Импортозамещение: от патриотизма до практических шагов

Импортозамещение: от патриотизма до практических шагов

Дата Апр 6, 15 • Нет комментариев

Уроки патриотизма Главный риск для программы импортозамещения – то, что власти и бизнес «заболтают» эту тему Журнал «Управление бизнесом» совместно с Высшей школой...
Pin It

Главная » Актуальные материалы, Журнал «Управление Бизнесом» №19 » Импортозамещение: от патриотизма до практических шагов

Уроки патриотизма

Главный риск для программы импортозамещения – то, что власти и бизнес «заболтают» эту тему

Журнал «Управление бизнесом» совместно с Высшей школой экономики – Санкт-Петербург и представительством АНО «Агентство стратегических инициатив по продвижению новых проектов» в СЗФО провели в Санкт-Петербурге конференцию «Импортозамещение. Непридуманная история». Дискуссия, в которой приняло участие свыше 100 представителей бизнеса и власти, получилась ожидаемо острой.

Предприниматели говорили о неспешной работе государственных структур в условиях, когда принятие системообразующих решений должно происходить в более быстром темпе. Чиновники, в свою очередь, презентовали проекты по поддержке отечественного производства и убеждали участников мероприятия в том, что власть «держит руку» на промышленном пульсе. Очевидно, что возможность подтвердить или опровергнуть правоту этих убеждений появится уже в ближайшие месяцы, когда федеральный центр должен подготовить конкретные предложения по развитию импортозамещающих производств.

Широкая поляна

Приобретение западной технологии дает временный эффект. Технологическое развитие обеспечивается только тесным сотрудничеством науки, промышленности и госинститутов

 Конференция в Санкт-Петербурге прошла на следующий день после того, как стало известно, что Фонд поддержки промышленности, созданный в Министерстве промышленности и торговли, возглавит Алексей Комиссаров, работавший до последнего времени в правительстве Москвы. Участники рынка высоко оценивают потенциал господина Комиссарова, поэтому можно предположить, что фонд станет одним из наиболее реальных механизмов поддержки отечественной промышленности. На ближайшие три года размер фонда утвержден в размере 20 млрд рублей. Главной задачей новой структуры является повышение доступности займов. Для достижения субъектами промышленной деятельности заявленных целей фонд предоставляет заем от 50 до 500 млн рублей на период от 5 до 7 лет по ставке от 5% и выше. При этом до 50% займа может быть использовано на приобретение технологического оборудования. Но панацеей фонд не станет.

– Размер фонда – песчинка в тех инвестиционных потребностях, которые есть в России. Значит, на чем-то нужно концентрироваться. Кто будет успешен – очень важный вопрос и для власти, и для бизнеса, – комментирует директор Высшей школы экономики – Санкт-Петербург Сергей Кадочников.

– Состояние импортозамещения характеризуется высокой степенью импортозависимости российской промышленности – от сырья и материалов, технологий, оборудования и компонентов, – что для значительной доли рынка является критическим, – говорит заместитель директора Аналитического центра по внешней торговле Министерства промышленности и торговли России Татьяна Львова. На рынке конечной продукции доля российского производителя, как правило, невелика. И большинство отраслей промышленности являются импортозависимыми по всем указанным компонентам. Степени локализации российских производителей недостаточны для того, чтобы обходиться без импортных ресурсов.

Работа ведется в рамках утвержденных правительством РФ планов. Это мероприятия по содействию импортозамещению в промышленности, по снижению зависимости российского топливно-энергетического комплекса от импортного оборудования, технологий и комплектующих, а также по адаптации отдельных отраслей российской экономики к условиям членства России во Всемирной торговой организации. Кроме того, разрабатываются отраслевые планы по импортозамещению.

По словам Татьяны Львовой, Минпромторг предлагает несколько мер налогового стимулирования, в частности зачет суммы капитальных вложений в уменьшение суммы налога на прибыль. Кроме того, Минпромторг намерен ввести налоговые каникулы по налогу на прибыль и налогу на имущество для новых промышленных предприятий. Также предлагается дополнить эти меры ускоренной амортизацией высокотехнологичного оборудования. И последнее предложение Минпромторга – понижение ставок страховых взносов для инжиниринговых компаний и компаний, которые занимаются промышленным дизайном.

Импортозамещение – хорошая возможность для экономического роста внутри страны, для увеличения добавленной стоимости

 – Импортозамещение – поляна широкая, можно им заниматься практически в любой отрасли, потому что доля импорта варьируется по разным отраслям от 40 до 90%. Вопрос в том, всем ли надо помогать, всех ли надо субсидировать, – всем денег не хватит. Есть существенная разница между рынками конечных продуктов, где часто доля импорта может не быть страшно высокой, и рынками комплектующих и полуфабрикатов, где эта доля зашкаливает, где российская промышленность сидит на игле партнеров из других стран. Плохо или хорошо, но это так, – констатирует Сергей Кадочников.

