Александр Горыня

Золотая земля: о ювелирном деле

Дата Ноя 10, 15 • Нет комментариев

Александр Горыня: на внутреннем рынке отечественные ювелиры конкурентоспособны, и он более интересен для нас Два года в Санкт-Петербурге предпринимаются попытки создать...
Pin It

Главная » Журнал «Управление Бизнесом» №24, Наши спикеры » Золотая земля: о ювелирном деле

Александр Горыня: на внутреннем рынке отечественные ювелиры конкурентоспособны, и он более интересен для нас

Два года в Санкт-Петербурге предпринимаются попытки создать ювелирный кластер. «Очень много времени уходит на пустые дискуссии», – рассказывает председатель Союза ювелиров СЗФО, руководитель компании «КОНГО» Александр Горыня.

– О создании в Санкт-Петербурге ювелирного кластера речь ведется уже более двух лет. Почему дело не сдвинется с мертвой точки?

– В городе давно имеется сложившееся ювелирное производство, поэтому появление здесь профильного кластера вполне закономерно. Наш интерес в том, что с его созданием появится выход на правительство города, поскольку кластер – это некое структурирование производства. Другой немаловажный момент – мы рассчитываем, что у нас появятся основные фонды. Ведь почти 95% ювелирных предприятий, которые представлены главным образом малым бизнесом, арендуют помещения.

А разговоры так долго ведутся в том числе и потому, что кадровая политика в правительстве Санкт-Петербурга оставляет желать лучшего. Только успели с руководителем комитета по промышленной политике и инновациям Санкт-Петербурга проговорить тему, как произошла смена кадров. Поскольку преемственности нет, каждый раз разговор нужно начинать с белого листа.

Чтобы держаться на плаву, малому предприятию нужно в месяц выпускать не менее 10 новых изделий. И хорошо, если из них окажутся востребованными 20%

Кластер должен формироваться вокруг технопарка – основного производства, его мы создадим сами и будем инвестировать в его развитие. Нам требуется два гектара земли. Все инвестирование будет производиться самими ювелирами. Мы подсчитали, что на формирование производственного блока необходимо около 600 млн рублей. Это достаточно большие деньги. При этом требования у нас минимальные – мы не просим для себя льгот якорных предприятий. Но и это не сдвигает с мертвой точки организацию кластера. Чиновники все ставят с ног на голову – проталкивают вперед обучающие центры. Кого они собираются обучать? Сначала – производство, а потом – все сопутствующее: подготовка кадров, пробирный надзор и так далее, как это делалось в Германии, Италии.

Кластер в определенном смысле – это связи, складывающиеся естественным образом по инициативе бизнеса вокруг какого-то исторического производственного центра. Так, Ареццо в Тоскане – исторически сложившийся ювелирный район Италии. И там ювелиры объединились, чтобы упростить доступ к пробирному надзору, обеспечить себе безопасность, решать вопросы перевозки, развития распределительной сети, магазинов.

Для Германии характерна исторически сложившаяся специализация земель, провинций, городов и связанное с этим структурирование промышленности. В частности, в земле Баден-Вюртемберг расположены Пфорцхайм, который называют «золотым городом», и Швебиш-Гмюнд, где развито серебряное производство. Есть города, где испокон веков занимаются камнерезным делом, огранкой. Географически эта ювелирная провинция расположена вблизи Швейцарии, где за сотни лет сложилась высокая культура огранки и где сейчас проходят всемирные выставки. Развитию торговли поспособствовал Рейн – удобная транспортная магистраль между странами.

Не случайно первое, что сделала Германия после войны, – предоставила бизнесу возможность обзавестись недвижимостью. Это и позволило создать нормальное налогооблагаемое поле. Почему у нас этого не понимают?

Много времени уходит на пустые дискуссии, разговоры в течение нескольких лет. С выделением земли сложилась практически непреодолимая проблема. С благой целью борьбы с коррупцией участки распределяются через тендер, но для участия в нем нужно внести очень крупный залог, непосильный для малых предприятий. Любопытно, что, когда город расчищает территорию под иностранные компании, ему ничто не мешает и немалые деньги на это находятся. Приглашают якорные компании, на пять лет освобождают от налогов, а потом на них вдруг разом наваливаются проблемы, и «якоря» растворяются.

