Ольга Слуцкая

Не акулы бизнеса: как выстоять небольшому предприятию в условиях кризиса

Дата Дек 16, 15 • Есть комментарии

Ольга Слуцкая: микробизнес живет по своим законам, во многом в ручном режиме, оперативно реагируя на те или иные вызовы, сейчас – период ожидания Поселок Тайцы, что в...
Pin It

Главная » Актуальные материалы, Журнал «Управление Бизнесом» №25 » Не акулы бизнеса: как выстоять небольшому предприятию в условиях кризиса

Ольга Слуцкая: микробизнес живет по своим законам, во многом в ручном режиме, оперативно реагируя на те или иные вызовы, сейчас – период ожидания

Поселок Тайцы, что в нескольких километрах от Гатчины, издавна считался одним из центров легкой промышленности Ленинградской области. Здесь работал завод по производству мягких игрушек «Радуга», гремевший на весь Советский Союз и поставлявший свою продукцию на экспорт. В новых экономических реалиях предприятие не выстояло, и несколько сотен высококлассных швей остались без работы. Поэтому в 2000-х годах в Тайцах стали массово создаваться небольшие швейные предприятия, постепенно осваивающие рынки сбыта не только в Санкт-Петербурге и Ленинградской области, но и в других регионах страны.

Нестабильная экономическая ситуация критически отразилась на представителях малого и среднего бизнеса: засбоили выстраивавшиеся годами взаимоотношения с поставщиками и клиентами, выросли риски неплатежей и нехватки оборотных средств, возникла неопределенность в перспективных оценках деятельности. В результате многие предприниматели как минимум приостановили свою деятельность. В Тайцах рук не опускают, но подтверждают: ситуация близка к критической. «Малый бизнес во все времена предпочитал рассчитывать сам на себя, но в нынешних условиях поддержка со стороны государства была бы как нельзя кстати», – говорит генеральный директор компании «Петровский текстиль» Ольга Слуцкая.

 – Словосочетание «в легкой промышленности тяжелая ситуация» всегда было популярным среди экспертов. Что сейчас происходит в вашей отрасли?

– Это словосочетание сегодня актуально, как, пожалуй, никогда в новейшей истории легкой промышленности. Мы наблюдаем критический застой в развитии, в продвижении новых идей, новых продуктов. Основная причина – в непредсказуемых ценах на сырье, прежде всего на ткани и наполнители. Получаешь от поставщика одну цену на сырье, используешь ее при проектных расчетах с заказчиком продукции, согласовываешь конечную стоимость. Снова обращаешься к поставщику – а у него уже цены выросли. Никто ничего гарантировать не может – ни по ценовой политике, ни по качеству.

Каждый из сотрудников выполняет несколько функций. В нынешних условиях такой вариант оптимален

Снизилось и качество сырья. Поставщики, понимая, что швейникам нужны низкие цены, ищут у производителей варианты закупок тех же тканей на новых условиях. А как производители могут уменьшить стоимость? Только через снижение качества – к примеру, плотности ткани. Зачастую мы видим, что сырье не проходит полноценного процесса обработки. А если не выдержан режим работы с красителями, то при первой же стирке происходит смыв краски. Сатин, например, ткань, которая всегда считалась элитной. Ее умудряются делать плотностью 120 граммов на квадратный метр, хотя прежде она шла не менее 150 граммов. Ткань тонкая и непрочная, само переплетение волокон стало менее прочным – своеобразное решето. Иногда лучше купить бязь, чем сатин.

Швейники, в свою очередь, тоже зависят от ценообразования. Все предприятия, которые занимаются пошивом изделий, 80% заказов получают от государственных или «окологосударственных» организаций. Учреждения здравоохранения, детские и санаторные учреждения, студенческие общежития – у всех смета на текстильные изделия заложена в бюджете загодя, и они просто не могут выделить больше денег на их приобретение. Есть определенная сумма – будьте добры предоставить определенное ранее количество продукции. Естественно, что в этих условиях сразу страдает качество этой продукции.