– Если завтра в силу изменения геополитической ситуации иностранные товары вновь хлынут на российский рынок – то ли в силу изменившихся валютных условий, то ли по причине отмены санкций, – мы окажемся снова ни с чем, – полагает Сергей Кадочников. И предлагает определить отрасли, которые в реальности могут стать заметными на мировом рынке. А также помогать тем компаниям, которые имеют хорошие шансы стать мировыми лидерами. В условиях изменившегося валютного курса оказалось, что ряд отраслей стали более рентабельными. Это, конечно, те отрасли, где доля импортных комплектующих в силу разных причин не очень велика. Поэтому, если эти отрасли будут продавать на мировом рынке продукцию по прежней валютной цене, в рублевом эквиваленте они станут более прибыльными. Взаимосвязь импортозамещения, работы на национальный рынок и перспектив работы на внешний рынок становится особенно заметна через финансовые показатели.

Председатель Комитета по промышленной политике и инновациям Санкт-Петербурга Максим Мейксин, проведя опрос среди участников конференции, легко определил: при том что практически все предприниматели считают себя патриотами страны, лишь некоторые из них готовы покупать комплектующие отечественного производства.

– Если сравнивать с любой европейской страной, вы увидите, что там стараются покупать продукцию, произведенную на местном рынке. Даже частное предприятие, которое никто не заставляет выбирать отечественную продукцию и которое может купить комплектующие за границей, в первую очередь будет рассматривать продукцию, произведенную в своей стране. Понимая, что тем самым бизнес сохраняет рабочие места и развивает собственную страну. Это настоящий патриотизм, которого нам не хватает, – считает Максим Мейксин. И предлагает формировать подобную протекционистскую политику «разумными административными и экономическими мерами».

В прошлом году в Петербурге прошел ряд отраслевых совещаний под председательством губернатора города Георгия Полтавченко, где предприятия представляли свою продукцию, обсуждали, что мешает ее продвигать.

– Мы сформулировали понимание, что крупные заказчики Петербурга, прежде всего государственные унитарные предприятия, имеют возможность разместить заказ примерно на 200 млрд рублей – это серьезный драйвер для роста. Губернатором сформирована позиция: тот, кто не будет покупать отечественную продукцию, будет объяснять почему, – говорит
Максим Мейксин. Подобный урок патриотизма принес свои плоды: за четыре месяца работы, с конца осени прошлого года, объем закупок продукции, произведенной в Петербурге, вырос на 20 млрд рублей.

– Это хороший показатель, но есть куда стремиться – мы только 10% пути прошли. От каждого из нас – от граждан, от руководителей предприятий – зависит, что покупать и кому свои деньги отдавать, вкладывая их в свой город, в свою страну, – полагает Максим Мейксин.

Владеть технологиями

Председатель совета директоров птицефабрики «Северная» Юрий Свердлов обращает внимание на то, что отечественный бизнес в той или иной мере уже несколько лет занимается вопросами импортозамещения. Актуализация этой темы лишь подтвердила верность позиции, которую прежде заняли многие предприятия сельскохозяйственной отрасли, приступив к модернизации производства и улучшению качества выпускаемой продукции.

– Ставка налога на добавленную стоимость в размере 10% и субсидирование кредитной ставки для предприятий агропромышленного сектора принесли серьезные результаты, мы, к примеру, полностью заместили импорт куриного мяса. Зачем изобретать многостраничные механизмы поддержки и тратить гигантское количество времени на их согласование, если есть примеры положительного результата при исполнении буквально двух условий, – говорит Юрий Свердлов.

Николай Хаустов, генеральный директор компании «Звезда-Энергетика», производящей объекты распределенной генерации, приводит пример проекта по импортозамещению: разработка специалистами компании, выпускниками петербургского Политехнического университета, в конце 2000-х годов автоматизированной системы управления технологическими процессами электростанций для собственных нужд. И предлагает определиться в терминах: что такое «импортозамещение» и чем оно отличается от «локализации».

– Бизнес мучается, не понимая критериев, по которым продукт считается российским. Крупные монополисты вычеркивают нас из тендеров, если в нашей электростанции стоит зарубежный мотор или генератор. Но разве это верная трактовка, ведь конечный продукт произведен в России, – поясняет Николай Хаустов.

– Нельзя применять общие критерии для всех товаров, потому что каждый из них индивидуален. Нужно определить критерии для групп товаров. Эти критерии завязаны на технологических операциях. Мы говорим о том, что такие технологические операции должны быть совершены на территории стран – участниц ЕАЭС, чтобы товар считался евразийского происхождения. В настоящее время работа ведется, к середине года критерии будут определены, – говорит Татьяна Львова.

Эксперты Торгово-промышленной палаты Санкт-Петербурга также столкнулись с проблемами, связанными с отсутствием понятия «производитель товара», – нет критериев отнесения предприятия к статусу производителя.

– Из-за этого возникают трудности при участии предприятий в разных конкурсах и тендерах. Для определения российского происхождения товара при экспорте, например, в страны СНГ используются критерии, установленные Соглашением о Правилах определения страны происхождения товаров в СНГ от 20.11.2009. Мы с нетерпением ждем документа,
который разрабатывается Минпромторгом и будет определять критерии подтверждения происхождения товаров в евразийском пространстве, – говорит вице-президент ТПП Санкт-Петербурга Елена Желтухина. Но с 2011 года ТПП РФ внедрен и применяется порядок сертификации продукции по подтверждению статуса «продукция собственного производства» и «Сертификат продукции собственного производства».

