Забыть про эмоции, чтобы добиться эффективного управления бизнесом

Дата Июн 18, 15 • Нет комментариев

Елена Лашкова: в период кризиса нужно очень хорошо делать то, что знаешь и умеешь Генеральный директор Группы компаний «ГЕОИЗОЛ» Елена Лашкова – из числа тех топ-менеджеров,...
Pin It

Главная » Журнал «Управление Бизнесом» №21 » Забыть про эмоции, чтобы добиться эффективного управления бизнесом

Елена Лашкова: в период кризиса нужно очень хорошо делать то, что знаешь и умеешь

Генеральный директор Группы компаний «ГЕОИЗОЛ» Елена Лашкова – из числа тех топ-менеджеров, кто досконально разбирается в любом вопросе по каждому из своих проектов. В режиме создания и первоначального развития компании эта стратегия приносила свои результаты. Теперь же, когда «ГЕОИЗОЛ», отметив свое 20-летие, готовится к завоеванию новых вершин в бизнесе, Елена Лашкова задумалась о выстраивании новой управленческой структуры.

В интервью журналу «Управление бизнесом» Елена Лашкова рассказала о том, какие правила более действенны в современных экономических реалиях, и посоветовала перечитать романы Джека Лондона, чтобы понять, что бизнес – это жесткая борьба за выживание.

– С каким настроением встречаете юбилей компании?

– Сейчас не самые тучные годы для строителей, поэтому оценивать настроение как «хорошее» или «плохое» некогда, нужно просто много работать, без всяких эмоций. Да, то, что нам 20 лет, дает определенную уверенность – уже пережито несколько экономических кризисов, надеюсь, и текущий переживем. Более того, понимаю, что впереди нас не ждет «зеленая улица» – пройдя один перевал, неизбежно подойдешь к следующему.

За годы, простите за банальность, тернистого пути сформировалась профессиональная сплоченная команда, выработаны основные правила и нормы, в том числе и нравственные, определен вектор развития и есть понимание своего места на рынке.

Главное сегодня – не понести имиджевые потери за счет участия в каких-либо неудачных проектах. Раньше этого мы опасались меньше: молодая компания, попробовали войти в проект, не получилось – что ж, с молодыми такое бывает. Но вот мы достигли такого уровня, когда подобное отношение уже невозможно, когда четко просчитываешь риски.

20 лет развития компании «ГЕОИЗОЛ» я расцениваю как стартап, который оказался успешным. И мы последовательно переходим к следующему этапу, для которого нужны абсолютно другие
управленческие навыки.

– Что выходит на первое место?

– Системность и порядок. Теперь, когда мы имеем технологический уровень, соответствующий мировым лидерам в геотехнике, важно иметь такой же уровень в области управления. «Ручное» управление уже не годится: во-первых, объем получаемой информации превышает допустимые пределы понимания и оценки одним менеджером; во-вторых, заказчики, с которыми сегодня работает «ГЕОИЗОЛ», – это крупные структурированные корпорации, с которыми нужно говорить на одном языке. А для этого необходимо иметь схожую с ними модель корпоративного управления.

Перед нами стоит задача соединить организацию труда в крупном советском строительном тресте с современной системой управления проектом – задача, под флагом которой проходит юбилейный год.

– Были ли в истории компании проекты, которые изначально не предполагали коммерческой выгоды, но вы брались за них для наработки опыта и имиджа?

– Открою страшную тайну: я и сейчас иногда берусь за финансово невыгодные проекты. Например, объекты культуры – чаще всего это социально значимые проекты. Или наши благотворительные инициативы, о которых мы считаем неприличным заявлять во всеуслышание. Но они нужны как компании, так и лично мне. Мне важно, что «ГЕОИЗОЛ» работает на таких объектах. В целом мы стараемся не проводить рекламных кампаний, важнее информировать о наших возможностях и технических достижениях. Сейчас мы тщательно оцениваем риски – как финансовые, так и репутационные – и не входим в проекты с ненадежным заказчиком, с размытыми условиями договора. Жесткая конкурентная среда и невысокая маржа работ не допускают риска, заставляют быть предельно осторожными, несмотря на то что рынок сегодня сжался и объем работ уже не такой, каким был пару лет назад.

– Вопрос, вероятно, самый банальный и часто задаваемый, но тем не менее: как вы решили создать бизнес в такой сугубо мужской сфере, как строительство?

