор в пользу нашего хлеба. И по мере увеличения числа покупателей росли и ассортимент, и объемы производства. Сегодня мы новые разработанные сорта хлеба сначала бесплатно рассылаем по точкам и, если на них есть спрос, запускаем в массовое производство. Работаем на новой площадке, где построили новое производство, и готовимся снова расширять ассортимент.

– Переезд позволил расширить мощности?

Татьяна Лепетенина

Лепетенина: Хлеб — живой продукт, который чувствует и руки, и сердце. Я свое производство родила, как ребенка
(Чтобы увеличить, кликните на фото)

– Мы не стремимся к многократному увеличению объемов, для нас важно качество продукции. А переезд был связан с обстоятельствами. Что называется, не было бы счастья, да несчастье помогло. И все «благодаря» муниципальной власти Шлиссельбурга. Территорию, на которой находилась наша пекарня, продали, но нас не уведомили о смене собственника, а в это время у нас как раз шло оформление участка в собственность. Мы 7 лет судились, но все суды проиграли. На тот момент мы были даже не малым, а микробизнесом.

Было очень непросто, но мы продолжали работать, разрабатывали новые продукты, искали новые точки сбыта. А тем временем шли суды, мы несли судебные издержки, платили адвокатам и т. д.

На тот момент главой администрации Кировского района был Сергей Баранов, и он предложил нам  построить новую пекарню. Сначала мы испугались, потому что это и дорого, и сложно, так как земля продается с торгов и аукционов. Но Сергей Алексеевич объяснил, что землю можно выделять под инвестиционный проект с целевым назначением и после строительства на нем пекарни и регистрации ее в регистрационной палате как объекта недвижимости мы будем иметь право выкупить земельный участок в собственность. Сергей Баранов также поспособствовал тому, чтобы на время строительства мы могли работать на старом производстве. Нам пошли навстречу, зная, что в итоге мы освободим площадку. Землю целевым назначением нам выделили в 2008 году. Пока мы разрабатывали проект, строились, в районе несколько раз сменилась власть. Последняя смена оказалась неудачной. Нам отказывались выдать разрешение на строительство. Я тогда глупо себя повела и не пошла к юристам, а начала исправлять замечания и доносить якобы недостающие документы. Четыре раза ходила в администрацию, и каждый раз под благовидным предлогом нас отсылали: то документов не хватает, то не на бланке подано заявление. В общем, предпринимателя доводят до белого каления, и он готов дать что угодно, лишь бы получить драгоценную бумажку. Но в ситуации со мной просчитались. Потакать неуемным аппетитам власти я была не намерена, поэтому было принято решение цивилизованным путем защищать свой бизнес.

Суды шли долго, с судебными экспертизами. Мы выиграли все дела во всех инстанциях, в том числе и апелляцию, и кассацию, а администрации, потребовавшей сносить здание, суд отказал. Но разрешение на строительство нам все-таки не выдали, и пришлось действовать через приставов. Только после моего выступления на телевидении мы получили документы. Это было в 2015 году.

– В результате чиновники оставили вас в покое?

– Нет, конечно. В конце года я подготовила документы и пошла за актом ввода в эксплуатацию. Естественно, мне отказали, и тут я, уже наученная опытом, сразу обратилась в суд, где в первой инстанции мы выиграли дело. Но администрация подала апелляцию, которую мы, кстати сказать, опять выиграли. Это уже похоже на чистое вредительство! Но до сих пор акт ввода не выдан, хотя решение суда вступило в силу. Сейчас мы снова идем в службу приставов.

В сухом остатке из 20 лет работы 10 лет мы провели в судах. Чего они добивались? Почему я в угоду какому-то чиновнику должна все бросить? Несмотря на личную жизнь, здоровье, семью, я тратила время на суды, экспертизы, которые подтвердили мою правоту.