Вспомним, как был сформирован автокластер: под него выделили инженерно подготовленную землю. А почему своим-то так не помогать? Казалось бы, государство должно быть заинтересовано, чтобы компании закреплялись на земле, обзаводились недвижимостью. На деле все не так. Потому что государство – это конкретные люди со своими интересами помимо государственных.

– А сколько ювелирных фирм планируется объединить в кластер на начальном этапе?

– В Санкт-Петербурге согласны войти в кластер 14 предприятий. Некоторые из них достаточно успешные, хотя свою историю только начинают. Эти фирмы возглавляют молодые предприниматели, которые за короткий срок успели заработать и первичные оборотные деньги, и имя.

– Что сегодня представляет собой ювелирная промышленность страны?

– В России ювелирной промышленности как таковой нет. Промышленность подразумевает определенную вертикаль, у нас же каждый сам по себе. В советское время отрасль относилась к Министерству приборостроения, сегодня она ничья. Впрочем, бесхозной оказалась не только ювелирная отрасль. Исчезли практически все отраслевые министерства, вместо них появилось Министерство промышленности и торговли – скрестили ужа и ежа. Это  принципиально разные виды деятельности. Испокон веков в России деловые люди делились на промышленников и торговцев.

Карл Фаберже — талантливый организатор производства. Многие ювелиры, которые у него работали, дали толчок развитию ювелирной промышленности СССР

От крупных советских ювелирных производств (их было порядка 25) мало что осталось. Сегодня зарегистрировано свыше 6500 ювелирных предприятий. Но все вместе взятые предприятия Северо-Запада не могут выйти даже на 20% объемов производства по золоту одних только «Русских самоцветов» (здесь еще работала «Северная чернь») уровня 1990–1991 годов. В 1991-м «Русские самоцветы» выпустили 23 тонны золотых и серебряных изделий, сегодня все ювелирные фирмы региона выпускают менее 8,5 тонны. Конечно, ассортимент стал совершенно другим, образцы не надо утверждать в Москве, как раньше.

Первая половина 90-х оказалась просто грабительской по отношению к ювелирной отрасли. Поскольку металлы еще были государственной собственностью, периодически проводилась государственная переоценка – и так 18 раз. Причем результаты переоценок относились на итоги хозяйственной деятельности предприятия. То есть, если золото после переоценки подорожало, вы как будто бы прибыль получили, а значит, должны заплатить с нее налог. Так были вымыты оборотные средства ювелирных заводов.

В постсоветское время основные фонды в ювелирной отрасли практически не создавались, не было построено ни одного производственного здания, не считая заводов в Костроме и Поволжье. «Русские самоцветы», по сути, трансформировались в деловой центр, значительно сократив производственные площади. Сегодня большая часть средств зарабатывается сдачей площадей в аренду. Ювелирных мастерских осталось ровно столько, чтобы поддерживать бренд, который дорогого стоит.

– Дешевые арабские и азиатские изделия вас не душат?

– На внутреннем рынке мы конкурентоспособны, и внутренний рынок нам более интересен. Падение курса рубля отсекло ввоз импорта. Другое дело – покупательская способность населения падает.

Мы бы хорошо работали и на экспорт, но препоны, которые созданы правительством, этому мешают. В первую очередь таможенные пошлины. Мы считаем, что драгоценные камни, которые у нас не добываются, не должны облагаться пошлиной с российской стороны. Гильдия ювелиров России неоднократно обращалась с такой просьбой к правительству. Из камней первой категории у нас нет сапфиров, рубинов, жемчуга, мало изумрудов – единственное их месторождение – Малышевский рудник.

Вот по добыче алмазов Россия занимает первое место в мире, но и тут не все гладко. В Якутии для внутреннего рынка добываются мелкие алмазы, которые у нас обрабатывать нерентабельно, поэтому мы вывозим свое сырье (алмазы), а ввозим бриллианты с таможенной пошлиной. Это сразу плюс 41% на камень, а дальше – конкурируй.