– Я по образованию инженер-геолог, окончила Горный институт, затем училась в аспирантуре на кафедре «Основания и фундаменты» Ленинградского инженерно-строительного института. Причем я потомственный геолог в третьем поколении. Мои дедушка и бабушка большую часть своей профессиональной деятельности посвятили изучению геологии для строительства БАМа. Дедушка рассказывал мне в детстве не сказки, а истории про экспедиции и геологические изыскания. Бережно храню его скромный труд «БАМ – стройка века». Сейчас, когда на Байкало-Амурской магистрали возобновляются работы, мечтаю принять в них участие. Тем более что в свое время я серьезно занималась вопросами строительства в условиях вечной мерзлоты. Нами накоплен большой опыт дорожного строительства, в применении технологий инженерной подготовки территорий – закрепление откосов дорог в сложных оползневых условиях – надеюсь, он будет востребован.

Кроме того, мой муж окончил кафедру техники бурения, так что особого выбора, чем заниматься, у нас не было. Мне повезло всю профессиональную жизнь работать на стыке геологии со строительством и даже создать свой бизнес.

Для России женщина во главе строительной компании, может, и необычно, но в европейской практике это привычное явление. Приведу пример: на заре становления «ГЕОИЗОЛ» я поехала в Германию на встречу с представителями фирмы, которая производит специальные материалы для оштукатуривания. И взяла с собой опытного штукатура, она, к слову, у нас до сих пор трудится, сейчас комендантом. Перед ней стояла задача освоить технологию работы с немецкой строительной химией. На нас сбежался смотреть весь завод. Дело в том, что в Германии женщин-штукатуров нет вообще, ни при каких обстоятельствах. На меня как на директора строительной компании смотрели без пиетета – обычное дело, женщина в бизнесе. Все торопливо со мной здоровались и бежали к моему штукатуру с вопросом о том, как она овладела этой специальностью.

Кстати, я никогда не хотела быть руководителем. К власти не рвалась, но мне все время эту власть давали – в школе, в вузе… Сегодня для меня генеральный директор – это ежедневная кропотливая работа. И это не та власть, которая дает много возможностей. Она дает больше обязанностей.

– Случалось, что своими решениями заводили компанию не туда?

– Конечно да – не ошибается тот, кто ничего не делает. Естественно, ошибки были. К счастью, я их исправила. Именно поэтому считаю: важно создать такую систему управления, которая предупреждала бы о возможных просчетах в самом начале пути.

– Каким был первый крупный заказ у компании «ГЕОИЗОЛ»?

– Участие в строительстве транспортной развязки на Ушаковской набережной в Санкт-Петербурге. Все организовывали с нуля, я сама работала в роли прораба на стройке.

Из реставрационных объектов – усиление фундаментов и заглубление пространства Финской лютеранской церкви Св. Марии, по адресу Большая Конюшенная, 8а.

Работы велись на деньги финской благотворительной организации, еженедельно мы отчитывались перед попечительским советом за каждую потраченную копейку. Из процесса выпала всего на одну неделю – рожала младшую дочь. Из роддома прямиком поехала на торжественное открытие церкви после реконструкции.

А первым подземным проектом стало возведение паркинга под торговым комплексом «Атмосфера», что рядом со станцией метро «Комендантский проспект». Торговый центр строил холдинг «Адамант», и паркинг, по сути, стал одним из первых объектов полноценного гражданского подземного строительства в Петербурге. Если, конечно, убрать за скобки подземное строительство в рамках развития метрополитена.

Мы сами разрабатывали проект, использовали опыт наших бельгийских коллег из компании Franki Geotechnics. Договорные условия были очень жесткие. На карту было поставлено не только финансовое благополучие компании, но и само ее существование на строительном рынке. Ошибка могла привести к банкротству. Но наши опыт и знания оказались достаточными, а расчеты верными, и мы с достоинством выполнили работу.

– Насколько конкурентен рынок подземного строительства?

– Если бы работали только российские компании – конкуренция была бы разумной. Но на рынок
достаточно агрессивно приходят иностранцы. Стагнация западного рынка, возможность получения «дешевых» кредитов, тщательно выстроенное PR-сопровождение, зачастую поддержка инвесторов и благоприятная политическая обстановка делают зарубежные компании серьезными конкурентами. Но ничего страшного, это нас только дисциплинирует и стимулирует к дальнейшему развитию.

– Что происходит сейчас на строительном рынке Петербурга?