– Но ведь всегда можно сказать: извините, не можем отгрузить по этой цене, себестоимость выросла…

– Тогда ты потеряешь клиента, это во-первых. А во-вторых – всегда найдется тот, кто все равно поставит продукцию низкого качества по требуемой цене.

– Какой же выход из ситуации, очевидно не устраивающей всех?

Швейная фабрика "Петровский текстиль"

Текстильный бизнес сильно подвержен сезонности, и если работник знает технологии пошива разных изделий — это очевидный плюс для предприятия
(Чтобы увеличить, кликните на фото)

– На мой взгляд, заказчикам нужно самим заключать договоры с производителями тканей, контролировать цены и качество тканей. А потом уже отдавать пошив изделий на аутсорсинг. Наша компания по этой схеме работает с одной из сетей гипермаркетов товаров для дома. Они напрямую закупают ткани, отдают нам, мы шьем постельное белье, шторы, другую продукцию, которые потом попадают обратно в розничную сеть. Но это – бизнес, он более поворотлив в принятии решений, положительно сказывающихся на экономике. С государственными учреждениями в таком случае сложнее. Есть несколько объективных и субъективных причин, по которым эта схема не получила еще должного распространения. Главная из них очевидна: заказчики попросту не хотят тратить время, им проще купить дороже, но в рамках утвержденных бюджетов уже готовую продукцию, чем заниматься оптимизацией расходов. Хотя при верном подходе к этому процессу экономия могла бы составить до 25% от действующих сейчас цен.

К слову, у прачечных теперь появился новый вид услуг – они сдают постельное белье в аренду. К примеру, медицинским учреждениям уже не нужно его покупать, а можно арендовать. Очень удобная услуга – нет необходимости ремонтировать белье, где-то его складировать, учитывать, и к тому же все всегда чистое и выглаженное. Те, кто перешел на такой формат, очень довольны. И все эти решения играют на выстраивание более четких взаимоотношений между заказчиками из Петербурга и Ленинградской области и бизнесом. Мы рядом, мы можем регулировать цены, обсуждать новые проекты.

– Текстильный бизнес высококонкурентен?

– Конечно да. Очень много предприятий – и не только в нашем регионе. Естественно, ивановские текстильщики занимают основную долю рынка как у себя в области, так и в других регионах. Мы конкурируем больше с ними, чем друг с другом. К примеру, в том же бизнес-центре в Тайцах, где расположено наше производство, работают еще несколько швейных предприятий. Большие мощности, но у каждого свои направления, свои заказчики. Единственное, что объединяет, – многие наши сотрудники прежде работали на «Радуге». Когда предприятие закрылось, люди стали ездить на работу в Петербург. Но теперь постепенно возвращаются.

– В Петербурге нет работы или они увидели перспективы в Тайцах?

– Перспективы здесь действительно есть. Тем более что работать рядом с домом всегда комфортнее и удобнее. Плюс в Гатчине работает несколько швейных предприятий разной специализации. Что касается «Петровского текстиля», то наше предприятие универсальное – готовы шить и шьем абсолютно все: спецодежду, постельное белье, одеяла, подушки, шторы и многое другое.

– Эту универсальность закладывали изначально?

– Перед тем как организовать «Петровский текстиль» в 2010 году, я успела поработать коммерческим директором в одной из швейных компаний, где упорно, но безуспешно пыталась доказать директору: для снижения производственных затрат необходимо создать коллектив, который умеет шить все.

Если предприятие целенаправленно работает на розничный рынок, оно имеет больше шансов на выживание

Текстильный бизнес сильно подвержен сезонности, и если работник знает технологии пошива разных изделий – это очевидный плюс для предприятия. И я решила создать именно такую швейную компанию. Мне это удалось – до обеда, условно, можем шить спецодежду, после обеда – шторы, а вечером садимся за постельное белье.