Хлеб

Если цена на муку резко идет в гору, то цену на хлеб тоже приходится поднимать. Но у нас средняя отпускная цена — 35 рублей, что не так много
(Чтобы увеличить, кликните на фото)

В общем, теперь осталось оформить право собственности на землю в соответствии с договором, по которому нам целевым образом был выделен участок. И я надеюсь, что эти круги ада для нас закончатся.

Наш прошлогодний 20-летний юбилей районные власти даже не заметили, хотя в районе нас любят и знают, у предприятия множество грамот, наград, благодарностей, мы регулярно участвуем в крупных выставках. Такое отношение никоим образом не огорчает нас, просто лишний раз показывает уровень интеллигентности и воспитанности некоторых чиновников во власти!

– Что сегодня собой представляет ваше предприятие?

– На новой площадке мы поменяли весь парк оборудования, хотя начинали работать еще на советском. Покупаем качественные российские и иностранные печки. Активно развиваем производство мелкоштучной продукции – булочки с начинками, круассаны, пироги, пирожные. Для этой выпечки лучше всего подходит итальянское оборудование, которое мы и приобрели. К сожалению, в России достойных аналогов найти не удалось.

У нас появились зерновые, низкокалорийные хлеба, фитнес-серии для женщин, которые следят за фигурой. Хотя мы ведь поправляемся не от хлеба, а от того, что кладем на него, – масла, сыра, колбасы. Хлеб как раз очень полезен для здоровья, он содержит витамины В1, В6, В12, клетчатку – все это нельзя исключать из рациона. Но лучше есть хлеб из муки грубого помола. В ней гораздо больше витаминов, поскольку она проходит меньше обработки.

В ассортименте нашей пекарни около 30 наименований хлебобулочных изделий и столько же мелкоштучной продукции. Город маленький, и люди любят ходить в пекарню и покупать горячий хлеб, так что на новой площадке мы сразу предусмотрели магазин-кафетерий, где можно купить хлеб без наценки и выпить чашечку кофе или чая. У нас стоит три столика, все очень уютно оформлено в прованском стиле. Тогда же мы решили, а почему бы не делать пирожные? И начали выпекать торты и пирожные, так появилась новая кондитерская линия. Сегодня около 20 наименований пирожных, мы делаем и торты под заказ с надписями, украшениями, начинками, специальные детские тортики. Буквально на днях пришли к выводу, что надо заказать пищевой принтер и делать торты с фотографиями. Есть много прекрасных видов Шлиссельбурга, не говоря уж о Петербурге. Разработаем свой бисквит, сделаем фотографию города и запустим под собственным брендом. Это будет не только вкусный торт, но и эксклюзивный подарок.

Стараемся развиваться, не стоим на месте. Раз в квартал к нам приезжает технолог, который сам разрабатывает сорта продукции, показывает свои разработки, и мы предлагаем это покупателям.

– Для развития приходится брать кредиты, но ставки очень высоки. Как вы решаете этот вопрос?

– Это тяжелая тема для малого бизнеса. Например, строительство – многомиллионные кредиты. Я под них закладывала квартиру, оборудование, потом снова перезакладывала. Но, надеюсь, скоро мы сможем вздохнуть свободно, потому что рассчитаемся с кредитами. Кредиты к тому же стало получать еще сложнее, потому что значительно вырос объем документов. Более того, система такова: заявку и пакет документов отправляют в Москву, где в головном офисе банка сидит менеджер, который ни меня, ни производства не знает и постоянно запрашивает новые бумажки. Это тянется бесконечно, а потом сообщают, что этот менеджер отказывается выдавать кредит.

В том, что касается оборудования, немного проще. Прошлым летом мы решили, что можем позволить себе купить новую шведскую печь, и заказали ее. Поставщики пошли нам навстречу и дали беспроцентную рассрочку на полгода, хотя цена в евро значительно выросла.

– Санкции, скачок курса валют и экономический кризис в целом как-то повлияли на вашу работу?