– На наш взгляд, это уникальный и хороший инструмент, уже зарекомендовавший себя в Белоруссии. У них с первого года на уровне правительства было принято решение, что имеют преференции товары собственного производства. Это работает, это позволило сохранить внутренний рынок, – уточняет Елена Желтухина.

Группа компаний «ГЕОИЗОЛ» в решении вопроса импортозамещения тоже сработала на опережение. Еще в 2009 году «ГЕОИЗОЛ» приступил к разработке и выпуску инновационного для российского рынка импортозамещающего продукта – анкерных систем Geoizol-MP, которые применяются при укреплении оползнеопасных склонов, усилении фундаментов зданий, в жилищном и дорожно-транспортном строительстве, в мосто- и тоннелестроении. В настоящее время компанией произведено 1,5 млн погонных метров грунтовых анкеров, что, в свою очередь, обеспечило заказами поставщиков металлопроката, тем самым поддержав отечественную металлургию.

– Только в этом году мы закупим не менее 10 000 тонн металлопроката, – говорит генеральный директор Группы компаний «ГЕОИЗОЛ» Елена Лашкова. – На заводе создано 300 рабочих мест, наша продукция дешевле импортных аналогов. К слову, количество созданных при проектах импортозамещения рабочих мест должно быть важным критерием для российского бизнеса.

«Количество созданных при проектах импортозамещения рабочих мест должно быть важным критерием для российского бизнеса»

– В свое время я предложила немецкому коллеге, у которого покупала продукцию, создать совместное производство в России. Он сказал, что не может этого сделать исключительно по патриотическим соображениям. Потому что предприятие у него уже 70 лет работает в одном небольшом городе, половина населения на нем трудится – и как бы ни выгодно было разместить продукцию на моем заводе, он этого делать не будет. И немецкое правительство его всячески в этом поддерживает. Хотелось бы, чтобы наши патриотические настроения тоже были поддержаны, – констатирует Елена Лашкова.

Для генерального директора НИПК «Электрон» Александра Элинсона первичным в вопросе определения происхождения товара является место нахождения технологических компетенций.

– То, какое количество условных железных чушек вы льете в той или иной стране, – вторичный вопрос. Главное, чтобы у вас были компетенции, чтобы вы владели технологиями. Необходимо привносить компетенции в отечественные промышленные отрасли. Там, где их нет, – смотреть на это с открытыми глазами и спокойно идти их накапливать. У нас по целому ряду направлений есть опыт накопления подобных компетенций, что позволяет с уверенностью прогнозировать качественный рост бизнеса, – полагает Александр Элинсон.

«Главное, чтобы у вас были компетенции, чтобы вы владели технологиями. Необходимо привносить компетенции в отечественные промышленные отрасли»

– Государство дает огромное количество различных инструментов для привлечения бизнеса в общественную жизнь. И площадок, на которых можно взаимодействовать с различными министерствами, много. Мой опыт показывает, что государство готово много чего слышать. Вопрос в том, как оно то, что слышит, реализует в документах. Поэтому тут важна вовлеченность бизнеса. При сохранении скорости принятия решений, к сожалению, я думаю, мы до чего-нибудь доберемся только через год и увидим статистику, несильно отличающуюся от сегодняшней. Про патриотизм вспомним, но цифры драматически не поменяются. Так что всем сторонам нужно работать гораздо активнее, – резюмирует Александр Элинсон.

Генеральный директор компании «Светлана-Оптоэлектроника» Алексей Мохнаткин также согласен с тем, что вопрос происхождения товара – вопрос наличия компетенций и технологических инноваций. Участникам конференции он показал одну из новейших разработок своей компании – светодиодную лампочку.

– Все ноу-хау, все технологии – наши. По этой лампочке мы получили восемь патентов. Все комплектующие произведены в России. Более того – в Санкт-Петербурге. Но исходные материалы почти все или произведены за границей, или их цена привязана к доллару США, как, например, алюминий. Не производят в России, к примеру, плату с алюминиевым теплоотводом. По последним данным, российская радиоэлектронная промышленность на 80–90% зависит от импортных материалов и компонентов, а также на 99% от иностранного оборудования, – объясняет Алексей Мохнаткин. На данный момент «Светлана-Оптоэлектроника» производит четверть всей светодиодной продукции в России. B2C-рынок растет общемировыми темпами – примерно на 15% в год. Корпоративный рынок сокращается прежде всего из-за снижения объема инвестиционных программ государственных корпораций, компаний с госучастием и муниципальных учреждений.

«Российская радиоэлектронная промышленность на 80–90% зависит от импортных материалов и компонентов, а также на 99% от иностранного оборудования»

– Мы действительно теперь ставим Петербург в пример другим городам: сказал губернатор – приоритет петербургским компаниям, и объем заказов реально растет. Пока это не самый значительный доход для компании, но активность, безусловно, есть. Нам с городскими предприятиями общаться стало проще: они пожелание губернатора услышали, поменялось или нет у них мировоззрение – не известно, но они как минимум вынуждены теперь «любить» родной город, – говорит Алексей Мохнаткин.