– Отвечу коротко. Работы стало меньше, особенно это касается коммерческих контрактов. И хотя портфель наших заказов увеличился, все равно мы скучаем по тем временам, когда вели свайные работы в три смены, каждый квартал приобретая по новой буровой установке.

– В других российских регионах ситуация такая же?

– Нет. Есть сегодня и регионы-фавориты – Краснодарский край, Калининград, Дальний Восток. Оборонный комплекс дает заказы на Севере и даже на Крайнем Севере. Да и Ленинградская область активно строится.

Замечательно, что «ГЕОИЗОЛ» имеет геологические корни и работа в других регионах для нас естественна – сотрудники работают по вахтовому методу. Сложность в том, что на крупных региональных проектах мы субподрядчики, соответственно, расценки, мягко говоря, очень выверены, а расходы на мобилизацию велики.

– Не было желания стать при таком раскладе генеральными подрядчиками?

– Мы работаем как генподрядчики на специализированных проектах – ремонт, благоустройство набережных, гидротехнические сооружения, строительство мостов. На небольших коммерческих объектах по общему строительству тоже генподрядчики. В жилищном строительстве – нет. Какой смысл конкурировать с генподрядчиками, хорошо зарекомендовавшими себя, которые профессионально выполняют свою работу? Кроме того, крупные застройщики жилой недвижимости являются нашими постоянными заказчиками. Зачем я буду отнимать у своих заказчиков кусок хлеба?

В период кризиса нужно очень хорошо делать то, что знаешь и умеешь. Я хорошо разбираюсь в подземном строительстве, гидротехнике, реставрации, гидроизоляционных работах. Предпочту сейчас сконцентрироваться на этих направлениях.

– Каков ваш взгляд на развитие подземного пространства Петербурга?

– Сегодняшние темпы освоения подземного пространства не соответствуют уровню технологий XXI века. Опять же, исключая ситуацию с метро, хотя там она тоже непростая. В области освоения недр, а это все, что ниже 5 метров, нет ясного законодательства, поэтому нет примеров государственно-частного партнерства, нет плана комплексного освоения подземного пространства. И это происходит на фоне депрессивного инвестиционного климата и скептического взгляда властей на саму возможность подземного строительства как для коммерческих целей, например паркингов, так и для улучшения транспортной инфраструктуры.

Большинство интересных проектов так и остались нереализованными, а новые не появляются. При этом подземное строительство все равно ведется, только незарегулированно и хаотично. Хотя кому, как не нам, петербуржцам, целесообразно следовать традициям, заложенным основателем нашего города, и инициировать выработку законов, планов и регламентов. Надеюсь, что профессиональному сообществу в сотрудничестве с властями и инвесторами удастся урегулировать ситуацию уже в ближайшее время. Наша компания приложит к этому все усилия.

– Насколько соответствует действительности распространенное мнение о том, что сложные петербургские грунты ограничивают возможности освоения подземного пространства города?

– Ну что вы, они не самые худшие в мире. К примеру, в Амстердаме под зданиями XIV века в условиях сложной геотехнической ситуации проложено метро. Современные технологии позволяют строить практически в любых геологических условиях.

– Какие проекты в портфеле компании «ГЕОИЗОЛ» вы могли бы назвать знаковыми?

– Мне сложно разделять проекты в такой градации. Да, есть красивые презентационные работы. Есть восточное крыло арки Главного штаба Государственного Эрмитажа в Петербурге, есть петербургские набережные, есть гидротехнические сооружения – к примеру, «ГЕОИЗОЛ» выполнил уникальные работы на Бурейской ГЭС в Амурской области. Есть Западный скоростной диаметр, на котором мы работаем много лет. Для меня знаковыми являются те проекты, в рамках которых мы осваиваем новые технологии подземного строительства.

В такой трактовке очень важным для нас стал проект по строительству паркинга в Зоологическом переулке в Петербурге. Подземное пространство устроено на расстоянии менее 3 метров от исторической застройки. Все негативные тренды для подземного строительства, которые можно было собрать, сошлись именно в этом проекте. Но мы справились со своей задачей. Абсолютно знаковым для нас стало участие в строительстве олимпийских объектов в Сочи, мы обустраивали Красную Поляну. Потребовалась хорошая проектная поддержка, наша дочерняя компания «ГЕОИЗОЛ Проект» проделала большую работу. И мы этот проект успешно завершили.

– Если рассматривать перспективные ожидания на период двух-трех лет, над чем хотелось бы поработать?

