Круглый стол "Развитие бизнес-среды России. Федеральные тренды и региональные особенности"

Параллельными курсами: о взаимотношениях бизнеса и государства

Дата Ноя 10, 15 • Нет комментариев

Бизнес и государство ставят перед собой не стратегические цели, а тактические задачи, полагают эксперты. Поэтому настолько непростым для обеих сторон становится...
Pin It

Главная » Актуальные материалы, Журнал «Управление Бизнесом» №24 » Параллельными курсами: о взаимотношениях бизнеса и государства

Бизнес и государство ставят перед собой не стратегические цели, а тактические задачи, полагают эксперты. Поэтому настолько непростым для обеих сторон становится объединение усилий

Современная экономическая ситуация циклически почти повторяет события, которые бизнес переживал несколько лет назад (сокращение рынка, ограничение доступа к финансированию, банкротство компаний), но уже в более жестких условиях санкций. Декларируя политику импортозамещения, государство ждет от бизнеса инициатив и реальных мер по насыщению внутреннего рынка отечественным продуктом, не уступающим зарубежному аналогу и способным конкурировать с ним на мировой арене. Однако способствует ли реализации этих запросов российская бизнес-среда, которая сформировалась за последние годы под определяющим влиянием государства? На этот вопрос попытались ответить участники одного из круглых столов, проходивших в рамках II Форума бизнеса Северо-Запада.

Инвестиции в развитие рынка

Справедливости ради надо отметить, что проблемы взаимодействия власти и бизнеса обсуждаются на различных уровнях далеко не первый год. И все это время диалог между предпринимателями и государственными структурами в конце концов сводится к одному и тому же. Рядовой бизнес жалуется на непонимание и невнимание со стороны государства, а оно, в свою очередь, работает над созданием новых институтов по защите и поддержке бизнеса, на деле зачастую еще больше усложняя его существование.

– Экономисты и инвесторы начали говорить о формировании и развитии национального рынка еще лет 15 назад, и только с введением санкций мы переводим эти разговоры в практическую плоскость, называя процесс импортозамещением, – поясняет нынешнюю ситуацию директор Центра инновационного развития, доктор экономических наук, профессор кафедры экономики предприятия и производственного менеджмента СПбГЭУ Андрей Алексеев. – Но здесь мы сталкиваемся с подменой понятий. По сути, речь должна идти не о замещении импортного продукта (этот процесс и без того движется своим ходом), а о том, что сначала надо сформировать внутренний рынок для отечественного предпринимателя.

«Не надо изобретатть новые меры государственной поддержки, надо просто облегчить компаниям доступ к заемным средствам»

Иначе, уверяет спикер, даже госкорпорациям сложно продавать свои разработки – настолько мало само государство как основной участник экономических отношений занимается формированием спроса на национальный продукт. Второй интересант, промышленность, по разным причинам тоже не всегда ориентируется на отечественную продукцию. Тем самым российские заводы не инвестируют в развитие внутреннего рынка, а поддерживают зарубежный.

Есть вопросы и к инновационному бизнесу, непосредственно связанному с формированием внутреннего спроса. Если судить по итогам работы конкурсной комиссии инновационных проектов правительства города, то проблем с количеством и качеством новых разработок ни в малом, ни в крупном бизнесе не существует. Беда в том, что этот инновационный продукт зачастую оказывается никому не нужным, поскольку не отвечает реальным задачам промышленного производства – он не сфокусирован на процессных инновациях, определяющих себестоимость продукции.

По мнению директора по взаимодействию с органами государственной власти Совета по развитию внешней торговли и международных экономических отношений Татьяны Львовой, государство не только осознает необходимость формирования внутреннего спроса, но и позаботилось о создании стратегических механизмов по его стимулированию. Один из них – предложенная АСИ национальная технологическая инициатива, в рамках которой создано несколько рабочих групп по отраслям промышленности. Их задача – как раз формировать совместно с представителями власти и бизнеса новые рынки для новых продуктов.

