В режиме «красных зон» при импортозамещении

Дата Сен 1, 15 • Нет комментариев

Денис Мантуров: нам требуется отработать в целом всю систему отбора и поддержки проектов по импортозамещению Промышленное производство в России развивается в основном...
Pin It

Главная » Актуальные материалы, Журнал "Управление Бизнесом" №22, Наши спикеры » В режиме «красных зон» при импортозамещении

Денис Мантуров: нам требуется отработать в целом всю систему отбора и поддержки проектов по импортозамещению

Промышленное производство в России развивается в основном благодаря государственному заказу. За счет бюджетных ресурсов создается более 55% ВВП.

По итогам прошлого года наилучшая ситуация сложилась в оборонно-промышленном комплексе. Очевидно, что в среднесрочной перспективе ОПК будет обеспечен госзаказом. В гражданском секторе акцент поставлен на нефтегазовый комплекс. В течение ближайших пяти лет господдержка нефтегазового машиностроения в части замещения импорта может составить 4–4,5 млрд рублей, а импортозависимость нефтегазового комплекса должна снизиться с 60 до 43%.

В Санкт-Петербурге в июле состоялось второе заседание межведомственной рабочей группы по снижению зависимости российского топливно-энергетического комплекса от импорта. Министр промышленности и торговли РФ Денис Мантуров прокомментировал итоги заседания и ответил на вопросы журналистов.

– В июне 2015 года западные страны ужесточили санкции в отношении российских нефтегазодобывающих компаний…

– Мы ощущаем серьезное внешнее давление. Это вынуждает нас максимально ускорить работу по импортозамещению. Большая часть подготовительного этапа уже пройдена. Министерством промышленности и торговли РФ утвержден отраслевой план импортозамещения, а также перечень оборудования, комплектующих, программного обеспечения – теперь эти документы нужно совместить с первоочередными среднесрочными программами и планами на более длительную перспективу. Определены так называемые красные зоны – технологические направления, где доля импорта критически высока.

Нефтегазовые компании, взявшие на себя, по сути, роль модераторов, в достаточно короткие сроки разработали 58 «дорожных карт». Причем это документы с высокой степенью проработки, и все они, помимо перечня необходимой номенклатуры изделий, подлежащих импортозамещению, содержат состав потенциальных исполнителей, а также оценку затрат, планы и графики их выполнения.

В этом году на Петербургском международном экономическом форуме мы подписали с Газпромом программу создания предприятий, которые могли бы конкурировать на мировом рынке. Предусмотрена локализация этих производств на территории России и других государств Евразийского экономического союза. Предприятия будут обеспечивать потребности не только Газпрома, но и других компаний. С этой целью создаются консорциумы, включающие структурные подразделения Газпрома, а также госпредприятия, научно-исследовательские институты, конструкторские и испытательные центры.

– Насколько критичны санкции Канады и других стран по отношению к российским нефтегазовым компаниям?

– Эти санкции никак не отразились на текущей работе наших компаний. Они касаются будущих разработок месторождений углеводородов на шельфе. Основная проблема разведки и добычи запасов нефти и газа на шельфе кроется в отсутствии ряда технологий в России. В рамках реализации федеральной целевой программы развития гражданской и морской техники мы обеспечиваем в первую очередь разработку судостроительной части по освоению шельфа. Поскольку мы успели принять меры, наши судостроители готовы к исполнению заказов со стороны отечественных нефтегазовых компаний.

Что касается оборудования для разведки и добычи, то здесь есть проблемы. Перед нашей межведомственной рабочей группой поставлена задача: к моменту, когда нефтегазовые компании выйдут на шельф, по максимуму обеспечить их технологиями, на которые распространяются санкции. Сроки уже определены, планы сверстаны.

Как известно, 29 июня 2015 года президент РФ Владимир Путин подписал закон «О стандартизации». Речь идет о том, что национальные стандарты, содержащие требования к оборудованию, должны быть максимально унифицированы и распространяться на всех производителей. Это станет мощным механизмом поддержки отечественных производителей, в чем заинтересован и топливно-энергетический комплекс. Заказчикам новый закон позволит выбирать между производителями, поскольку все они будут работать по одним стандартам, а производителям – увеличить серийность выпуска оборудования. Что даст возможность снизить стоимость оборудования и в конечном счете – себестоимость добычи нефти и газа.

