Олег Янтовский: Бизнес занял выжидательную позицию

Дата Мар 10, 15 • Нет комментариев

Удержаться на плаву Олег Янтовский: нашей задачей было создание предприятия, работающего только на отечественном сырье. Получилось лишь отчасти Совладелец ГК «Карельский...
Pin It

Главная » Журнал «Управление Бизнесом» №18, Наши спикеры » Олег Янтовский: Бизнес занял выжидательную позицию

Удержаться на плаву

Олег Янтовский: нашей задачей было создание предприятия, работающего только на отечественном сырье. Получилось лишь отчасти

Совладелец ГК «Карельский комбинат» и глава российского представительства азиатского инвестиционного фонда Hermes-Sojitz Олег Янтовский в интервью нашему журналу высказал свои сомнения в позитивном влиянии санкций на российских производителей и посоветовал искать инвестиции для развития в Азии, которая, несмотря на политическую и экономическую напряженность, готова вкладывать в отечественные проекты.

– История «Карельского комбината» начинается с 1940 года. Как он развивался в постсоветское время?

– В начале 90-х проходила приватизация комбината – тогда акциями владели руководители и рабочие. В начале 2000-х контрольный пакет акций выкупили новые собственники, среди них был и я. На тот момент предприятие производило консервы, соленую и копченую продукцию, имело свой флот в Белом море и на Ладоге, но в целом терпело большие убытки. Это был старый рыбозавод с изношенным оборудованием, 90% которого требовало модернизации.

Среди плюсов – земля в собственности, местоположение, портовая инфраструктура, водозабор, чистая вода и даже железнодорожные пути. Анализ рынка подтолкнул нас к тому, чтобы полностью переориентировать производство на выпуск сурими (концентрат протеина морского происхождения), рыбного фарша, в результате был построен новый производственный комплекс.

Нашей задачей было создать предприятие, которое работает только на отечественном сырье. Получилось лишь отчасти – ингредиенты и упаковка все равно импортные. Что касается рыбы, то пока российская не стала дороже привозной, использовали только ее.

В 2014 году мы приняли решение внедрить инновационные японские технологии в области робототехники. Суммарные инвестиции в комбинат и его модернизацию до 2014 года составили 950 млн рублей. Сейчас мы устанавливаем новые линии по упаковке продукции. В России наше предприятие – единственный комбинат полного цикла, который не импортирует сурими, а производит сам.

– Санкции сказались на вашей работе?

– Безусловно, и отнюдь не позитивно. Издержки производства значительно возросли. В структуре себестоимости сурими-продукции только 30–40% занимает рыба, а остальное – упаковка, красители, ингредиенты. Они остаются импортными, потому что найти адекватную замену в России пока невозможно.

Подорожала и доставка рыбы из Африки. Раньше перевозка 20 тонн стоила около 3000–4000 долларов (то есть 90 000–120 000 рублей), а сейчас выросла пропорционально росту курса валют. Но это все равно дешевле, чем возить с Дальнего Востока, где перевозка тех же 20 тонн обходится в 300 000 рублей. Это самые высокие в мире тарифы на перевозку рыбы, они равноценны ее стоимости, если мы говорим о дешевых сортах. При цене 1 кг селедки в 30 рублей на логистику приходится около 15 рублей, без учета многих прямых и косвенных налогов.

Доля рынка для нас осталась практически прежней, на уровне 20%. Российские компании не смогут заметно увеличить объемы, так как об уходе иностранных производителей говорить не приходится – изначально их доля рынка не превышала 10%. В итоге мы не увидели большой перспективы в связи с введением санкций, а наоборот, столкнулись со сложностями. Да и в целом инвестиционный климат просел, инвесторы к нынешней ситуации относятся настороженно и выводят капиталы. Мы надеемся, что ненадолго.

Не стоит впадать в панику. На рынке остались инвесторы, которые все еще видят перспективы в отношениях с Россией

В любом случае впадать в панику не стоит. На рынке остались инвесторы, которые все еще видят перспективы в отношениях с Россией. В большей степени это относится к нашим азиатским партнерам – фонд Hermes-Sojitz продолжает работать здесь, и санкции не стали преградой его участию в новых российских проектах.