– Пришлось вносить некоторые коррективы. Например, раньше мы закупали маргарин для слоения теста немецкого производства. Качество у него прекрасное, но он сильно вырос в цене, мы вынуждены были искать альтернативу и нашли: стали закупать маргарин нижегородского производства. Может, он чуть-чуть больше крошится, но в целом по качеству не уступает. В кондитерских изделиях около 20% – импортное сырье (это применительно к нашему производству), в том числе джемы, крема, которое не попало под эмбарго. Альтернативу бывает найти непросто.

Торт

В кондитерской линии пекарни около 20 наименований пирожных и тортов, в том числе и сделанных на заказ
(Чтобы увеличить, кликните на фото)

Если взять хлебобулочные изделия, то основной компонент – отечественная мука. Соль, сахар, дрожжи тоже российские. В прошлом году мука выросла в цене на 30–40%. Львиная доля себестоимости производства – энергоносители. В том же году электричество подорожало на 37%. В конце лета мне пришел счет не на 200 000, а на 280 000 рублей. Где мне эти деньги взять? Я же продукцию уже продала. Мало того что надо поднимать цену на текущие продажи, так еще и те деньги как-то компенсировать. Потом позвонили от компании-поставщика и сказали, что пересмотрели расчеты и в итоге снизили на 7%. Смешно, это даже не почувствовалось.

Но проблем с хлебом у нас точно не будет. На выставке «Агрорусь» в 2014 году на нашем стенде традиционно открыта торговля. Какой смысл смотреть на хлеб – его надо попробовать. И вот в последний раз к нам подошел замминистра и начал задавать вопросы о том, как работается, есть ли проблемы. Я сказала: «Знаете, мы можем отказаться от элитного пирожного, но с хлебом точно будем и цену на него всегда сможем дать реальную и адекватную». Вообще, в цене хлебобулочных изделий стоимость сырья – это 30–35%; электроэнергия, логистика, вода, накладные расходы, упаковка, спецодежда и т. д. – все остальное. Рентабельность в 5–6% – очень хорошо. Деньги идут на развитие: оборудование и формочки купить, противни поменять.

– Как строятся отношения с поставщиками сырья? Нет проблем с поставками в связи с экономической ситуацией?

– Поставщики держатся за своих постоянных клиентов, тем более что летом у нас значительно вырастают обороты, а у хлебозаводов, наоборот, идет просадка. Нам поступает множество предложений от поставщиков, но я не хочу из-за 10 коробок маргарина или нескольких ведер джема бросать «свои» компании. Давние партнеры дают отсрочку платежа, бонусы, скидки, могут заменить товар. Так что, никогда всем этим не злоупотребляя, я работаю стабильно, не дергаюсь. У нас полное взаимопонимание.

Обычно поставщики предупреждают о подорожании сырья, есть возможность закупить что-нибудь в запас, возможность выбрать то или иное сырье. Конечно, на всю жизнь не закупишься. Если цена на муку резко идет в гору, то цену на хлеб тоже приходится поднимать. Но у нас средняя отпускная цена на хлебобулочные изделия – 35 рублей, что не так много.

– Вы работаете в основном в Кировском районе. Пытались выйти со своей продукцией в Петербург?

– В сетевые магазины – нет. Их условия для таких небольших компаний, как наша, крайне тяжелы. До недавнего времени с сетевиками вообще работать было невозможно: все эти бонусы, входные, выходные и возвраты… Самое страшное – это возврат. Хлебозаводы его перерабатывают, но малые пекарни себе никогда такого не позволят.

За лето удается «нарастить жирок». Зимой объем производства небольшой, мы имеем меньше прибыли, но никогда не играем на поднятии цен