«Когда начинаются проблемы, власть начинает разговор о новой экономической модели. Но бизнес уже выжат досуха для этих экономических начинаний»

Вторым важным действующим инструментом по стимулированию увеличения продаж новых технологических решений инновационного бизнеса является механизм «распаковки» спроса на инновационные технологии со стороны городских администраций. Он включает в себя три ключевых элемента. Во-первых, это проведение специальных конференций поставщиков инновационной продукции, в рамках которых происходит презентация новых технологий городским администрациям. В этом ряду и формирование перечня инновационной продукции для каждого региона, который позволяет администрациям обеспечивать годовую квоту в 5% по закупке новых технологий для модернизации городского хозяйства.

Наконец, открытые запросы – актуальные городские задачи, которые уже не могут быть эффективно решены с помощью действующих технологий. Здесь инновационные компании предлагают новые и усовершенствованные технологии для решения конкретной городской проблемы и предоставляют городу технологию (на безвозмездной и временной основе) для тестирования в городских условиях.

Управляющий партнер консалтинговой группы «Решение», президент Ассоциации консалтинговых компаний АСКОНКО Александр Батушанский обращает внимание на ключевую роль малого и среднего бизнеса в заполнении внутреннего рынка импортозамещающей продукцией. Однако в этом сегменте экономики вряд ли можно рассчитывать на серьезный рост, пока не будет решена проблема внутренних инвестиций.

– Не надо изобретать новые меры государственной поддержки, надо просто облегчить компаниям доступ к заемным средствам. Как только кредиты будут настолько же доступны малым предприятиям, как их конкурентам за рубежом, причем получать их можно будет на местах, процесс инновационного импортозамещения изменится кардинально, – уверяет Александр Батушанский. – Сегодня мало кто решается идти в бизнес и подвергать себя риску, компании практически не могут привлекать деньги для развития без залогов, а их у малых предприятий нет. Без доступа к дополнительным средствам у малых компаний никогда не будет шансов выйти в середняки, а у средних – вырасти в крупные. Как и в прошлый кризис, на привлечение инвестиций и на финансовую поддержку могут рассчитывать преимущественно крупные компании с государственным участием. О какой конкуренции с ними в этих условиях можно говорить? Кроме того, результаты такого укрупнения экономики мало способствуют импортозамещению. Именно поэтому концернам Toyota и Nissan, традиционно работающим во всех странах с малыми и средними предприятиями, пока не удается реализовать свои инвестиционные контракты по локализации производства в России. Чтобы изменить ситуацию, от государства нужно поменьше прямого вмешательства в экономику и больше работы по формированию условий, в которых все участники рынка делали бы свое дело, не боясь потрясений, создавая новые рабочие места и новую продукцию.

Для малых и средних предприятий ставки кредитования и раньше превышали рентабельность предприятия, теперь большинство из них могут рассчитывать только на собственные средства.

– В течение 2014–2015 годов был закрыт 131 банк, где размещали средства малые и средние компании, – обозначает еще одну проблему генеральный директор мурманского Центра консалтинговых проектов Елена Шестовская. – Вернут ли они теперь свои деньги? Ведь малый и средний бизнес сегодня сосредоточен скорее на том, чтобы выжить, чем заниматься инновациями, хотя и идеи, и разработки, и даже возможность их производить у него есть. Очень трудно найти деньги на продвижение нового товара, а это 50% от затрат на производство. Ни один фонд поддержки предпринимательства не даст на это ни копейки, не говоря уже о банках.

Представители коммерческих банков в ответ разводят руками – они точно так же не защищены от кризисных рисков и так же отвечают перед акционерами за эффективность своего бизнеса. Большинство из них продолжают кредитовать старых клиентов на новых условиях.