Директор НИИ «Севкабель» Геннадий Ковалев готов бороться за импортозамещение на рынке волоконно-оптических кабелей, но рассчитывает в этой борьбе
и на государственную поддержку.

– В чем мы не уступаем заграничным аналогам, а в некоторых случаях и превосходим их, – кабели, которые работают в жестких условиях – например, при радиационных полях. Этот опыт мы приобрели при ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС. Наши кабели оказались лучше зарубежных при эксплуатации по своим техническим параметрам.
Да, у кабелей был непривлекательный внешний вид, но они работали, – вспоминает Геннадий Ковалев. «Севкабель» подготовил проект для корпорации «Росатом», согласно которому кабель создается полностью из отечественных материалов. Но без федеральной поддержки проект так и остался «на полке». При этом компания готова делать радиационно стойкие кабели и для других потребителей, в том числе на мировом рынке.

Личная история для каждого

– Мы как раз те производители, которые разрабатывают инновационные продукты и всеми силами пытаются их внедрить. Но сталкиваемся с противодействием на всех уровнях. Разработали проект – и целый год потратили на хождение по кабинетам в министерствах с предложением его реализовать. Кроме того, есть такое понятие, как инертность потребителя. Не нужны нашим заказчикам российские инновации – они привыкли к импортным продуктам, персонал под них уже обучен. И тут разработан новый продукт, который причем не повторяет западные аналоги, а сделан лучше – с учетом недостатков и замечаний, но нужно переучивать персонал. И от этих инноваций потребитель шарахается как от огня. Поэтому очень важно оказание помощи непосредственно в процессе внедрения со стороны министерств – например, через составление перечня продукции, прошедшей все необходимые испытания и рекомендованной для активного внедрения, – комментирует президент концерна «ИНТЕРСВАР» Сергей Журавлев.

– Больше всего меня беспокоит частота использования слова «импортозамещение». Мы привыкли расходовать модные слова, низводя до нуля их смысл. И кластерной политикой занимались, и энергосбережением, и технологическими платформами. Боюсь, сегодня мы находимся в том же состоянии. Есть, безусловно, положительные примеры – и мои коллеги их приводили, и наше предприятие буквально на днях испытало новый двигатель, разработанный в рамках федеральной целевой программы, – говорит председатель совета директоров дизелестроительного предприятия ОАО «Звезда» Павел Плавник. – Однако при этом я не могу сказать, что нет у нас проблем – их, наверное, больше, чем успехов. Не умаляя заслуг города, Минпромторга, чиновников, необходимо отмечать вещи, которых не хватает.

Во-первых, нет механизма финансового обеспечения развития высокоточного производства, имеющего высокую стоимость основных средств. Во-вторых, нет полноценной отраслевой аналитики рынка дизелестроения. Не существует информации – значит, не существует и управления. Нет и организации межзаводской, межотраслевой кооперации. По мнению Павла Плавника, самый большой прорыв в экономическом развитии реального промышленного сектора может дать только организация эффективной кооперации. Ключевым фактором, как считает Павел Плавник, является отсутствие полноты ответственности за принятые решения.

«Если мы должны повысить уровень локализации до 20–30%, необходимо предпринять конкретные шаги, иметь четкие KPI, на основании которых год от года развиваться»

 – Правильно, конечно же, говорить о патриотизме, но важно говорить о конкретных программах, обеспечивающих достижение той или другой цели. Если мы должны повысить уровень локализации с сегодняшних 10 до 20–30%, то необходимо предпринять конкретные шаги, иметь четкие KPI, на основании которых год от года развиваться. И люди, которые отвечают за достижение этих результатов, должны за них реально отвечать, – говорит он. – Мне кажется важным не допустить, чтобы эти меры превратились в непродуманную историю, в истерию вокруг слова «импортозамещение». Поэтому я бы хотел, чтобы мы работали на конкретных примерах, двигались по четко заданным параметрам. Есть много перспектив, абсолютно конкретных, и выработка реального плана, на основе которого можно было бы получать реальный результат, очень важна. Важным параметром здесь является готовность к государственно-частному партнерству, – резюмирует Павел Плавник.

– Риски импортозамещения заключаются в том, чтобы мы «не заговорили» эту тему. Надо понимать, что это хорошая возможность для экономического роста внутри страны, для увеличения добавленной стоимости, – соглашается с Павлом Плавником директор по коммерческой недвижимости «ЮИТ Санкт-Петербург» Максим Соболев. По его подсчетам, за последние полгода возможность организации производства в промышленном парке Greenstate рассматривали порядка 70 компаний. Большая часть – машиностроение и продукты питания, плюс есть существенная для Москвы и Петербурга отрасль производства строительных материалов.

– Эти отрасли могут иметь больше возможностей для импортозамещения, но для этого надо не только работать с федеральным центром, но и искать возможности для реализации и за пределами контура Минпромторга. Если он поможет – хорошо. Но «сшивать» проект, только надеясь на федеральные власти, – значит обречь себя на неудачу. В моем понимании, чтобы этот двигатель заработал, импортозамещение должно стать личной историей для каждого бизнесмена. Нет универсального рецепта, который бы позволил заработать на импортозамещении всем сразу. Каждый должен видеть свои возможности, – полагает Максим Соболев.

