Не латайте дыры: перспективы сельского хозяйства

Дата Май 13, 15 • Нет комментариев

Эльдар Беглов: глобальное недофинансирование – беда сельского хозяйства. И это не вопрос сегодняшнего дня – это длится все последние годы Генеральный директор ГК «Лосево»...
Pin It

Главная » Журнал «Управление Бизнесом» №20, Наши спикеры » Не латайте дыры: перспективы сельского хозяйства

Эльдар Беглов: глобальное недофинансирование – беда сельского хозяйства. И это не вопрос сегодняшнего дня – это длится все последние годы

Генеральный директор ГК «Лосево» Эльдар Беглов пришел в сельскохозяйственный бизнес из нефтетрейдинга три года назад. Бизнесмен инвестировал собственные средства в развитие молочного предприятия, мощность переработки которого составляет теперь 60 т молока в сутки. В планах – создать мясную ферму, тепличное хозяйство, ягодное производство.

В интервью «Управлению бизнесом» Эльдар Беглов рассказал, каким видит перспективы отрасли, как можно развиваться без банковских кредитов, почему импортозамещение в итоге оказалось для отечественных производителей пустым звуком. И предрек голодные бунты, если государство не начнет помогать производителям.

– Эльдар, почему вы решили заняться сельским хозяйством?

– В какой-то момент захотелось делать качественный и доступный для людей продукт. Где еще  его создавать, как не в сельском хозяйстве? В итоге я присоединился к ГК «Лосево». Что это было? Убитая ферма со старым оборудованием и попытками его модернизировать. Но меня подкупил во всей этой истории очень хороший коллектив, болеющий за свое дело.

С другой стороны, это уже была, если так можно выразиться, вертикально интегрированная компания – со своим производством, переработкой и сбытом (в то время у «Лосево» уже было несколько магазинов – один в Петербурге и три в Ленинградской области), а предприятия замкнутого цикла всегда имеют преимущество перед конкурентами. Кроме того, преимущество производства было и в том, что оно выпускало только натуральный продукт. Никаких цехов по смешиванию с сухим молоком или загустителями там в принципе не было.

В общем, три года назад мы начали планомерное развитие: покупали новое венгерское, сербское и итальянское оборудование, внедряли новые технологии, обновили автопарк сельскохозяйственной техники, открыли еще 10 фирменных точек продаж, реконструировали молочный завод, увеличив его мощность переработки с 15 до 60 тонн молока в сутки. В декабре 2013 года был запущен цех по производству натуральных мягких и полутвердых сыров. Это направление мы начали осваивать до санкций. Для выбора ассортимента и рецептур специально приглашали итальянского технолога, чтобы получить качественный продукт. Сейчас выпускаем моцареллу, рикотту, маскарпоне, стракино, качотту и сыр Лосево (монтазио). И вскоре выйдем на полную загрузку мощностей.

– Сколько вы вложили в это собственных средств?

– Около 7 млн евро и привлек сторонние инвестиции.

– Вошли в состав акционеров?

На ближайшую перспективу не вижу других бизнесов, которые могли бы достойно заменить сельское хозяйство

– Да, у меня 75% предприятия, и еще 25% остались у одного из основателей компании Александра Мауэра. У нас получился отличный тандем. У меня менеджерский опыт, я занимаюсь развитием, концепцией, а у него – огромный опыт работы с производством.

– Инвестиции уже окупились?

– Нет. Но я и не ждал, что деньги быстро вернутся. Инвестирование в сельское хозяйство – бесконечный процесс. Всегда что-то нужно улучшать. И потом деньги были потрачены на направления, о существовании которых изначально я даже не подозревал. Пришлось тратиться на то, во что должно вкладываться государство: мелиорация земель, подведение и увеличение мощностей и так далее. Даже освещение на остановку сами проводили. Я, конечно, знал, что все плохо, но не представлял насколько. И до сих пор инфраструктурными вопросами мы занимаемся на собственные средства.

– Какие у вас планы по развитию предприятия?