Рентабельность отгрузки за рубеж наступает только после заказа стоимостью 15 000–18 000 долларов. Но таких заказов мало, разве что из Китая они могут поступать. Европа, Канада, Израиль запрашивают заказы в пределах 5000–8000 долларов. Мало кому удается получить большие заказы. Есть проблемы, связанные с тем, что мы работаем с драгоценными металлами. Ведь был принят указ президента и постановление правительства, что золото – обычный товар. Нет, все равно мы обязаны отчитываться по особым формам – 2ДМ и 3ДМ – за металл и камни. А если мы вывозим на выставку свои изделия, нам нужно их сфотографировать и предъявить госконтролю. Но это же частная собственность, почему мы не можем ее вывозить как обычный товар – задекларировал и вывози.

– Ассортимент внутреннего и внешнего рынка отличаются?

– За границу поставляем то, чего там нет. «Русские самоцветы», например, поставляют эмалево-филигранные изделия, которые мало кто делает в мире. Когда-то их изготавливали в Австро-Венгрии, во Франции, но производство не получило широкого распространения.

Костромской завод много изделий поставляет в Канаду – там большая украинская диаспора, они привыкли к советскому золоту – красному. Та же история с немцами, выехавшими в Германию из Поволжья и Казахстана, поскольку в Европе распространен цвет золота, называемый «гамильтон» – настоящего «золотого» цвета. Заказывают достаточно вычурные изделия в купеческом стиле, но в целом предложения самые разнообразные. Наш средний класс, который становится все тоньше, делает свой выбор в пользу отечественных изделий. У элиты, богемы все просто: они демонстрируют не свои вкусы, а пристрастие к демонстрации брендов – соревнуются, у кого круче. На них все мировые бренды – как на витринах.

– Стиль изделий отличается по регионам?

– Можно выделить четыре ювелирных центра: Москва, Санкт-Петербург, Екатеринбург и Кострома. У каждого свой стиль и поклонники – я, не глядя на этикетку, могу сказать, откуда изделие. Москва традиционно остается купеческой в своих вкусах – все должно выглядеть дорого, богато, ярко. Стиль Санкт-Петербурга наиболее сдержанный, аристократичный. Екатеринбург где-то между Москвой и Санкт-Петербургом, там ювелирный рынок хорошо развивается. Кострома, которая перетянула на себя 49% ювелирного рынка, пытается удовлетворить вкусы всех россиян – там нет выраженных пристрастий.

На формирование ювелирного кластера требуется около 600 млн рублей. И все инвестирование будет производиться самими ювелирами

Несколько в стороне стоит Смоленск, который приглашает дизайнеров из Италии. Причем это дизайнеры с именем, но запрашивают они за свою работу меньше, чем отечественные. Наши всем хороши, но у них завышенная самооценка. При этом гордо заявляют: я – художник, рисую только в 2D. С итальянцами все расчеты ведутся за модели в 3D. Правда, последние три-пять лет чувствуется прорыв, молодые дизайнеры учатся работать в нужном формате, в котором работает весь мир.

– А вы с какими дизайнерами сотрудничаете?

– Мы работаем с отечественными художниками, которые по-своему интересны, без богемных привычек. Работа в ювелирном деле – это пахота. Чтобы держаться на плаву, нам, малому предприятию, нужно в месяц выпускать не меньше 10 новых изделий. Художники, технологи стонут, но делать нечего, так как есть экономика процесса, которая гласит: хорошо, если из новых разработок востребованными окажутся 20%.

Ни один художник не может угадать, на что отзовется массовый потребитель. Легче создать «нетленку», эксклюзив, чем серийные изделия. Нравится – не нравится, это на кончиках пальцев люди чувствуют.

– Почему снизился выпуск ювелирных изделий из платины?

– Потому что резко упала покупательная способность населения, ювелиры стали работать под заказ. Сегодня в основном выпускается золото 585-й пробы и платина 950-й пробы. Платина и палладий требуют другой линейки оборудования. На Северо-Западе такое оборудование имеется всего у пяти фирм. Красноярский завод, который аффинирует платину и доводит ее до ювелирных кондиций, стал больше продавать ее для технических нужд – так проще работать. По этим причинам рынок платины за последние пять лет и просел.