Генеральный директор инвестиционной компании «ВЭБ Финанс» Сергей Ильченко считает, что рынок сам должен отрегулировать, какую продукцию нужно производить компании, а принципиальным моментом является качество произведенной продукции, ее конкурентоспособность.

– Государству целесообразнее поддерживать те проекты, где используются уникальные российские технологии и производится продукция, которая может составить реальную конкуренцию импортируемой в Россию. Например, мы курируем проект по производству ПАВ (поверхностно-активных веществ). В настоящий момент это сырье закупается ведущими российскими производителями бытовой химии в Германии и Китае. Уникальность проекта заключается в том, что российские ученые разработали технологии производства ПАВ, по техническим характеристикам превосходящие западные аналоги. Западные коллеги отстали от российских ученых на годы, – отмечает Сергей Ильченко. – Поддержка устаревших технологий – абсолютно тупиковый путь.

Главное – мнение бизнеса

– Программу импортозамещения мы не рассматриваем отдельно как некую самоцель. Для нас это прежде всего элемент выхода и поддержки нашей работы на международном рынке, – говорит генеральный директор компании «ТРАНЗАС Авиация» Вадим Смирнов. Взгляд «за границу» объясним.

– Да, мы патриоты, нам интересен российский рынок, но он ограничен по объему. Работа на международных рынках – это работа в том поле требований рынка и заказчиков, которые стимулируют нас быть в числе лидеров, – объясняет Вадим Смирнов. По его мнению, критерии поддержки отечественных предприятий должны быть прозрачны и доведены до всех поставщиков.

– Я не могу подтвердить, что существует прозрачность, как эти программы используются, как в них участвовать, какой рыночный инструментарий используются, – констатирует он. И предлагает рецепт информационного знания.

Необходимо создать информационную площадку по заказам, которые могли бы быть размещены внутри страны. Именно это позволит перейти от рассуждений к практическим шагам

 – Бизнесмены говорят, что, несмотря на то что ключевые технологии принадлежат российским компаниям, многие комплектующие закупаются за рубежом. При этом во многих компаниях есть компетенции и оборудование, которое позволило бы производить эти комплектующие у себя. Зачастую мы не обладаем информацией, у кого есть такое оборудование. Необходимо создать информационную площадку по тем заказам, которые могли бы быть размещены внутри страны. Именно это позволит перейти от рассуждений о патриотизме к практическим шагам. И добиться того, чтобы наша промышленность укрупнялась вокруг поставщиков разного уровня, – считает Вадим Смирнов.

ОАО по переработке пластмасс имени «Комсомольской правды» приступает к реализации совместно с белорусскими коллегами проекта по производству термопластавтоматов, которые попали в перечень критически важных элементов, наиболее пострадавших от введения санкций и требующих импортозамещения для национальной безопасности, подготовленный Минпромторгом.

– Мы предполагаем на первом этапе создание российско-белорусского совместного производства. У нас есть компетенции по производству изделий из термопластов, мы представляем рынок, мы умеем эксплуатировать и обслуживать термопластавтоматы ведущих мировых производителей. На втором этапе, при понимании спроса на термопластавтоматы, целесообразны разработка и создание полностью российского автомата с участием предприятий машиностроения, научных организаций, разработчиков программного продукта и основных комплектующих. Рынок термопластов и оборудования для их производства стабильно увеличивается, также мы рассчитываем на рост заинтересованности предприятий военно-промышленного комплекса, – говорит генеральный директор ОАО Андрей Кабанов.

Японская компания SMC (ООО «ЭС ЭМ СИ Пневматик») не так давно приобрела земельный участок в промышленном парке Greenstate под Санкт-Петербургом для строительства производственно-логистического центра и центрального офиса.

– Ранее для локализации производства мы построили завод в Подмосковье, который производит пневматические цилиндры и пневмораспределители. Это было сделано задолго до появления программы импортозамещения. Мы поняли, что нашим заказчикам необходимо быстро получать оборудование мирового качества: здесь идет механическая обработка, покраска, сборка, инжиниринговый центр производит изделия под требования российских заказчиков, – объясняет заместитель генерального директора российского представительства SMC Pneumatik по продажам и маркетингу Илья Гринберг. В свою очередь, в Петербурге, где приобретены новые территории, планируется разместить центральный российский офис, склад, учебный центр и конструкторское бюро по проектированию и изготовлению сложных наукоемких изделий.

– В компании «Ростелеком» принята программа по импортозамещению: объем закупаемой для нужд компании продукции должен быть российского производства не менее чем на 30%, – говорит заместитель технического директора Северо-Западного филиала «Ростелекома» Алексей Никитин. – Какие преимущества мы, как оператор связи, видим от использования отечественного производителя? Прежде всего, не столь значительная зависимость от курса колебаний мировых валют. Второе – существенно более короткие сроки поставки. Наличие близких складов позволяет нам, как оператору, сокращать количество запасных устройств, которые мы вынуждены держать, чтобы быстро устранять те или иные аварии. И наконец, это оперативная доработка программного обеспечения, – объясняет Алексей Никитин.