«Обороты малого предпринимательства или уровень занятости никак не коррелируются с объемами финансовой поддержки»

– Согласно данным Центробанка, с начала года рост корпоративного кредитного портфеля в среднем составил 7,67%, а по банкам, зарегистрированным в Северо-Западном регионе, – менее чем 1%, – рассказывает вице-президент Международного банка Санкт-Петербурга Иван Байлюк. – Кредитный портфель растет за счет столичных банков, преимущественно государственных, которые получают дополнительные ресурсы благодаря различным формам господдержки. Коммерческие банки за пределами топ-20 российских кредитных учреждений живут ресурсами, которые привлекают на свободном рынке, и эта ресурсная база находится практически на одном и том же уровне на протяжении последних двух лет, что с учетом инфляции означает ее сокращение. В таких  условиях банки перестроили свою кредитную политику, сфокусировав внимание на кредитовании первоклассных заемщиков. В большей степени это коснулось предприятий малого и среднего бизнеса: банкам рациональнее не расти, чем выдавать кредиты с неопределенной перспективой возврата.

– Кредитные риски многократно возросли, – соглашается с коллегой региональный директор Северо-Западного филиала ПАО РОСБАНК Кирилл Мясоедов. – Мы всегда придерживались стратегии выборочного кредитования, учитывающей многие факторы риска, даже если это влияло на темпы роста кредитного портфеля в относительно комфортное время. Банки и сейчас продолжают рассматривать крупные инвестиционные проекты, их количество сократилось не потому, что мы их не кредитуем, а потому, что компании сейчас более внимательно подходят к возможности реализации каждой сделки, особенно это касается новых инвестиционных проектов. По каждому такому проекту, как и прежде, принимается взвешенное индивидуальное решение. Надеемся также, что сотрудничество с Агентством кредитных гарантий позволит улучшить ситуацию в этом направлении. Реализуемая агентством совместно с Банком России программа позволит предложить клиентам специальные условия кредитования, в частности льготную ставку по среднесрочным кредитам.

Рынок свободен… От конкурентов

По мнению Александра Батушанского, при растущем спросе на качественный отечественный продукт на рынке практически нет адекватных предложений. Например, для предприятий легкой промышленности, которая обещает стать одним из драйверов обрабатывающего сектора, никто в стране не производит оборудования на технологическом уровне зарубежных образцов. Более того, никто и не возьмется за его выпуск, поскольку емкость российского рынка не оправдает инвестиций. Следовательно, только ориентированные на экспорт производства смогут обеспечить развитие этой отрасли промышленности, что само по себе даст производителю оборудования новые возможности намного лучше, чем программы господдержки.

То же самое можно было бы сказать практически о любой другой сфере производства. Беда в том, что  конкурентоспособных на мировом рынке предприятий в стране не так много. Более того, в целом ряде отраслей составить конкуренцию зарубежным корпорациям практически невозможно даже на внутреннем рынке. Так, по словам представителя ГК «Диполь» Андрея Коржакова, в сфере электроники 87% специалистов работают на госпредприятиях, 9% – в российских малых компаниях, а оставшиеся 4% – это LG, Samsung, TPV, Jabil и другие немногие иностранные компании, имеющие пока еще производства в России. Эти 4% обеспечивают сопоставимый с остальными оборот. Вряд ли стоит рассчитывать на то, что даже на волне импортозамещения в России удастся создать рынок для отечественной микроэлектроники и по-быстрому вырастить собственный Apple.

С другой стороны, если государство в погоне за импортозамещением становится не регулятором, а активным бизнес-игроком, то страна получает не рост экономики, а передел внутреннего рынка за счет административного устранения конкурентов, полагает генеральный директор ООО «Хобас» Дмитрий Еременко.