Сегодня в связи с тем, что стандарты носят необязательный характер, компания-поставщик вольна работать по своим корпоративным стандартам, чем и пользуются крупные промышленные гиганты.

– Сообщалось, что Минпромторг проводит аудит предприятий, так или иначе связанных с нефтегазовым сектором…

– Да, такая работа ведется. Это делается для того, чтобы компании топливно-энергетического комплекса могли формировать собственные реестры потенциальных поставщиков, отвечающих корпоративным требованиям, и в дальнейшем учитывать эти компании в закупочной деятельности. Этот процесс необходимо завершить в сжатые сроки.

Нам еще предстоит отработать в целом всю систему отбора и поддержки проектов по импортозамещению. На сегодня мы утвердили 20 отраслевых планов, в каждом из которых определен общий объем оборудования, требующийся для поставки отраслевым компаниям, а также разработаны необходимые мероприятия и сформирован список потенциальных исполнителей. Уже в ближайшее время предстоит разработать механизм реализации по первоочередным проектам и обеспечить комплексную поддержку предприятиям на разных этапах производственного цикла, вплоть до обеспечения закупок со стороны нефтегазовых компаний.

Понятно, что нужен контроль за тем, чтобы не произошло перепроизводства по каким-то
комплектующим. Также нельзя допустить, чтобы на волне внедрения собственных образцов и технологий не случилось так, что нефтегазовые компании создадут альтернативу существующему машиностроительному производству. Поэтому будет организован мониторинг межотраслевого баланса развития номенклатуры изделий. Наша межведомственная рабочая группа как раз и призвана обеспечивать баланс интересов между как отраслевыми производителями, так и поставщиками и потребителями.

– По данным Минпромторга, доля зарубежной продукции в российском нефтегазовом секторе, включая производство оборудования и сервис, составляет 61%. Видимо, речь идет о «средней температуре по больнице», поскольку, по данным Минэнерго, по отдельным видам технологий доля импортной зависимости составляет от 80 до 90%. Это говорит о том, что отечественный производитель практически не допущен к нефтегазовому бизнесу…

– Невостребованность на внутреннем рынке отечественной продукции, научных разработок является одной из основных проблем развития нашей экономики. Машиностроители, ориентируясь на потребность нефтегазовых компаний и разрабатывая новые образцы своей продукции, к сожалению, не всегда находят заказчиков. Очень важно, чтобы то, что будет разрабатываться нашими учеными, специалистами, доводилось до внедрения в производство, выходило на серийный уровень и было обеспечено заказами.

Мы предложили использовать механизм ускоренной амортизации основных фондов технологического оборудования для деятельности наших компаний. Это будет стимулировать закупки высокотехнологичного российского оборудования. Анализ показал, что более половины импортозависимых позиций, вошедших в отраслевой план, машиностроители смогут заменить своей продукцией в течение ближайших 2–3 лет. Консорциум «Русская факторинговая компания» совместно с «Сургутнефтегазом» уже ведет строительство комплексов гидроразрыва пластов. «Уралмаш» разрабатывает систему привода для установок бурения вторых и горизонтально направленных стволов. Есть договоренность, что в Перми будут проходить испытания новейшего комплекса роторной управляемой системы.

Нами предусмотрено субсидирование научно-исследовательских и опытно-конструкторских разработок (НИОКР). В правительство поступило 8 таких проектов по импортозамещению, 16 – по комплексным инвестиционным проектам. Кроме того, Фонд развития промышленности рассматривает 40 заявок по созданию не производившегося ранее нефтегазового оборудования. На реализацию заявленных научных проектов требуется около 15 млрд рублей.

Рассмотрены предложения по созданию многофункциональных испытательных центров и опытных полигонов.

Разработано несколько механизмов поддержки отечественных производителей. Это, как я уже говорил, принятие национальных стандартов. Помимо того, предусмотрено создание консорциумов производителей и потребителей в рамках научно-технического совета. НТС по развитию нефтегазового оборудования является важным звеном, это своего рода коммуникационная площадка для синхронизации инвестиционных проектов компаний-заказчиков и возможностей отечественных машиностроителей. Нам предстоит тщательно проработать механизм создания консорциумов с тем, чтобы участвующие стороны были заинтересованы в их развитии. Я имею в виду в первую очередь технологические консорциумы.