– Мы приняли решение модернизировать молочную ферму и увеличить мощности. Переходим от привязной системы к беспривязной, что подразумевает полное обновление не только самой фермы, но и доильного оборудования. Увеличим поголовье: сейчас у нас 750 дойных коров, а будет 1100.

Летом планируем приступить к строительству нового предприятия по выращиванию мясных коров и первичной мясопереработке с мощностью 270 тонн говядины в год. Завезем для начала 1000 голов маточного стада мясной породы, будем их доращивать и разводить. Мы уже производим мясную продукцию из быков – около 2,5 тонны в месяц. Но отдельное производство позволит увеличить мощности и расширить ассортимент в наших магазинах. Потом уже подумаем о вторичной переработке и колбасной продукции. Качественная говядина на рынке дефицит, так что проблем со сбытом не будет.

Также собираемся заниматься овощами. Пока это только на уровне планов, но мы просчитываем инвестиции и сроки окупаемости. Это будут овощи, которые попали под санкции, – преимущественно огурцы, томаты и зелень. Ассортимент сезонных овощей будет больше. Объемы производства зависят от наименования продукции, но в основном будут удовлетворять потребности собственных магазинов. Здесь, правда, есть свои сложности. Тепличное производство энергоемко. В месяц потребляется около 2 МВт электроэнергии, а об их присоединении надо еще договориться с энергетическими компаниями. По поводу самого проекта мы ведем переговоры с финнами.

Хотелось бы еще создать ягодное мини- производство – например, принимать ягоды у населения на переработку для молочной продукции или заморозку. Ничего более конкретного сказать пока не могу, точно с этой историей будет все понятно, когда мы подготовим бизнес-план.

Основной нашей задачей для развития новых направлений является поиск хороших специалистов, которые хотят развивать сельское хозяйство и развиваться вместе с ним. Сейчас нам нужны агрономы-овощеводы, животноводы и ветеринары. Мы готовы предоставить им жилье, достойную зарплату и развитие в соответствии с новыми сельхозтехнологиями.

– Вы уже просчитали, во сколько примерно вам все это обойдется?

– Все упомянутые проекты оцениваем в миллиард рублей. Как я уже сказал, мы затачиваем мощности под собственное производство и сбыт. Но часть продукции, я думаю, пойдет и в сети.

– Вы сможете реализовать задуманное на собственные средства или будете брать кредиты в банках?

– Нет, на собственные средства это сделать невозможно. Но и с банками вести переговоры мы уже давно перестали. В один из банков мы носили документы два года, а в итоге нам предложили ставку в 23%. Из них 1,5% нам надбавили, потому что не хватало залоговой базы, как посчитал банк. Кстати, это случилось как раз после поднятия ключевой банковской ставки в декабре. Понятно, что такая ставка неподъемна для сельского хозяйства и никакие инвестиции не окупятся.

Политика опоры на собственные силы в аграрном секторе не спасает россиян от роста цен на сельхозпродукцию

Мы пошли по другому пути. Для развития молочной фермы уже нашли западного инвестора, который готов вкладываться в проект под небольшой процент. Думаю, и в других проектах сделаем так же. Как бы то ни было, надо идти вперед и развиваться.

– Земли хватает? Многие жалуются, что ее в Ленинградской области нет…

– Нет больших массивов, а небольших достаточно. Сейчас у нас в собственности 4500 га земли и еще около 1500 га арендуем под мясное стадо. Я вообще считаю, что за землю фермеры не должны платить, ее надо отдавать просто так, но без права продажи.

– Как будете развивать сеть магазинов?

– Мы намерены открыть магазин в каждом районе города. В этом году в планах до 10 новых точек. Изначально компания ориентировалась на монопродуктовые магазины, в которых была бы представлена только наша молочная продукция. Но со временем мы пришли к расширению ассортимента. Новые магазины «Натуральные продукты “Лосево”» работают в формате самообслуживания. Их площадь вдвое больше обычной – от 80 кв. м. В ассортимент входят не только продукты «Лосево», но и товары других хозяйств и фермеров, которые прошли проверку качества и отмечены знаком «Одобрено Лосево». Главной особенностью остается полный контроль всех этапов производства и натуральность продуктов. К молочным продуктам в новом формате магазинов добавились фрукты, овощи, хлебобулочные изделия, мясо птицы, яйцо, натуральные колбасные изделия, морсы и т. д.