– Это не развитие, а передел, который уже сопровождается падением качества продукции и ростом цен, – уверяет предприниматель. – Зачем бизнесу внедрять инновации и модернизировать производство, если конкурентов в борьбе за потребителя нет? Под такую продукцию можно и международные стандарты переписать, убрав из них требования по надежности и качеству вопреки действующим техническим регламентам и элементарным законам физики. В результате на одну и ту же продукцию действуют четыре стандарта, утвержденные государственными органами
и якобы защищающие внутренний рынок от внешнего регулирования. И такие «стандарты» – это не единственный способ нагромождения искусственных препятствий перед добросовестным поставщиком. В этой ситуации понятие «качество» теряет смысл. Внутренний рынок переделили (за что в основном расплатился и так обедневший покупатель) – и дальше что? Поэтому, вместо того чтобы создавать формальные оболочки и накачивать их ресурсами, государству следует снизить участие в процессе распределения и вернуться к роли объективного регулятора, вырабатывая общие основы для работы и развития. Пока все мы находимся в ситуации, когда ставка делается на «чемпионов», сидящих на бюджетном «допинге» и считающих основными условиями для развития замену рыночной конкуренции гарантированным госзаказом и бюджетные вливания.

Но разве не создание общих правил игры подразумевает высказанная правительством идея сформировать новую модель экономического развития, основанную на комфортной среде для бизнеса? Как подчеркивает управляющий партнер консалтинговой компании «Вильчур и партнеры» Николай Вильчур, это скорее один из верных признаков очередного кризисного цикла.

– Когда все хорошо, власть рассуждает о том, что нужно заняться социальной сферой и повышать уровень жизни населения, – поясняет специалист, опираясь на собственный консалтинговый опыт. – Когда начинаются проблемы и необходимо изыскать дополнительные деньги, власть начинает разговор о наведении порядка в бизнесе, борьбе с коррупцией, более жестких фискальных мерах и так далее. А когда и эти меры исчерпаны, начинается поиск новой экономической модели. Но бизнес уже выжат досуха и для реализации этих экономических начинаний за одну секунду не восстановится.

Поэтому речь сегодня должна идти не столько об очередной помощи государства бизнесу, сколько о выработке надежного механизма, который препятствовал бы тому, чтобы государство этот бизнес гробило.

Особенности национального целеполагания

Надо отметить, что малое и среднее предпринимательство не обделено доступными бизнес-услугами, которые позволяют ему оставаться на плаву. Например, создатель и управляющий партнер проекта «Инвесторантье» Татьяна Корянова успешно обучает предпринимателей экономить на инвестициях в оборудование и недвижимость за счет участия в аукционах по банкротству.

«Любое дело требует первоначальных инвестиций. Накопить достаточный капитал для начала своего дела в регионе в среднем сложнее, чем в столичном городе, а времени на это требуется больше. Доступ к заемным деньгам в кризис ужесточился и в отдельных случаях банковская политика для начинающего предпринимателя выглядит запретительной», — подчеркнула она.

Тем не менее, считает она, эти внешние ограничивающие факторы в становлении предпринимателя можно преодолеть. «Аукционы по банкротству — это безграничные возможности развития и роста уровня доходов для начинающего бизнесмена. Всю предпринимательскую деятельность на торгах по банкротству можно вести через интернет, место жительства участника значения не имеет. Электронная цифровая подпись также повышает надежность и ускоряет время проведения сделок. Это делает вас мобильным, независимым, способным приобретать активы абсолютно из любой точки России. Теперь и у столичного бизнесмена, и у предпринимателя из провинции – равные стартовые возможности».

«Государству следует снизить участие в процессе распределения и вернуться к роли регулятора, вырабатывая общие основы для развития»

Государство из года в год вкладывает немалые бюджетные средства в мероприятия по развитию малого и среднего предпринимательства. В Петербурге разработаны программы по его поддержке за счет выделения льгот и субсидий, у предпринимателей малого и среднего бизнеса есть возможность получить средства для участия в выставочной деятельности, в том числе за рубежом, вернуть затраты на реализацию энергосберегающих мероприятий, стать резидентом бизнес-инкубатора и воспользоваться многими другими преимуществами.

Действуют многочисленные отраслевые ассоциации, создан Центр кластерного развития, развиваются промышленные технопарки. Таким образом, инфраструктура для развития бизнеса создана, но так ли она эффективна?