Есть постоянные заказчики, которые уверены в качестве продукции нашей компании, в том, что мы никогда не снизим требования к поставляемому сырью. Выполняем индивидуальные заказы, шьем одежду для охотников и рыболовов. На данный момент наиболее выгодным стало шитье штор. Много работали по пошиву медицинских простыней. Есть поставщик, который привозит из Бельгии специальную ткань, из которой мы начали шить простыни для лежачих больных. Думали развивать это направление, начали «раскачивать» спрос, пошли первые заказы – и тут же нарисовались конкуренты, готовые возить подобную ткань из Китая, естественно, гораздо дешевле. Правда, качество уже другое и не отвечает требованиям медицинских учреждений, но для заказчиков в нынешних условиях зачастую в приоритете именно цена, а не качество.

– Вы сотрудничаете с сетью гипермаркетов, но ведь потребительский рынок серьезно сжимается…

– Если предприятие целенаправленно работает на розничный рынок, оно имеет больше шансов на выживание. В Тайцах, к примеру, есть компания, производящая двери, так она именно сейчас начала открывать пусть небольшие, но магазины, и розница их вытягивает. Я тоже более активно стала сотрудничать с различными магазинами, рассматриваю всевозможные варианты.

Конечно, то же постельное белье многие стараются купить подешевле, но я не могу поступиться качеством и в чем-то проигрываю, если заказчики ищут варианты экономии. Но опять же есть и те, кто использует в быту только нашу продукцию, они часто сразу едут в Тайцы, в наш магазин. Что интересно – рядом есть магазин, где перепродают то, что произведено в том же Иваново и других регионах. И мы с ним вполне конкурентны по цене. Делать продукцию высокого качества не так уж дорого.

– За счет чего можно оптимизировать расходы?

– Мы ведь даже не малый, мы – микробизнес. Накладные расходы минимальны. Я не могу себе позволить иметь штат менеджеров, солидного бухгалтера, который постоянно сидит в офисе. Каждый из сотрудников выполняет несколько функций. Конечно, это тоже негативно влияет на развитие, но в нынешних условиях такой вариант оптимален.

– Открывали компанию на собственные средства?

Ольга Слуцкая

Заказчикам нужно самим заключать договоры с производителями тканей, контролировать цены и качество тканей, а потом уже отдавать пошив изделий на аутсорсинг
(Чтобы увеличить, кликните на фото)

– Первоначальные инвестиции потребовались небольшие – швейное оборудование не очень дорогое. Была идея получить стартовое пособие от правительства Ленинградской области, но, как выяснилось, по положению это невозможно: на момент организации бизнеса я еще работала в коммерческой структуре, а на получение денег может претендовать только определенная категория граждан, к которой я не относилась. Но мне предоставили возможность взять в аренду помещение в Таицком бизнес-инкубаторе по сниженной ставке.

На начальной стадии на ремонт помещений ушло порядка 100 000 рублей, еще где-то 250 000 – на инвестиции в приобретение первого оборудования. Начали работать, увеличивать обороты – докупали новые швейные машинки, другое оборудование. Пика достигли в декабре 2013 года: выполнили все заказы, и наш оборот составил порядка 4 млн рублей в месяц. Сейчас, увы, наблюдаем существенное снижение оборота.

– Это снижение было прогнозируемо?

– Сегодня вообще что-то сложно прогнозировать. Нарабатывали заказы, подходил срок подписания договора – и все срывалось, потому что заказчику не дали денег. Подобная история не только у меня. Многие предприятия малого бизнеса пострадали оттого, что заказы слетают. Затягивается и оплата по уже заключенным договорам. Контракт подписывается до конца года, бизнесмен вкладывает деньги в первом полугодии, а заказчик тянет с оплатой до последнего.

Скажем, ноябрь всегда очень сложный месяц для текстильной промышленности: население экономит деньги перед праздниками, бюджетные организации подводят предварительные финансовые итоги. Но в декабре идет много заказов, работаем вплоть до 31-го. Так что рассчитываю, что по итогам года мы получим хороший результат.

Я оптимист и руки никогда не опускаю. Да, проблем много, но, надеюсь, мы их решим. Сформировался очень хороший коллектив, для меня это главное. Я не зарабатываю много денег. Когда создавала бизнес, понимала, что это малоприбыльное занятие. Но по профессии я организатор производства, поэтому знала, что смогу, что дело пойдет.