Поддержит отечественного производителя и механизм специальных инвестиционных контрактов. Суть его в том, что предприятие подписывает с федеральным и региональным органами исполнительной власти соглашение об участии в создании или модернизации промышленного производства. В рамках этого документа предприятие берет на себя обязательство в части инвестирования проекта и социальных гарантий, а федеральное правительство обязуется обеспечить стабильность правил ведения бизнеса на срок реализации контракта. Специальное постановление Правительства РФ будет регламентировать эти правила. Документом также предусмотрены преференции, особенно при государственных закупках либо при закупках госкомпаниями или компаниями при участии государства. Срок действия такого соглашения может составлять до 10 лет. С целью повышения инвестиционной привлекательности контрактов мы подготовили поправки в Налоговый кодекс РФ и законы, регулирующие государственные закупки и закупочную деятельность компаний с государственным участием.

Рассчитываем, что уже в ближайшей перспективе дадут положительный эффект кредитование ключевых инвестиционных проектов с льготной кредитной ставкой (5% годовых) из Фонда развития промышленности, субсидирование уплаты процентов по кредитам, взятым в 2014–2016 годах на реализацию новых комплексных инвестиционных проектов, проведение НИОКР. А также компенсация затрат на реализацию пилотных проектов в области инжиниринга и промышленного дизайна.

– Стороной специального инвестиционного контракта может быть иностранная компания?

– Да, такая возможность предусмотрена. Ряд зарубежных компаний проявляет интерес к нашим государственным программам. Мы двумя руками «за», если появится новое производство по выпуску оборудования и это поддержит отечественные нефтегазовые компании. При этом будет выдвигаться требование максимальной локализации технологий, на что, к сожалению, иностранные компании идут не так активно. Тем не менее мы рассчитываем, что до 2020 года в сектор нефтегазового машиностроения российские и иностранные компании вложат более 5 млрд долларов.

– Вы затронули тему судостроения в связи с нуждами нефтегазового сектора. А как в целом оцениваете состояние отечественного гражданского флота?

– Пассажирский флот устарел, особенно парк речных судов, а морских судов у нас в принципе мало. Этот флот создавался еще в советское время. Причем, согласно социалистическому принципу разделения труда между странами Варшавского договора, эти суда строились в ГДР, Польше. Мы подготовили и реализуем решения в части субсидирования кредитов и лизинговых ставок. Это позволит компаниям заказывать суда на условиях лизинга, поскольку их приобретение очень накладно. Такая система хорошо работает при пополнении парка транспортного флота, мы хотим ее распространить и на пассажирские суда класса «река – море». Сейчас подбираем варианты передачи судов в операционный лизинг (можно – финансовый, но в первую очередь – операционный) с тем, чтобы обеспечить наиболее эффективную лизинговую ставку, как это сделано в авиации.

Напомню, что правительство приняло решение о поддержке операционного лизинга через докапитализацию Государственной транспортной лизинговой компании на 30 млрд рублей. Это позволит закупить российские самолеты «Сухой Суперджет» и передать их региональным отечественным компаниям в операционный лизинг, тем самым увеличив объем производства самолетов и перевозок пассажиров.

– Объем финансирования определен?

– Срок постройки судов достаточно длительный. Поэтому на 2016 год мы запланировали примерно 3,5 млрд рублей. Эта сумма пополнит бюджет лизинговой компании и позволит начать процесс обновления парка пассажирского и, может быть, рыболовецкого флота – такие суда тоже очень технологически емкие и достаточно долго строятся.

– Несмотря на принимаемые меры, в автомобильной промышленности идет спад производства…

– Спад в автомобильной отрасли продолжается два года, но в 2014-м удалось сократить падение почти наполовину. Переломить ситуацию помогла программа обновления автопарка. В рамках этой программы было продано почти 190 000 автомобилей.

С начала текущего года мы нарастили объемы финансирования этой программы и запустили новые механизмы увеличения спроса – льготное автокредитование и поддержку лизинга, включая операционный лизинг для физических лиц. Кроме того, увеличен объем закупок отечественных автомобилей федеральными ведомствами и продолжена программа поддержки приобретения регионами и муниципалитетами техники на газомоторном топливе.

Мы рассчитываем, что все эти меры, реализация которых обойдется в целом почти в 33 млрд рублей, позволят реализовать более 300 000 машин и снизить сокращение производства. Развитию автопрома способствует и дешевый рубль – это стимулирует сборочные производства, повышает локализацию, в том числе благодаря растущему сегменту выпуска автокомпонентов.

Записала Ирина Кравцова

Похожие сообщения

Добавить комментарий

Наверх
X