– Транспортное строительство, инженерная подготовка территорий – защита оползневых участков, селезащита в горных районах, консолидация грунтов, в том числе на намывных территориях, – подземное строительство в городе, совмещенное с транспортными развязками, и, конечно, весь спектр наших фундаментных и реставрационных работ. Между прочим, мы теперь не только подземщики, но и промышленные альпинисты. В горах Краснодарского края у нас работает отряд геотехников-альпинистов, около 150 человек, занимающихся подготовкой инженерной защиты склонов на горнолыжных трассах. В числе первоочередных задач – профессиональное взаимодействие с проектными организациями. В первую очередь это информирование о наших новых технологиях и опыте их использования. Этот год у нас прошел под девизом внедрения щебеночных свай – эффективной технологии подготовки территории под линейные объекты и строительство на намывных грунтах.

– У вас же своя проектная компания…

– Наше проектное бюро заточено на фундаментные и геотехнические работы. Это очень узкий профиль. Зато здесь мы спецы.

– Вы выступали на конференции по импортозамещению, которую проводил журнал «Управление бизнесом», и заявили о том, что количество созданных при проектах импортозамещения рабочих мест должно быть важным критерием оценки перспектив подобных проектов. Какие еще оценочные критерии здесь возможны?

– Любое решение по импортозамещению должно быть экономически целесообразным, а не только неким политическим актом. Никто не отменял разумных принципов международного разделения труда. Тем более что по ряду позиций мы безнадежно отстали. А стратегически – необходимы вложения в науку, в том числе и фундаментальную. Эти инвестиции, безусловно, окупятся для всей страны.

– Как вы оцениваете качество российского бизнес-управления?

– Много профессиональных менеджеров – молодых, образованных, энергичных, но мало мастеров своего дела – технарей, инженеров, опытных производственников. И велика пропасть между «эффективными» менеджерами и высококвалифицированными специалистами. Так, на одном из собеседований соискатель на должность исполнительного директора филиала «ГЕОИЗОЛ» убежденно заявил: «Я управленец, стройку мне знать необязательно, для этого есть специально обученные люди». Но по факту не очень-то они и есть. И зачастую плохо обучены. И не очень управляемы. Я сторонник западного подхода к подготовке кадров, когда студент технической специальности одновременно получает серьезное экономическое и управленческое образование.

– Знаю, что вы читаете много книг по бизнес-управлению…

– Мне сразу вспомнилась фраза: «Я так мало читаю, что стал сам себе не интересен». Читаю урывками, на ходу, лишь бы быть самой себе интересной. Да, читаю новую бизнес-литературу, связанную с управлением экономическими процессами.

Второе важное для меня направление – психология. Это мое увлечение с детства, я даже пробовала учиться на факультете психологии, но не окончила. Иногда мечтаю вести в какой-либо бизнес-школе курс психологии бизнеса. Хотя надеюсь, что еще долго буду применять знания на практике.

В чтении художественной литературы нашла для себя своеобразную систему – читаю тех авторов, которых изучает в школе моя 15-летняя дочь. Если она сейчас читает Достоевского, то и я читаю всего Достоевского, в данный момент – «Униженные и оскорбленные». Кстати, еще есть список внеклассного чтения.

Недавно перечитала Джека Лондона и Теодора Драйзера. Это история развития молодого капитализма. Сейчас мы говорим о его социальной и нравственной стороне. Мы учимся эффективному управлению у немцев, китайцев, японцев. Хотя за сто лет мало что изменилось. Романы Джека Лондона учат держать удар, не изменяя себе. В бизнесе ведь вообще главное – держать удар.

– Вы вспомнили Джека Лондона, а я – Шпицберген…

– Да, освоение Арктики компанией «ГЕОИЗОЛ» идет динамично… Есть в портфеле компании такие «фишки» – Шпицберген, Северная Земля, Земля Франца-Иосифа. Причем исполнить такие проекты очень трудно, туда ведь можно перевезти оборудование только в период навигации. Кроме того, заказчик нас предупреждает: завезете оборудование, но не закончите работу в сезон – так и оставите его там навсегда.

Такие проекты как раз из серии «и бизнес, и кураж». Для того чтобы между делом сказать: «Мы работаем на Земле Франца-Иосифа». И в ответ услышать: «Вау!»

Георгий Дмитриев

Похожие сообщения

Добавить комментарий

Наверх
X