– Мы проанализировали результаты финансирования малого бизнеса через различные фонды, агентства и другие институты поддержки начиная с 2009 года, – рассказывает декан факультета менеджмента НИУ ВШЭ Александр Кайсаров. – Но если посмотреть на обороты малого предпринимательства или уровень занятости, то они никак не коррелируются с объемами финансовой поддержки. Основными целевыми показателями реализуемых программ остается количество субъектов малого и среднего бизнеса. Может быть, стоит установить другие показатели и адресно финансировать те предприятия, которые наиболее эффективны или создают наибольшую добавленную стоимость?

«Речь должна идти не об импортозамещении, процесс и без того движется своим ходом. А о том, как сформировать внутренний рынок для отечественного предпринимателя»

Руководитель отдела маркетинга Технопарка «Ингрия» Андрей Таршин уверен, что и к инновационному бизнесу тоже пора подходить с другими мерками. По его словам, количество объектов инновационной структуры в вузах с 2012 по 2014 год выросло с 1500 до 2800, но большая часть из них ориентирована на исследования, разработку и очень мало – на маркетинг, трансфер технологий, взаимодействие с промышленностью. В результате идеи большинства инновационных предприятий вузов так и не доходят до рынка, несмотря на количество патентов и публикаций.

В то же время за рубежом при оценке деятельности подобных объектов учитываются доход, полученный компанией или вузом с каждой лицензии, и доход, полученный разработчиками лицензии за год.

– Несмотря на огромное количество методик, школ, семинаров, которые учат управлению строительными проектами, только 15–20% этих проектов оказываются успешными, – отмечает, в свою очередь, председатель совета директоров компании «Ирбис» Геннадий Киркин. – Проблема остальных кроется в ошибках управления. Вот простой пример: сейчас с импортом решили бороться и оказывать поддержку отечественным предприятиям. Начинают строить заводы и фермы, хотя возможность инвестировать в их строительство была и раньше. Но что мешало сделать это тогда, когда затраты на развитие этих направлений были намного выгоднее, чем оказываются сейчас из-за санкций и убытков?

Может быть, проблема действительно в неправильном целеполагании государственных программ, где заявлено множество задач, но ни одной конкретной, четко обозначенной цели?

На самом деле целеполагание не свойственно государственному управлению на всех уровнях. Иметь цели с наличием общественного контроля для государственных чиновников означает иметь публичную ответственность за выполнение. Впрочем, управление и работа по целям – это беда не только государства, но и бизнеса, уверяет Андрей Коржаков. Но если рассматривать государство в качестве одного из игроков экономического рынка – а именно так в условиях российского госкапитализма предлагает поступать Андрей Алексеев, – то и его деятельность тоже надо бы оценивать по-рыночному, с позиций результативности, инновационности или роста прибыли.

Пока, по общему мнению экспертов, все мы видим другое: всякий раз, когда нефть опускается до $30 за баррель, государство обещает исправиться, развивать инновации и несырьевой бизнес. Потом, когда нефтяные котировки восстанавливаются, оно делает вид, что все наладилось, хотя на самом деле мало что меняется.

«Если рассматривать государство в качестве одного из игроков экономического рынка, то и его деятельность тоже надо бы оценивать по-рыночному»

Тем не менее многие сегодняшние начинания государства носят позитивный характер, бизнес готов их поддержать и хотел бы, чтобы на этот раз они были доведены до конца.

– Многие работающие в государственных структурах специалисты – это бывшие предприниматели, то есть не случайные для бизнес-среды люди, – отмечает Татьяна Львова. – Органы власти и бизнес – сообщающиеся сосуды: принципиальной разницы между ними нет, наоборот, благодаря новым площадкам эти взаимоотношения становятся все более открытыми, конструктивными и позволяют говорить о консолидации усилий обеих сторон.

Татьяна Рейтер

В печатной версии название материала – “Параллельными курсами” (журнал “Управление бизнесом”, № 24, ноябрь, 2015 г.)

Похожие сообщения

Добавить комментарий

Наверх
X