Сейчас появилось несколько точек в Петербурге, где продается наш хлеб. Один предприниматель, у которого есть дача в Кировском районе, постоянно покупал нашу продукцию, а потом предложил продавать ее и в своих магазинах – у него в городе несколько точек. В Шлиссельбурге и Кировском районе много небольших магазинов, так что каналов сбыта хватает. Кроме того, бизнес сезонный. Летом, когда люди из города едут в область на дачи, они приезжают прямо на наше производство и затариваются. Это и дешевле, и высокое качество гарантировано. В дачный сезон мы даже набираем дополнительных людей: студенты, старшеклассники работают у нас грузчиками, укладчиками, упаковщиками. Например, прошедшее лето для нас было изумительно хорошим. Люди массово ехали в область, спрос вырос на весь ассортимент. Печки просто не выключались: образно говоря, как 1 июня включили, так и выключили лишь 31 августа на профилактику. Кстати, это сподвигло нас на то, чтобы купить еще одну печь. За лето удается «нарастить жирок». Зимой объем производства небольшой, мы имеем меньше прибыли, но никогда не играем на поднятии цен.

– Тем не менее у крупных хлебозаводов гораздо больше возможностей, чем у небольших пекарен, в том числе и в вопросах сдерживания цен. Удается выдерживать натиск?

– Маленькие пекарни с большим опытом устоят, потому что производят качественный продукт, у которого уже есть свой покупатель, своя ниша и, что очень ценно, наработанная репутация, которой любой предприниматель очень дорожит. Да, это тяжело, но проблемы будут у тех, кто только открывает бизнес, – как раз из-за конкуренции.

В нынешние времена я бы никому не посоветовала заниматься этим. Это сложно экономически, политически, административно. Надо быть очень сильным человеком и придумать, что предложить покупателям такого, чего еще никто не предлагает, причем по адекватной цене.

И потом, не каждый может заниматься таким делом. Это не просто бизнес, это образ жизни! Хлеб – живой продукт, который чувствует и руки, и сердце. Я свое производство родила, как ребенка. С нуля построить, развивать, отвоевать у власти – это дорогого стоит. У меня прекрасные покупатели, замечательные сотрудники, очень хорошие поставщики. Конечно, бывают ошибки, но мы всегда готовы разобраться и исправить их. Наше предприятие несет и важную социальную функцию. Я лично провожу бесплатные экскурсии для детей на нашем производстве. Мы показываем, как делается хлеб, вместе с детьми делаем тесто и выпекаем изделия, которые они потом забирают домой. Это хороший опыт для них. Вы будете смеяться, но некоторые современные дети все еще уверены, что хлеб растет на деревьях.

– Предприниматели жалуются на зашкаливающее количество проверок и надзорных органов…

– Раньше на сайте прокуратуры вывешивался график проверок, но могут прийти и без предупреждения – например, по анонимной жалобе. Вот тупо не нравлюсь я кому-то – и делается анонимный звонок. Сейчас бизнесу дали каникулы на три года в связи с кризисом. А в Италии, например, если фирма работает много лет без нареканий и исправно платит налоги, она получает освобождение от проверок на пять лет за исключением тех случаев, когда нарушается закон. Думаю, это правильная практика.

– Как вы оцениваете уровень государственной поддержки производителей? Он реально вырос в связи с курсом на импортозамещение?

– Я один раз получала возмещение по сертификации и компенсацию по лизинговому платежу в 37 000 рублей, хотя до этого платила лизинговые взносы три года. В итоге к моменту получения денег лизинговый контракт закончился, но еще 3 года я ежеквартально отчитывалась за эти деньги и о том, как они мне помогли. Однажды закрутились и забыли про эту отчетность, так мне тогдашний председатель комитета по малому бизнесу правительства Ленобласти Сергей Есипов прислал бумагу: мол, верните 37 000 рублей или я на вас в суд подам. Очень мне тогда хотелось с ним встретиться в суде! Вообще у нас слишком много чиновников между деньгами и конкретным предпринимателем. Нужна адресная помощь без лишних бумаг, и тогда деньги будут работать быстрее. Но понятно, что спасение утопающих – дело рук самих утопающих. Я стою на земле и работаю на свои кровно заработанные деньги. Пусть мне хотя бы не мешают.

Елена Шулепова

В печатной версии название статьи — «Стоим на земле» (журнал «Управление бизнесом», №26, 2016 год)

Похожие сообщения

Добавить комментарий

Наверх
X