– Как вы начали работать с фондом? Пытались ли вы кредитоваться в российских банках? Производители и переработчики часто говорят, что получить кредит невозможно, или жалуются на высокие процентные ставки, которые и вовсе стали неподъемными.

– Да, в свое время мы в этом убедились, пытаясь работать с Россельхозбанком и банком Райффайзен. Но ставка в 12–13% слишком высока, ни в одной цивилизованной стране такой нет. В конечном итоге это ведет к неравной конкуренции с иностранными производителями. Я уж не говорю о нынешней ставке в 17–23%. При таких кредитах можно латать дыры, но нет речи ни о каком развитии. Тогда мы стали искать финансирование извне, участвовали в международных выставках, конференциях, заводили знакомства и таким образом вышли на фонд прямых инвестиций Hermes-Sojitz. Стали искать альтернативные пути финансирования.

– В связи с экономическим кризисом упадет платежеспособность населения. Как вы планируете удержаться на плаву?

– Пока наша продукция подорожала для дистрибьюторов на 30–40%. На прилавках такой резкий скачок цен незаметен, потому что есть старые договоры, по которым мы работаем, и часть издержек берем на себя. Но в минус работать никто не будет, через некоторое время мы увидим коррекцию цены в соответствии с курсовой разницей. Так что сейчас не самое хорошее время для производства.

С дистрибьюторами мы уже перешли на предоплату и сократили отсрочки платежей.

Мы постараемся сохранить объемы производства на нынешнем уровне – 24 000 тонн сурими-продукции – и увеличить мощности за счет расширения ассортимента. Будем выводить на рынок продукты, новые для российского потребителя, но уже привычные для азиатского – бао, шикува, сакика, камабоко (традиционные японские продукты, изготавливаемые из сурими с различными добавками, в виде трубочек, лепешек и пр. – Прим. ред.). Для этого необходимо адаптировать новые технологии и оборудование, обучить персонал специфике работы на новых технологических линиях, а также организовать поставки необходимых ингредиентов.

Мы давно планировали вывод на рынок новой продукции. Она будет в сегменте экономкласса. Пока я не вижу причин переносить сроки, но уже сейчас мы скорректировали свои ожидания.

Общий спрос на элитные продукты будет падать, и даже новое предложение в этом сегменте вряд ли сможет его подогреть. К этому надо быть просто готовыми.

– То есть продукция будет дорожать, а спрос падать?

– Мы работаем в экономсегменте. Он менее всего подвержен проседанию, а в период кризиса, напротив, в нем даже возникает тренд роста. Многие потребители будут оптимизировать свои расходы и переориентируются на более дешевую продукцию. К тому же мы самостоятельно обеспечиваем себя сырьем, а это позволяет даже с учетом коррекции цен оставаться на наиболее выгодных ценовых позициях.

В любом случае кризис – это время возможностей. Те компании, которые смогут продержаться, получат большие перспективы в будущем.

– Как бы вы оценили государственную поддержку перерабатывающей отрасли?

– Никак. Несколько лет назад мы пытались участвовать в программах, связанных с субсидированием. Но оказалось, что собрать необходимые документы и пройти все процедуры – достаточно трудоемкий процесс, не всегда дающий положительный результат.

– В чем основная проблема рыбопереработчиков?

– Конечно, сырье. До санкций мы импортировали 1 млн тонн рыбы, а экспортировали 2 млн тонн. Россия свои позиции по добыче рыбы давно потеряла. В советское время у нас было 26% мировой добычи и переработки рыбы и морепродуктов, а сейчас 6–7% (для сравнения: доля Китая – около 25%). Тогда у нас было 1650 средних и крупнотоннажных судов, на тот момент самых современных. Сейчас российский рыбопромысловый флот значительно сократился, а уровень его износа составляет порядка 80%. Все это снижает объемы добычи в разы.

Чтобы обновить флот, нужна долгосрочная государственная программа, судовая ипотека, позволяющая почти беспроцентно взять средства на строительство и модернизацию на срок от 6 до 12 лет. Для предприятий, получивших льготное финансирование, должны быть введены ограничения на экспорт – чтобы с судов, взятых в ипотеку, продукция шла именно на российский рынок. Кстати, в других странах есть банки, которые специализируются именно на судовой ипотеке.