За счет расширения ассортимента и перехода в формат самообслуживания средний чек в «Натуральных продуктах “Лосево”» в 2,5 раза больше, чем в магазинах стандартного формата. Оба формата розницы будут развиваться параллельно. Кстати, продукцию новых направлений нашего предприятия мы также планируем реализовывать в основном через собственную розничную сеть.

– Какой ассортимент у магазинов?

– Ежедневно «Лосево» выпускает более 15 тонн продукции: молоко, сливки, сметана, творог, йогурты, кефир, мягкие сыры и так далее. На прилавках уже есть наши мясные продукты – около 18 позиций. В общей сложности ассортимент наших фирменных магазинов – 61 позиция собственного производства. В тестовом режиме запустили производство кулинарии: печем хлеб и запеканки. Овощи в магазинах продаются не наши, но и в этом направлении будем работать.

Самое главное – держать качество и делать натуральные продукты.

– Конкуренцию чувствуете?

– В нынешних условиях дефицита ее быть не может. И потом у нас всегда было конкурентное преимущество – мы производим натуральный продукт из цельного молока. Да и не так много сегодня компаний полного цикла, включая собственный ритейл. Есть предприятия, которые занимаются переработкой собственного сырья, хотя и не придают позиционированию на рынке такого значения, как мы.

– После введения санкций ситуация изменилась для производителей?

– Да, причем как в лучшую, так и в худшую сторону. Например, оборот нашей фирменной сети растет на 1–1,5 млн рублей в месяц. А другие сети идут на большие уступки, чтобы мы заключили с ними контракты. Понятно, что у сетевиков практически нет альтернативы. А вот раньше с ними было сложно разговаривать, мы были не особо им интересны из- за невысоких объемов производства и множества других вариантов.

Для развития молочной фермы мы нашли западного инвестора, который готов вкладываться в проект под небольшой процент

Сейчас у нас соотношение 50 на 50 – в такой пропорции мы отдаем продукцию в сети и в собственные фирменные магазины и будем ее сохранять.Так что с точки зрения спроса ситуация изменилась в лучшую сторону.

– То есть продуктовое эмбарго с курсом на импортозамещение было преждевременно?

– Вроде как об импортозамещении заявили, а что по факту? Курс-то взят, но откуда ему взяться? Все произошло слишком неожиданно, и неудивительно, что производители оказались не готовы к этому. Принимать такие решения в сжатые сроки без реальных финансовых обоснований неправильно. Вся экономика сейчас перестраивается, но каким образом это возможно сделать? Давайте посмотрим: многие предприятия находятся в не очень хорошем состоянии, кредиты дорогие или попросту недоступные. Так о каких результатах можно говорить и чего требовать от отрасли?

Импортозамещение в полной мере просто невозможно в таких условиях. Некоторые предприятия до сих пор не могут вывести свою продукцию в сети из- за того, что оптово-распределительных логистических центров практически нет. Хотя сейчас уже начали уделять внимание этому вопросу.

– И как в такой ситуации быть?

– Глобальное недофинансирование – вот беда всей отрасли. И это не вопрос сегодняшнего дня – это  длится все последние годы. Надо вкачивать деньги в сельское хозяйство, оно требует реанимации. Маржинальность бизнеса всегда была невысока, на нее можно было жить, но уж никак не развиваться. Да, есть государственные субсидии, которые покрывают часть затрат на сезонные работы – платится по рублю на литр сырого молока, – но этого мало. В общем, нужно не декларировать и латать дыры, а радикально менять подход. Нужно заниматься тем, что лежит на поверхности, – именно сельским хозяйством. Вложенные в него деньги не обесцениваются, а работают. Я не знаю, какое еще может быть более стратегическое направление, чем обеспечить население продовольствием.

Мы входим в Национальный союз производителей молока. По словам его председателя Андрея Даниленко, для того чтобы достичь показателей доктрины продовольственной безопасности к 2030 году, господдержка должна составлять 418 млрд рублей, а для того чтобы выйти на этот уровень к 2020 году – более 500 млрд. Я полностью с этим согласен. Считаю, что запрет на импорт молочных продуктов – хороший стимул для развития собственного производства, но без поддержки со стороны государства и больших инвестиционных вложений такое развитие невозможно.

– Но вы же понимаете, что высокие банковские ставки мешают этому развитию?

– Дело в том, что и раньше было сложно получить инвестиционный кредит. Кроме того, огромная проблема – коммуникация фермеров с банками. Людей отсеивают на стадии подачи документов. Это ненормально. Большинство наших фермеров – люди в возрасте за 50 лет, которые всю жизнь проработали на земле. Им сложно объяснить банкирам, почему нужно именно столько денег, на что они пойдут. Им надо помогать, а этого никто не делает. В первую очередь необходимо наладить диалог: например, сделать при банках аффилированные структуры, которые бы строили для фермеров. Или специальные отделы по проработке бизнес-планов, чтобы всем банкирам было понятно, на что идут кредиты. Большая проблема и с оценкой залоговых активов. Рынка сельхозактивов нет, есть только банковская оценка, которая занижена в разы, но от которой отталкиваются при принятии решения о кредитовании. Понятно, что банкиры не знают, что им делать с землей и коровами, а уж в условиях кризиса их точно никто не купит. Проблем много, и не все они упираются в высокие ставки.

– Не было желания все бросить и уйти в другой бизнес?

Инвестирование в сельское хозяйство — бесконечный процесс. Всегда что-то нужно улучшать

– На ближайшую перспективу я не вижу других бизнесов, которые могли бы достойно заменить сельское хозяйство. Оцениваю свои вложения как очень долгосрочные инвестиции в будущее. И потом, мне нравится сам процесс. Я себя чувствую гармонично, люблю дело, которым занимаюсь, мне важны люди, с которыми я работаю. Мы работаем как одна команда, и у нас все получается. По сравнению с тем, что было три года назад, мы рванули далеко вперед.

– Вы не боитесь, что не сможете найти инвесторов под развитие?

– Люди, которые хотят сохранить свои деньги, будут вкладывать их в сельское хозяйство. Другой бизнес в таких условиях просто приходит в упадок.

– Да вы оптимист!

– Я называю вещи своими именами. Развиваться нужно именно здесь, хотя инвестиции возвращаются медленно и сложно. Через какое-то время, если не менять подход, нам элементарно будет нечего есть. А в таком случае и голодные бунты не за горами.

– Тогда как вы оцениваете перспективы на 2015 год?

– Политика опоры на собственные силы в аграрном секторе не спасет россиян от роста цен на сельхозпродукцию. В 2015 году стоит ожидать подорожания молочных продуктов, что мы уже наблюдаем, даже если валютная составляющая в их стоимости невелика.

В России очень долго принято было считать, что проще и дешевле купить все, что надо, за границей, чем произвести самим. Теперь страна пожинает плоды этой политики. Сухое молоко в России практически не производится – для его производства нужно слишком дорогое и сложное оборудование. Значит, эта составляющая будет расти одновременно с ростом валюты. Те производители, которые, как и мы, не используют сухое молоко, все равно зависят от курса рубля. Хотя наше молоко от отечественных коров, мы все же вынуждены закупать за границей, например, некоторые составляющие для кормов, медикаменты, сырье для тары и т. д. Но дело не столько в снижении рубля, сколько в общей инфляции. В условиях, когда все вокруг дорожает – от бензина и электричества до пластиковых бутылок, в которые мы разливаем молоко, – сохранять цены на прежнем уровне просто невозможно.

Дмитрий Шулепов

Похожие сообщения

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх
X