– Несмотря ни на что, вы видите смысл в кластеризации?

– Я вижу в этом попытку некого структурирования нашей амебообразной экономики, ведь кластеры должны подчиняться некой правительственной структуре. Чиновники ждут каких-то мифических иностранных инвесторов.

Структурирование промышленности – основа эффективного регулирования и работы. Если кластер состоится, он будет способствовать отечественному инвестированию.

Производители не имеют выхода на управленческие структуры, где принимаются важные отраслевые решения. И профессиональные объединения, будучи общественными организациями, не имеют права законодательной инициативы.

Нас подстерегает опасность с еще одной стороны – резко падает профессионализм управленцев. Во власть приходит новая генерация людей – дети высокопоставленных чиновников, закончившие не технические вузы, а университеты – экономические, юридические, менеджмента, госуправления, зарубежные бизнес-школы МВА. Им все равно, каким производством управлять по шаблону – химическим комбинатом, энергетической компанией или театром.

Но жить и работать надо. Вся надежда – на генетическую живучесть и смекалистость русского народа.

– А какое у вас базовое образование?

– Я окончил Ленинградский политехнический институт по специальности «инженер-электрик». Проработал 12 лет на «Русских самоцветах» заместителем генерального директора по производству, потом выбрали генеральным. Почувствовал, что экономического образования не хватает – поступил в Академию народного хозяйства при Правительстве РФ. Позже создал малое предприятие и в 2000-м защитил кандидатскую диссертацию в ФИНЭКе – для тренировки мозгов. Тема кандидатской – «Обеспечение конкурентоспособности продукции МП ювелирного производства».

– Вы говорили, что ювелирное производство, организованное Фаберже, можно с полным правом назвать кластером. Расскажите об этом поподробнее.

– Когда говорят «Фаберже», подразумевают Карла Густавовича. Между тем изготовлением ювелирных изделий занимался еще его отец, братья, а потом и дети. Но именно Карл, приняв от отца небольшую ювелирную фирму в полуподвальном помещении, изготавливавшую рядовые изделия, сумел создать известный на весь мир «Ювелирный дом Фаберже» на Большой Морской в Санкт-Петербурге. Именно благодаря ему эту улицу в Европе стали называть «бриллиантовой».

Карл объединил под своей торговой маркой шесть фирм, часть из которых работали еще с его отцом. Туда же позднее вошло училище барона фон Штиглица, в котором Фаберже отбирал лучших выпускников. В пяти минутах ходьбы размещалась инспекция пробирного надзора. Все признаки кластера налицо. Недалеко были и основные точки эксклюзивных заказов – Зимний дворец, великокняжеские дворцы.

Фамилия Фаберже ассоциируется со словом «ювелир», между тем неизвестно ни одного изделия, изготовленного самим Карлом Фаберже. У него работало 18 именитых художников и скульпторов. Автор большей части знаменитых пасхальных яиц – Михаил Перхин. Вместе с тем Карл Фаберже – талантливый организатор ювелирного производства. Для высшего света предназначался штучный товар, но в основном выпускался непритязательный добротный ширпотреб, который и кормил фирму. Многие ювелиры, которые работали у Карла Фаберже, дали толчок развитию ювелирной промышленности в СССР. Уже в 1922 году был создан трест «Русские самоцветы».

– На каких условиях Фаберже привлекал фирмы?

– Все фирмы оставались независимыми в своей финансовой политике, условиях реализации. Согласно договору, единственное требование заключалось в том, что все выпускаемые изделия сначала должны были передаваться Фаберже. Тот же Михаил Перхин был хозяином мастерской, которая работала со своим клеймом и с клеймом «К. Фаберже».

– Бренд «Фаберже» до сих пор не сходит с ювелирных прилавков…

– И это очень хорошо. Это вызов всем современным ювелирам России.

Ирина Кравцова

В печатной версии название материала – “Золотая земля” (журнал “Управление бизнесом”, № 24, ноябрь, 2015 г.)

Похожие сообщения

Добавить комментарий

Наверх
X