Владимир Черников, директор по продажам официального дилера Mercedes-Benz «Авангард», в качестве примера импортозамещения привел успешную работу завода в Нижнем Новгороде, выпускающего легкие коммерческие автомобили Mercedes-Benz Sprinter Classic. Это совместное производство «Мерседес-Бенц Рус» и «Группы ГАЗ». На заводе действует полный производственный цикл, включая сварку, окраску и сборку. На текущий момент Mercedes-Benz Sprinter Classic является одним из лидеров на российском рынке по соотношению цена/экономическая эффективность, что подтверждают продажи этих автомобилей – более 10 000 штук с сентября 2013 года.

Заместитель руководителя АНО «Агентство стратегических инициатив по продвижению новых проектов» в СЗФО Игорь Девятко напоминает про поручение президента России Владимира Путина по разработке организационной и финансовой схемы содействия развитию средних и несырьевых компаний, имеющих экспортный потенциал. Поручение дано совместно АСИ, Внешэкономбанку и Российскому фонду прямых инвестиций.

– В реализации этой задачи основные игроки задействованы, цели поставлены качественные, ведем речь не о создании аналогов, а о поддержке конкурентных продуктов. В этом отношении главное – мнение бизнеса. Поэтому все те выводы, которые получились по итогам нашей конференции, будут формализованы, сформулированы и предложены в рамках реализации данной задачи, – объясняет Игорь Девятко. Кроме глобальных и стратегических задач, в Петербурге уже есть региональные площадки, где такое обсуждение постоянно ведется. Например, в рамках ряда стратегических сессий были выслушаны мнения предпринимателей еще до поручения федерального уровня по разработке антикризисного плана. Большая часть этих предложений вошла в тот антикризисный план, который принят в Петербурге.

– И мы имеем позитивный отклик от органов власти региона, чтобы продолжать инициативу, получать отзывы от бизнеса, как эти планы реализуются, – резюмирует Игорь Девятко.

Георгий Дмитриев

Четыре фактора успеха

Сергей Кадочников, директор Высшей школы экономики – Санкт-Петербург

– Я бы определил несколько факторов, которые на международных рынках уже доказали свою полезность в реализации программ развития бизнеса и могут быть апробированы в российских условиях. Первый из них – существенная емкость национального рынка. Очевидно, что Россия является в этом отношении очень перспективной территорией для ведения бизнеса, с огромным потенциалом для развития. Следующий фактор – то, что импортозамещением нужно заниматься в тех отраслях, где уже есть национальные лидеры и есть конкурентные преимущества отрасли, если мы рассматриваем весь мир.

Государственная поддержка сферы научно-исследовательских и опытно-конструкторских разработок (НИОКР) – третий фактор. Это очень важная тема, потому что компаниям во многих отраслях, особенно малому и среднему бизнесу, не хватает ресурсов на то, чтобы инвестировать самим в науку, исследования и разработку. Если есть значимые инвестиции со стороны государства, это может помочь бизнесу. В этом направлении могут быть задействованы в том числе промышленные парки и технопарки. Четвертый фактор – наличие цепочки поставщиков. Если есть возможность обеспечить устойчивую кооперацию, это поможет компании вырасти не только до национального, но и до мирового лидера.

Что касается условий поддержки проектов импортозамещения, то прежде всего это стимулирование спроса – в первую очередь через государственный заказ. Но не только – это и расширение заказа со стороны естественных монополий или крупных госкорпораций. Если государство – будь то региональная власть или федеральная – помогает местным компаниям «попасть в этот заказ», это становится важным инструментом импортозамещения, стимулирования производства.

Второе крупное направление – стимулирование предложения, в том числе через промышленные парки. Это не только притягивание российских производителей, но и тех, кто является крупным игроком на международном рынке, чтобы создать цепочки добавленной стоимости в России через участие международных лидеров, которые помогут становиться нашим компаниям национальными лидерами. И наконец – информация о рынках. Это очень важная вещь, особенно для среднего и малого бизнеса, у которого часто нет ресурсов, чтобы иметь свою аналитику по рынкам, иметь свои представительства на рынках, быть представленными на крупнейших международных выставках. И помогать в этом, снижать издержки доступа на рынки – одно из центральных направлений государственной политики.

Важный момент: когда мы говорим об импортозамещении, мы говорим не только про российских производителей, но и про международных игроков, которых можно приглашать в Россию, работая с ними специально на федеральном или региональном уровне, и тем самым создавать кластерное взаимодействие уже здесь. Пример технологической кооперации с зарубежными производителями – создание инжинирингового центра волоконной оптики в Саранске. И там создается первый крупный промышленный производитель оптоволокна.

Создать исследовательскую базу

Алексей Трошин, генеральный директор компании «ЭлТех СПб»

– Поддержка государством промышленности в рамках политики импортозамещения, безусловно, важна, но не стоит уповать только на то, что бюджетные средства и налоговые льготы в одночасье поднимут целые отрасли. Для нас импортозамещение – это внедрение новых промышленных технологий, и первоочередное значение имеет даже не единовременный трансфер адаптированных под решение конкретных производственных задач технологий, а создание центров научно-технического развития. Локализация западной технологии в России дает временный эффект, но обеспечивает технологическое развитие только сотрудничество науки, промышленности и государственных институтов. При этом важнейшую роль играют именно вузы и исследовательские учреждения. Поэтому в нашей деятельности мы ориентируемся именно на создание исследовательской базы для развития отечественных технологий на основе передовых западных разработок. Успешных примеров трансфера технологий в практике компании достаточно много, и эти проекты были реализованы задолго до актуализации курса на импортозамещение.