Судовладельцев сегодня можно понять. Инфраструктура для обслуживания флота обходится им слишком дорого – у нас самые дорогие портовые зоны, поэтому проще продавать рыбу прямо с судна, не заходя в российские порты. Кроме того, продавать в валюте стало еще выгоднее в связи с ее удорожанием.

Если государство сможет организовать систему поддержки флота, то сырья будет достаточно и по нормальной цене. Причем речь о добыче не только в территориальных водах России, но и в Западной Африке и Мировом океане.

Но у нас пока каждый сам по себе.

Кроме того, надо разделять добычу рыбы и аквакультуру. Например, все разговоры о том, что мы смогли заместить норвежского лосося, не имеют под собой почвы. Большая часть качественной рыбы выращена из норвежского малька, в России его только доращивают. Мы также используем импортные корма. С помощью разных схем норвежская рыба все равно идет на российские прилавки. Это общеизвестно, потому что внутренних ресурсов недостаточно.

– Может быть, имеет смысл ввести эмбарго на экспорт рыбы?

– Любое грубое государственное вмешательство отрицательно сказывается на бизнесе. Вопрос эмбарго не должен стоять в принципе. Если государство и вмешивается в отрасль, то это не должны быть запретительные меры. Сейчас достаточно ввести разумное финансирование.

Эмбарго может привести к банкротству рыбодобывающих компаний, хотя даст большие преимущества рыбопереработчикам. Здесь должно быть четкое понимание, до какого предела может быть государственное регулирование: например, заградительные пошлины на экспорт, которые будут стимулировать продажу сырья на внутренний рынок, льготное или даже бесплатное квотирование вылова.

– Как вы в целом оцениваете перспективы рыбопереработки в России с учетом сложившейся экономической ситуации?

– Достаточно трудно давать долгосрочные прогнозы. Цена денег при нынешней ставке Центробанка очень высока, и это больно ударит в первую очередь по производственным компаниям. Мы уже видим, что некоторые игроки покидают отечественный рынок, хоть пока это и не массовое явление.

Вмешательство государства в экономику не должно быть жестким, но в нынешней ситуации бизнесу нужна поддержка

 Бизнес занял выжидательную позицию, правительство же самоустранилось. Конечно, повторюсь, вмешательство государства в экономику не должно быть жестким, но в нынешней ситуации бизнесу нужна поддержка. Об этом, по-моему, говорят практически во всех отраслях. И этой поддержки ждут. Ведь помимо субсидий есть и другие инструменты содействия, которые могут хотя бы частично ослабить налоговое и административное давление на предпринимателей. А учитывая, что в среднесрочной перспективе повышения цен на нефть не предвидится, поддержать российскую экономику может только частный бизнес.

– Азиатскому фонду не страшно работать в России в такое время?

– Азиаты агрессивны, консервативны и не склонны идти на риски, но нам удалось убедить их в нашей финансовой устойчивости и предложить интересные проекты. Денег в мире достаточно, есть дефицит рентабельных проектов, и на пустом месте никто денег не дает.

Понятно, что в России существуют риски. Любой инвестор нуждается в стабильности, а если ее нет, нет горизонта планирования, то и инвестиций не будет.

Чтобы сбалансировать ситуацию, мы предложили развивать производственные проекты в Западной Африке. Уже весной там начнет работать производственный комплекс по переработке рыбы с объемом инвестиций в 50 млн евро и мощностью более 160 000 тонн готовой продукции в год.

На побережье Африки огромное количество сырья, а себестоимость производства в 4–5 раз ниже. Фонд инвестирует большую часть средств, а «Карельский комбинат» выступает инициатором и координатором проекта.

Преимущество не только в дешевом сырье, но и в том, что эта зона свободна от ряда налогов – НДС на сырье, ввоз комплектующих и оборудования. 80% продукции будет экспортироваться, в том числе и в Россию, чтобы закрыть наши потребности в сырье. Остальное пойдет на внутренний рынок Западной Африки и Азии. Также фонд инвестирует в строительство фабрик по переработке арахиса, манго и производству картонной упаковки.