– И какой может быть стратегия на следующий год?

– Я не акула бизнеса, которая может выстроить глобальную стратегию. Микробизнес живет по своим законам, во многом в ручном режиме, оперативно реагируя на те или иные вызовы. Сейчас период ожидания. Смотрим, что происходит, пытаемся договариваться. Но неопределенность присутствует.

– Поддержку со стороны государства ощущаете?

– Признаюсь, нет. Но, может, в этом есть в том числе и моя вина, мне не с чем прийти и сказать: «Дайте денег». Всегда существуют определенные правила на получение той или иной поддержки – субсидии на приобретение оборудования, налоговые льготы и прочее. Например, оборудование для получения таких субсидий должно быть стоимостью не менее 500 000 рублей. Но мне такое оборудование не нужно – я просто не смогу загрузить его заказами. Сначала я должна его купить – то есть вывести из оборота деньги, потом подать заявку и, возможно, получить возмещение. Но в микробизнесе оборотных средств очень мало. Идти в банки – так мне нечего предоставить в залог: швейные машинки там даже не рассматривают. Поэтому нужно рассчитывать только на себя.

Но если все же где-то в глубине души и надеяться на стороннюю помощь, то швейные предприятия были бы прежде всего благодарны обеспечению заказами. На данный момент учреждения Санкт-Петербурга и Ленинградской области порядка 50% швейных заказов размещают в Ивановской области. Но ивановским швейникам и так поступает много заказов из регионов, где не так развита текстильная промышленность.

Швейная отрасль переживает критический застой в развитии, в продвижении новых идей, новых продуктов. Основная причина — в непредсказуемых ценах на сырье

Нужно разработать программу развития отрасли, где было бы четко указано на необходимость оставлять как можно больше заказов внутри Ленинградской области. Понимаю, конкуренция – двигатель бизнеса, но в кризисные моменты нужно поддерживать производителей, которые работают на твоей территории. Ведь это и налоги, и поддержка местных жителей. Я не так давно пыталась наладить взаимодействие с одной из петербургских клиник, но выяснилось, что она хирургические костюмы заказывает в Москве. Неужели у нас невозможно их шить? Мне отвечают: местные предприятия не смогли предоставить финансовое обеспечение для участия в конкурсе.

– Так, может, производить на субконтрактинге? Москвичи выигрывают тендер и размещают заказ у вас…

– В Москве и Московской области свои предприятия, которые нужно загрузить заказами… А вот если говорить о еще одном возможном пункте помощи, то это отсрочка платежей по закупкам сырья. Рынок насыщен швейными производствами, нет проблем, кому продать сырье, поэтому никто его без предоплаты, даже в сложные времена, не отдает. Швейная промышленность всегда была не очень доходной, существует большой риск, что может пойти невозврат денег за материалы. Да, есть постоянные партнеры, которые предоставляют отсрочку платежей, помогают другими способами, – но их можно по пальцам пересчитать. Если разработать какой-то механизм предоставления подобной отсрочки – это серьезно помогло бы отрасли.

Но опять же лучше все-таки надеяться только на себя. Мы отказываемся от многих тендеров, понимая, что выставляемая там цена не позволит нам обеспечить высокое качество заказа. Зато остался круг заказчиков, которые понимают, что мы никогда не снизим качество продукции, а они получат то, что просят. Самые реальные заказы – до 100 000 рублей, они проходят по котировочным заявкам.

Нам проще заработать миллион на 10 заказах, чем пытаться выиграть один тендер на ту же сумму, обеспечивать контракт и ждать оплату два-три месяца.

Георгий Дмитриев

В печатной версии название статьи — «Не акулы бизнеса» (журнал «Управление бизнесом», № 25, декабрь, 2015 г.)

Похожие сообщения

2 комментариев Не акулы бизнеса: как выстоять небольшому предприятию в условиях кризиса

  1. Маме большой привет!

Добавить комментарий

Наверх
X