Недавно в Новочебоксарске открылся первый завод полного цикла по производству солнечных модулей, который к 2020 году должен обеспечить запуск в 10 регионах России солнечных электростанций суммарной мощностью 500 МВт. Первым шагом на пути к выпуску конкурентоспособных на мировом рынке солнечных батарей стало создание на базе ФТИ им. А. Ф. Иоффе Научно-технического центра (НТЦ) тонкопленочных технологий в энергетике. «ЭлТех СПб» не только обеспечил проектирование и строительство центра, но и участвовал в проработке и внедрении технологии изготовления модулей методом напыления нанослоев на базе технологической линии компании Oerlikon Solar. В результате за прошедший с момента открытия период сотрудники НТЦ повысили КПД солнечных панелей до 20%, технология и далее будет развиваться российскими учеными и передаваться
на новый завод.

Другой проект, реализуемый сегодня в Республике Мордовия, обеспечит потребности страны в оптическом волокне. На данный момент вся материальная база для оптоволоконной продукции закупается за рубежом, но уже в 2015 году планируется начать серийное производство в России, что обеспечит до 30% потребности российского рынка. Завод будет использовать технологии, разрабатываемые в Инжиниринговом центре волоконной оптики, создающемся компанией «ЭлТех СПб» в «Технопарке-Мордовия». В проекте приняли участие ряд вузов и институтов РАН, в том числе петербургский Университет ИТМО, МГУ им. Н. П. Огарева – они обеспечили не только адаптацию технологий, но и подготовку кадров, открыв совместную образовательную программу.

Подобных примеров можно привести много, и это говорит о том, что использование богатого потенциала отечественной науки вкупе с современными западными решениями может стать стимулом для развития целых отраслей. Да, пока на предприятиях используется оборудование иностранного производства, но интеллектуальная собственность, обеспечивающая наибольшую добавленную стоимость, будет российского происхождения.

Для системного обеспечения трансферного процесса еще в 2013 году ведущие технические вузы Петербурга совместно с компанией «ЭлТех СПб» создали Санкт-Петербургский технологический хаб, главной задачей которого является развитие высокотехнологичной промышленности в регионах. Работа, объединяющая инжиниринговые компетенции и научно-техническую деятельность, стала сейчас основой для целого ряда уже реализованных и текущих проектов. Простая деятельность по проектированию или оснащению производств при создании высокотехнологичных промышленных объектов, конечно, недостаточна.

Таким образом, вышеописанный подход позволяет развивать отечественное высокотехнологичное производство, поддерживать научную и образовательную деятельность и, главное, устранить технологическую зависимость, которая и является основной причиной преобладания импортируемой продукции на отечественном рынке.

Покупайте российское

Вадим Федоров, директор офиса официального партнера «Альпари» в Санкт-Петербурге

– Нацеленность на импортозамещение позитивно скажется на экономике. Для России это шанс наладить производство в давно атрофированных отраслях, обрести независимость от западных товаров. Хотя сейчас это кажется невозможным. Немалую роль будет играть мотивация населения «покупать российское».

Пока компании, особенно крупные, сосредоточены на вопросе финансирования собственного бизнеса. Из-за роста ключевой ставки кредиты для корпоративного сектора стали неподъемными, помощь, предусмотренная в антикризисном плане, достанется не всем. Российская экономика подавала сигналы о намечающемся кризисе еще в 2013 году, и, если бы не вышеперечисленные факторы, он был бы менее тяжелым и затяжным, нежели сейчас.

Пока компании сосредоточены на вопросе финансирования собственного бизнеса. Помощь, предусмотренная в антикризисном плане, достанется не всем

По итогам января промпроизводство выросло на 0,9%, но с исключением сезонной и календарной составляющих снизилось на 1,7% по отношению к декабрю 2014 года. Наибольшее снижение показателя произошло в Центральном (92,3% к январю 2014 года), Северо-Кавказском (95,2%) и Крымском (94,5%) федеральных округах. Важно отметить, что тот небольшой рост по стране, который мы видим, вызван вовсе не политикой импортозамещения, а ростом добычи полезных ископаемых, производства и распределения электроэнергии, газа и воды при снижении обрабатывающих производств.

Однако необходимо сделать скидку на то, что результаты импортозамещения будут видны только по прошествии времени, минимум через 5–6 месяцев. И только при условии активного участия бизнеса в этом процессе.

По-настоящему выходить из кризиса страна начнет со стабилизацией цен на нефть, укреплением рубля и снятием хотя бы части санкций. Как ни крути, а экспорт сырья еще длительное время будет оставаться главной статьей доходов российского бюджета. Более стабильная внешняя конъюнктура позволит Центробанку страны вернуть ставку на прежний уровень и облегчить жизнь бизнесу.