– Почему была выбрана именно Африка?

– В Африке Hermes-Sojitz инвестирует в разработку месторождений железной руды и углеводородов. Объем инвестиций до 2017 года в африканские проекты составит 3 миллиарда долларов. Ведется проработка проектов по строительству первого в Западной Африке высотного здания в 65 этажей, возведению торговых комплексов площадью более 100 000 кв. м каждый. С правительством Западноафриканского союза уже были переговоры, на саммите G20 я встречался с президентом Сенегала Маки Саллом. Так что у всех проектов там «зеленый свет».

Надо понимать, что хотя Африка и ассоциируется у большинства людей с бедностью, это не совсем так. Там очень много бедных, но и богатых достаточно.

Высокомаржинальный проект в Африке – гарантия инвестиций в Россию: если здесь будет сбой, мы компенсируем его доходным производством в Африке

Кроме того, высокомаржинальный проект в Африке – определенная гарантия инвестиций в Россию. Если здесь будет сбой, мы компенсируем это высокодоходным производством в Африке.

– Как вы формировали первоначальный капитал и почему пришли в рыбоперерабатывающий бизнес?

– Я начал заниматься бизнесом в конце 1980-х годов, в частности производством так называемых товаров народного потребления в Москве, Киеве, Санкт-Петербурге. Модернизировал и строил новую фабрику по производству sheepskin (дубленок) в Уругвае, недалеко от Монтевидео. Строил и эксплуатировал мясокомбинат полного цикла в Аргентине с объемом производства 200 000 тонн. У меня достаточно большой опыт успешных инвестиций в отельные и девелоперские проекты в Карибском бассейне и Центральной Америке. В конце 90-х – начале 2000-х занимался разведкой и реализацией месторождений углеводородов на территории Республики Коми. Позже появилась идея создания в России предприятия полного цикла по производству сурими. Таким проектом и стал «Карельский комбинат».

– Есть ли еще проекты в России, которые вы планируете развивать?

– Фонд Hermes-Sojitz инвестирует в строительство яхт-клуба в Карелии и гостиничного комплекса класса люкс с условным названием Scandic Regata. Строительство уже идет, первоначально объем инвестиций составлял около 55 млн евро, но в рублевой зоне иностранным инвесторам сейчас можно несколько сэкономить.

В Карелии нет отелей высокого уровня, хотя отличные перспективы развития туризма – близость Евросоюза и замечательная природа – располагают именно к тому, чтобы создавать проекты международного класса. Это будут апартаменты, отельный комплекс, яхт-клуб, вертолетная площадка и вся инфраструктура как для длительного проживания, так и для краткосрочного отдыха. Сроки окупаемости составят около 10 лет, но инвесторов это не пугает.

Учитывая нынешнюю ситуацию, мы прогнозируем, что туристический поток вполне может перераспределиться с иностранных курортов на отечественные. И вместо Испании и Финляндии мы увидим наших соотечественников в Карелии. Уже сейчас активность путешествий по России выросла процентов на 20–25. Другой вопрос, что зачастую инфраструктура, конечно, кроме Сочи, не поспевает за ожиданиями туристов.

Наш проект поможет несколько улучшить такое положение дел в Карелии, поэтому его реализация именно сейчас более чем своевременна. Тем более, по моему глубокому убеждению, туризм в России имеет большой потенциал, и это еще одна отрасль, которая нуждается в развитии.

Дмитрий Шулепов

ГК «Карельский комбинат»

Единственное в России предприятие по производству сурими («сурими» в переводе с японского – «промытая перемолотая рыба»).

Предприятие расположено на берегу Ладожского озера в городе Сортавала. Ежегодно производит 24 000 тонн продукции на основе сурими и поставляет ее на прилавки под брендами «Нежный краб», «Сочные № 2», а также под частными марками, владельцами которых являются торговые сети.

Несмотря на кризис, комбинат планирует расширять ассортимент продукции и активнее продвигаться на рынке.

Похожие сообщения

Добавить комментарий

Наверх
X