Позитивные эффекты

Татьяна Львова, заместитель руководителя аналитического центра по внешней торговле Министерства промышленности и торговли России

– Среди основных механизмов достижения импортозамещения можно назвать специальный инвестиционный контракт – инструмент, который введен федеральным законом о промышленной политике, – а также налоговые льготы производителям, создание Фонда развития промышленности, ограничение допуска к государственным закупкам, субсидиарную поддержку, таможенно-тарифное регулирование, стимулирование локализации производств и стандартизацию.

Инвестиционным контрактом предусмотрена обязанность инвестора своими силами или с привлечением иных лиц создать, или модернизировать, или освоить производство промышленной продукции в России. А государство должно осуществить меры стимулирования деятельности в сфере промышленности. Предоставить определенные изъятия, налоговые послабления, преференции, какие-то иные льготы – например, льготы по арендным платежам. Специальный инвестиционный контракт может быть заключен на срок до 10 лет.

Среди основных механизмов достижения импортозамещения можно назвать специальный инвестиционный контракт

Этот механизм значительно шире, чем существующие механизмы государственно-частного партнерства, и должен иметь и для государства, и для инвестора позитивные эффекты. Для государства это рост производства промышленной продукции, не имеющей аналогов, производимых в РФ, развитие отраслей промышленности, внедрение лучших доступных технологий и так далее. Для инвестора это определенные льготы в совершенно различных областях. При этом мы говорим, что в рамках специального инвестиционного контракта инвестор не получает от государства в собственность деньги или имущество, но получает соответствующие послабления.

Стороной инвестиционного контракта могут быть и федеральные, и региональные, и муниципальные органы власти в соответствующих частях обязательств – и инвестор. В настоящее время разрабатывается порядок заключения специального инвестиционного контракта, а также типовые отраслевые формы специальных инвестиционных контрактов. И как только этот порядок будет утвержден, запустится механизм их заключения.

Определить дефицитные позиции

Максим Соболев, директор по коммерческой недвижимости компании «ЮИТ Санкт-Петербург»

– Несмотря на то что прогнозируется спад валового внутреннего продукта России за два последующих года на 5–7%, у нас остается хороший потенциал для увеличения объемов производства внутри страны. В этой связи кажется интересным предложение по формированию единой информационной базы, своеобразной «выставки дефицита», на которой каждый из потенциальных заказчиков мог бы найти предложение соответствующего качества и с необходимыми сроками исполнения.

По данным за 9 месяцев 2014 года, общий объем импорта на территории Северо-Западного федерального округа составил порядка 40 млрд долларов. Это практически 25% валового внутреннего продукта региона. А ведь эти 40 млрд могли бы оставаться внутри страны, если суметь наладить информационное взаимодействие между поставщиками и заказчиками.
И определение потенциальных направлений сотрудничества могло бы стать главной идеей подобных «выставок дефицита», и этот проект можно реализовывать совместно с журналом «Управление бизнесом».

Импортозамещение, несмотря на то что реальных проектов пока мало, будет являться значимым драйвером промышленного роста. Основная проблема – отсутствие источников финансирования. Для ее преодоления есть ряд решений, к примеру, программы Министерства промышленности и торговли России, а также программа Агентства кредитных гарантий для малого и среднего бизнеса.

Фонда развития промышленности не хватит на всех, он в лучшем случае поддержит 199 системообразующих предприятий. Но потенциал импортозамещения существенно шире и лежит в основном в сегменте среднего бизнеса. Поэтому каждый бизнесмен должен решать проблему привлечения финансирования самостоятельно. Экзотическим по нынешним временам, но действенным вариантом может стать привлечение иностранных партнеров, с импортированием при этом технологий и капитала.

Важны критерии

Майя Петрова, партнер, юридическая фирма «Борениус»

 – Конференция «Импортозамещение. Непридуманная история» как лакмусовая бумажка проявила основные сложности, с которыми предстоит серьезно поработать и органам законодательной и исполнительной власти, и специально созданным государством структурам, и бизнесу, для того чтобы проектов импортозамещения в России стало значительно больше.

Степень зависимости России от импорта продукции и технологий впечатляет. Для того чтобы избавиться от этой зависимости, придется приложить очень серьезные совместные усилия. Из ключевых проблем можно выделить, к примеру, отсутствие четких критериев импортозамещения. Почему так важны критерии? Потому что они являются краеугольным фактором при принятии решений о государственной поддержке конкретного производителя продукции или разработчика технологий.

При отсутствии четких критериев в нормативных актах вопросы господдержки будут решаться на усмотрение конкретных чиновников, что предоставляет широкую почву для коррупции и резко понижает шансы на получение мер поддержки средними и даже крупными отечественными производителями без их участия в коррупционных схемах.

Четкие критерии импортозамещения, закрепленные на законодательном уровне, важны также и при заключении контрактов между поставщиками/производителями российской продукции и крупными российскими корпорациями (как государственными, так и частными).

В настоящее время корпорации зачастую устанавливают настолько жесткие критерии, что местным производителям продукции (имеющим иностранных акционеров или иностранные комплектующие) необоснованно отказывают в заключении контракта по причине того, что отдельные детали и комплектующие в оборудовании или технологии были импортированы. Данные действия могут привести к ограничению конкуренции на российском рынке даже среди отечественных производителей, которые производят свою продукцию в России.

Похожие сообщения

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх