Герман Греф: Нужен радикальный поворот в экономической политике

Дата Мар 10, 15 • Нет комментариев

Новая реальность Антикризисный план правительства РФ не обозначил ключевые ориентиры экономической политики В конце января 2015 года премьер-министр России Дмитрий Медведев...
Pin It

Главная » Журнал «Управление Бизнесом» №18, Наши спикеры » Герман Греф: Нужен радикальный поворот в экономической политике

Новая реальность

Антикризисный план правительства РФ не обозначил ключевые ориентиры экономической политики

В конце января 2015 года премьер-министр России Дмитрий Медведев подписал антикризисный план, разработанный правительством РФ. Документ можно расценивать как перечень экстренных мер, но в нем не обозначены стратегические ориентиры экономической политики. Вопрос, какой дорогой идем, остается открытым.

Как верно подметил в своей статье, опубликованной в газете «КоммерсантЪ», бизнесмен Михаил Прохоров, российские макроэкономисты заблудились «в трех соснах» и не могут расставить приоритеты между поддержкой рубля, обузданием инфляции и обеспечением экономического роста. Впрочем, есть надежда на то,  что за период реализации первоочередных мер, направленных на смягчение экономического спада, правительство решится на структурные преобразования. В марте Белый дом планирует подготовить очередной пакет антикризисных мер.

Макроэкономисты заблудились «в трех соснах» и не могут расставить приоритеты между поддержкой рубля, обузданием инфляции и обеспечением экономического роста

Нерешительность власти удивляет. Ведь еще в прошлом году было понимание, что экономика страны тормозит, а санкции и резкое падение цен на нефть лишь ухудшают ситуацию.

– Мне представляется, что мы уже год находимся в состоянии вхождения в более затяжной и сложный кризис, – признал на Давосском форуме первый
вице-премьер Игорь Шувалов.

– Время непростое, но никаких неожиданностей не произошло. Кризисные явления были предсказуемы, – заявил президент России Владимир Путин на образовательном семинаре для руководителей субъектов РФ и ряда муниципальных образований.

То есть время для разработки антикризисной стратегии было, но правительство к февралю смогло лишь сформулировать первоочередные антикризисные шаги.

План быстрого реагирования

В антикризисный план по обеспечению устойчивого развития экономики и социальной стабильности включено 60 мероприятий. Объем финансирования плана составляет более 2,3 трлн рублей. Из них 1 трлн рублей направят на докапитализацию банков за счет облигаций федерального займа, 250 млрд рублей за счет Фонда национального благосостояния (ФНБ) – на реализацию инвестпроектов. Еще 300 млрд рублей из ФНБ получит ВЭБ. Также предполагается создать так называемый банк плохих долгов, который необходим не для поддержки финансово-кредитных организаций, а для предотвращения банкротства крупных компаний.

Как пояснил Владимир Путин, средства, которые направляются в банковскую систему, прежде всего «должны пойти на кредитование наиболее значимых проектов в реальном секторе экономики по доступной процентной ставке».

– В условиях обесценивания ряда активов банкам для продолжения кредитования экономики необходим капитал. Без этого невозможно увеличить ресурсы кредитования экономики. Триллион рублей буден распределен среди 27 отобранных банков, имеющих собственный капитал свыше 25 млрд рублей. При этом они будут наращивать ежемесячно объем кредитования экономики в размере не менее 1%, – объяснил министр финансов России Антон Силуанов.

Средства направят в ключевые отрасли: сельское хозяйство, обрабатывающую и химическую промышленность, машиностроение, строительство, транспортный комплекс.

Также планируется сократить расходы государственной казны на 10% в 2015 году, а далее – в течение трех лет – на 5% ежегодно, при этом социальные, военные расходы и инвестиции в поддержку сельского хозяйства не снизятся.

Инвестиционные расходы бюджета тоже будут пересмотрены. Все стройки, которые подлежат вводу в текущем году, обеспечатся деньгами в полном объеме. По части долгосрочных проектов финансирование предлагается сократить на 50%, а новые стройки будут отложены, за исключением проектов, реализуемых в Крыму. В рамках антикризисного плана министерству промышленности и торговли предстоит разработать механизм субсидий промышленным предприятиям на уплату процентов по привлеченным кредитам и наладить субсидирование ставок по новым кредитам в привязке к ключевой ставке, а не к ставке рефинансирования, как сейчас.

В качестве поддержки предпринимательства правительство РФ намерено предоставить регионам право на снижение ставки налога для налогоплательщиков, применяющих упрощенную систему налогообложения (с объектом налогообложения «доходы») с 6% до 1%. Также малому бизнесу предлагается расширить перечень видов деятельности, в рамках которых возможно применение патентной системы налогообложения. Чтобы решить проблемы регионов, возникающие в связи с сокращением одного из ключевых источников доходов – налога на прибыль, государство намерено оказать поддержку региональным бюджетам в части погашения коммерческой задолженности. Объем долга всех регионов РФ за 2014 год увеличился примерно на 20% и, по оценкам Антона Силуанова, составляет около 2 трлн рублей.

Перечень первоочередных мероприятий выглядит внушительным, но не в полной мере отвечает интересам регионов и промышленников. По мнению губернатора Ленинградской области Александра Дрозденко, целесообразно было бы направить финансы не в банковскую сферу, а непосредственно в регионы, имеющие кредиты в банках. Губернатор региона считает целесообразным предусмотреть субсидирование процентной ставки для населения по ипотеке, что стало бы стимулом для развития жилищного строительства.

– Аналогичное субсидирование процентных ставок под государственную гарантию должно быть и для сельского хозяйства и ипортозамещения, –  цитирует Александра Дрозденко агентство ТАСС.

Стабилизировать экономику планируется в ручном режиме, тактическими методами. Это не будет способствовать формированию экономики роста

Министр промышленности и торговли Денис Мантуров уточнил: меры по поддержке отечественной промышленности – базовые, помимо них могут быть предусмотрены дополнительные отраслевые решения в зависимости от развития ситуации. Сопредседатель «Деловой России», бизнес-омбудсмен Борис Титов считает, что в антикризисном плане мало инструментов для поддержки среднего бизнеса. По его мнению, документ просто набор мер, которые были собраны с разных министерств. Стабилизировать экономику планируется в ручном режиме. Причем пока исключительно тактическими методами, что в конечном счете не будет способствовать созданию условий для формирования высокотехнологичной экономики роста.

Дайте поработать

Реальный сектор экономики пока пребывает в относительно стабильном состоянии и не поддается панике. По данным Росстата, промышленное производство в России за 2014 год выросло по сравнению с 2013-м на 1,7%. При этом в декабре вместо предсказанного экономистами спада промпроизводство выросло сразу на 3,9% в годовом выражении и на 8,1% – к ноябрю 2014 года. Наибольшими темпами рос выпуск газовых турбин, стальных труб, тракторов, тепловозов, прицепов к автомобилям, стиральных машин, сыров. Столь неожиданные данные эксперты связывают с эффектом низкой базы, всплеском спроса и первыми положительными результатами курса на импортозамещение.

Как рассказал президент – генеральный конструктор ХК «Ленинец» Анатолий Турчак, объемы выпуска продукции в 2014 году по сравнению с предыдущим годом выросли на 140%.

– Мы прогнозируем, что в этом году рост продолжится, благодаря курсу государства на импортозамещение и развитие внутреннего рынка. Но, безусловно, рассчитываем, что для этого на основе частно-государственного партнерства отечественным производителям будут созданы благоприятные условия, – отметил Анатолий Турчак.

– Мы рассчитываем, что объемы выпуска продукции, как и в прошедшем году, продолжат расти такими же высокими темпами, то есть увеличатся практически вдвое, – делится планами генеральный директор ОАО «Звезда» Михаил Лобин. По его словам, эти прогнозы подкреплены уже подписанными контрактами с судостроительными и машиностроительными компаниями, которые являются основными потребителями продукции предприятия.

Однако надо учитывать, что названные предприятия активно работают в рамках как оборонно-промышленного заказа, так и различных федеральных программ. К примеру, «Звезда» является ключевым участником федеральной программы дизелестроения, и косвенно – программы поддержки судостроения, будучи единственным в стране производителем и исполнителем заказов по поставке различного рода редукторов для обеспечения нужд судостроения.

Предприятия же, ориентированные на потребительский сектор, уже начали ощущать неблагоприятные изменения.

– В конце 2014 года мы заметили существенный спад потребления. Это достаточно неприятная ситуация для предприятий народного потребления. Безусловно, наша продукция – фарфор – не является предметом первой необходимости, поэтому снижение спроса, естественно, сказалось на загрузке производства и доходах компании, – рассказала генеральный директор «Императорского фарфорового завода» Татьяна Тылевич. – С другой стороны, мы понимаем, что в связи с ростом курса валют в страну будет сокращаться экспорт тех предприятий, которые еще не перенесли свои производства в страны Азиатско-Тихоокеанского региона, и из-за удешевления отечественной продукции спрос будет восстанавливаться.

По словам Татьяны Тылевич, завод нацелен не на сокращение выпуска продукции, а на диверсификацию продуктовой матрицы в пользу увеличения производства продукции для рынка luxury, где сохраняется стабильный спрос, и экспортных изделий.

Бизнес не питает иллюзий и ждет от чиновников решительных действий, направленных на предотвращение негативных сценариев развития.

– В первую очередь должна заработать финансово-кредитная система, хотя бы в тех параметрах, которые были до кризиса. Мы берем кредиты не только для развития, но и на закупку комплектующих, материалов, на выплаты зарплат. Если раньше мы привлекали эти средства под 9– 12%, то сейчас – от 24% до 27%, – констатирует президент Ассоциации промышленных предприятий Санкт-Петербурга Валерий Анатольевич Радченко. – Долго предприятия без доступа к финансовым ресурсам не проживут. Нужно срочно разрабатывать и внедрять антикризисные программы в регионах. Если принятие решительных мер затянется, то мы увидим безработицу, сокращения, закрытие предприятий.

По мнению промышленников, чтобы не допустить коллапса реального сектора, чиновникам необходимо принимать экстренные меры. В качестве мер поддержки называются следующие механизмы: прямое финансирование, налоговые преференции, субсидирование процентной ставки по кредитам, которые сегодня носят практически запретительный характер.

– Ни одно промышленное предприятие при действующих ставках работать не может, – говорит генеральный директор компании «Звезда-Энергетика» Николай Хаустов.

– У государства есть весь инструментарий поддержки. Если будет политическая воля, власти могут сделать любой набор протекций, поддержки отечественного производства. Невмешательство – тоже хорошее дело. В обращении президента говорится о налоговых каникулах и каникулах проверок. «Дайте поработать!» – таким должен быть девиз. Сейчас трудное время, и различного рода проверки осложняют ситуацию, когда все придет в нормальное состояние, мы за все отчитаемся.

Следует признать, что в основном предлагаемые и обсуждаемые меры поддержки – это рефлексия на складывающуюся экономическую ситуацию.
То есть тактические, а не стратегические решения. Однако уже очевидно, что кризисный стресс-тест подталкивает федеральные власти к структурным реформам, предусматривающим развитие реального сектора и снижение сырьевой зависимости экономики.

Татьяна Вильде

Разные сценарии

Владимир Булавин, полномочный представитель президента России в СЗФО

– Ухудшение внешнеэкономической конъюнктуры – стимул к выстраиванию более эффективной, слаженной работы, возможность максимально использовать имеющийся потенциал для снижения импортозависимости в тех сферах производства, где имеются необходимые условия для импортозамещения. Поэтому всем участникам рынка совместно с органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации необходимо сформировать региональные и отраслевые программы по импортозамещению, разработать меры государственной поддержки конкурентоспособных предприятий, имеющих современные технологии и заделы для экспорта продукции на мировой рынок.

Особое внимание нужно обратить на проблемы импортозамещения в высокотехнологичных секторах производства, и прежде всего в оборонно-промышленном комплексе.

Выполнение государственной программы вооружений – важнейшая стратегическая задача. Предприятия оборонно-промышленного комплекса округа не могут пожаловаться на отсутствие государственных заказов. Однако их успешное выполнение теперь во многом зависит от активизации внутрироссийской кооперации, вовлечения в производство свободных мощностей промышленных предприятий других отраслей экономики, развития системы субконтрактинга с малыми предприятиями. Здесь должны проявить инициативу ассоциации и союзы промышленников, торгово-промышленные палаты регионов, добровольные инженерно-технические объединения.

Еще одна серьезная проблема: рынок труда Северо-Запада по-прежнему дефицитен. Предложение рабочих мест уже второй год существенно опережает число граждан, ищущих работу. Но, полагаю, это временное явление.

Нестабильное состояние экономики, в том числе и финансового рынка, может очень быстро привести к экономическому спаду, а значит, росту безработицы. Мы должны учитывать такой сценарий и научиться сдерживать ситуацию на рынке труда. Предполагаю, что нужно вспомнить опыт государственного регулирования в кризисном 2009 году в рамках федеральной программы снижения напряженности на рынке труда. Однако этого недостаточно.

Необходимо, особенно в условиях дефицита рабочей силы, значительно повысить качество подготовки кадров – как специалистов, так и рабочих профессий. Нужно вновь вернуться к развитию системы целевой контрактной подготовки кадров в высших учебных заведениях, укреплению горизонтальных связей учреждений профессионального образования с реальными производствами.

Наряду с реализацией государственных программ поддержки экономики, необходимо усилить борьбу с административными барьерами, взаимодействие с институтом уполномоченных по защите прав предпринимателей, Агентством стратегических инициатив.

Создание условий стабильного функционирования предприятий реального сектора экономики, включая налоговый режим и снижение административной нагрузки на предпринимателей, налоговые каникулы для стартового этапа и офшорные амнистии – эти и другие меры, наряду с продуманной экономической политикой регионов, должны способствовать ускорению темпов экономического роста до и выше среднемировых значений. А также достижению прогнозируемых индикаторов по снижению инфляции до уровня 4%, росту производительности труда не менее чем на 5% при одновременном обеспечении макроэкономической сбалансированности.

(Из выступления на заседании Стратегического партнерства «Северо-Запад»)

Так хорошо, как было, не будет точно

Герман Греф, президент и председатель правления Сбербанка России

– Ключевая проблема российской экономики – не санкции или геополитический кризис, а государственная система управления. Без возрождения доверия бизнеса к власти любая политика не даст результатов.

К текущей экономической ситуации в России привели три ключевых фактора. Первый – структурное замедление экономики, к которому мы шли последние 1,5–2 года. Это ключевой пункт, но он поддается воздействию со стороны правительства, и нужно обсуждать набор возможных мер, которые следует в этот период реализовать.
Второй фактор – геополитическая ситуация вокруг России, украинская проблема и влияние санкций на экономику.
И третья, доминирующая проблема – снижение цены на нефть. Мы наблюдаем шоковое падение цен на нефть в течение нескольких месяцев: более чем в два раза. Мы впервые видим ситуацию, когда производители цен на нефть – сразу несколько стран ОПЕК – не удерживают стоимость, понижают ее.

Если провозглашенная коллегами из Саудовской Аравии стоимость в 25 долларов будет достигнута, то, на мой взгляд, чем быстрее она упадет, тем быстрее отскочит, потому что держать такой уровень добычи – свыше 90 млн баррелей в сутки – при такой цене долго невозможно. На мой взгляд, в районе 40 долларов цена может держаться не больше года, но на уровне 60 – может оставаться в течение нескольких лет. Можно спрогнозировать, что при такой цене на нефть прямые выпадающие доходы российского бюджета составят 3,5–4 трлн рублей. И перед правительством встанет выбор. Либо придется сокращать бюджетные расходы, либо оставлять их неизменными и профинансировать за счет накопленных фондов.

Сегодня порядка 80 млрд долларов составляет Стабилизационный фонд, около 88 млрд долларов – Фонд национального благосостояния. Если тратить экономно, то при текущем уровне цен все эти деньги можно израсходовать за 1,5–2 года. Остается еще один путь – повышение налогов, но уже сделано заявление о том, что нужно на ближайшие три года оставить стабильную налоговую систему, и стратегически важно сохранить эту позицию.

Очевидно, что в текущей политической ситуации было бы ошибкой сидеть и ждать отскока нефтяных цен обратно. Хорошо не будет, а так хорошо, как было, не будет точно. И даже если цена отскочит до каких-то уровней, нам все равно нужно очень серьезно заниматься своими внутренними проблемами. Структурное замедление экономики началось раньше, еще до Украины и падения нефтяных доходов. В этом году мы бы увидели очень низкие темпы роста даже без двух этих факторов. У нас есть проблема плохого инвестиционного климата, и сколько бы мы ни говорили, что продвинулись в рейтинге Doing Business, это происходит неравномерно, только за счет отдельных действий по отдельным направлениям. В этой сфере нам нужен прорыв.

На мой взгляд, для такого прорыва есть пять ключевых мер. Прежде всего, реформа госуправления и сектора госуслуг. Я не верю ни в какие другие реформы, если эта не будет реализована первой. Дальше стоит говорить о реформе государственных институтов. Здесь нужно начинать с судебной и правоохранительной системы. Пока не будет снижено давление на бизнес, повышена прозрачность прав собственности и работы всей правоохранительной системы, улучшение инвестиционного климата невозможно. И, конечно, диверсификация экономики, повышение конкурентоспособности и макроэкономическая стабильность, в основе которой лежат бюджетная и денежная политика.

У нас нет альтернативы сокращению госрасходов и резкому повышению эффективности бюджетных трат. Нужен радикальный поворот в экономической политике, который сломает сложившийся стереотип и возродит доверие бизнеса к власти. Без этого нам любую политику проводить будет невозможно.

(Из выступления на Гайдаровском форуме)

Момент истины

Антон Силуанов, министр финансов РФ

– Ситуация, когда нефть периодически снижается – момент истины. В результате падения стоимости нефти на 60 долларов поступления от экспорта в российский бюджет сократились на 180 млрд долларов. Тогда как из-за санкций, введенных на приток капитала, – на 40–60 млрд долларов.

Мы являемся заложниками проводившейся ранее бюджетной политики, потому что мы страна, зависящая от конъюнктуры мирового рынка, стоимости тех ресурсов, которые экспортируем. Если ранее в долларовом выражении в общем объеме нашего экспорта доля нефти и газа составляла 70%, то сейчас – 47–50%.

Таким образом, мы избавляемся от нефтегазовой зависимости. Что произошло? Платежный баланс «отбалансировался» за счет курса рубля, отреагировавшего на падение нефтяных цен. То есть мы относительно снизили издержки в экономике, и сейчас Россия является привлекательной территорией для инвестирования, но при условии, если не было бы ограничений на приток капитала и высоких кредитных ставок.

Нужно как можно быстрее решить вопрос с инфляцией, которая и привела к повышению ставок и сжатию кредитного рынка. Остановив инфляцию и возродив кредитование, мы сможем найти тот ресурс, который поддержит экономику.

Та высокая инфляция, которая сложилась в 2014 году – 11,4%, на 50% обусловлена разовыми факторами: девальвацией рубля и ограничением импорта потребительских товаров.

Что касается бюджета страны, то в прошлом году мы неплохо его исполнили – без докапитализации банков, на которую был выделен 1 трлн рублей, мы бы исполнили бюджет с профицитом 0,9% ВВП, это неплохой результат. А в связи с решением о докапитализации, которое, я считаю, было абсолютно правильным, мы исполнили его с дефицитом 0,5% ВВП. Но главное, прошлый год позволил пополнить резервы на 370 млрд рублей, которые будут нам очень необходимы в 2015 году.

В текущем году при средней цене за баррель около 50 долларов мы потеряем около 3 трлн рублей доходов, плюс очевидны проблемы с источниками финансирования дефицита бюджета. Поэтому, безусловно, нам необходимо подстраивать наши возможности под эту ситуацию, корректировать государственные траты. Иначе мы «прыгнем» сначала в резервы, потом станем занимать у Центрального банка, в результате – снова рост инфляции, а это индексация расходов и вхождение в инфляционный штопор. Этого категорически нельзя допустить. Поэтому «задача-минимум» на 2015 год – обеспечить исполнение основных обязательств бюджета.

Несмотря на то что мы провели некоторое ограничение расходов на текущий год, мы видим, что и этого недостаточно при выпадении 3 трлн доходов.

Мы должны оставить приоритетные расходы бюджета и отказаться от тех, которые не можем себе позволить. У нас плохая структура бюджета: 60% – оборонная безопасность, трансферты внебюджетным государственным фондам и публичные нормативные обязательства. Тогда как расходы на инфраструктуру – всего 1 трлн рублей, и я согласен с тем, что сейчас именно их нужно увеличивать.

В этом году нам, конечно, придется задействовать резервы, и даже в большем объеме, чем разрешенные законом 500 млрд рублей. Но нельзя резервы истратить за 1,5 года, поэтому наша задача – постепенно приводить наши расходы в соответствие с новыми экономическими реалиями.

(Из выступления на Гайдаровском форуме)

В основе – эффективность

Александр Сапронов, исполнительный директор ОАО «ПГК»

– Стратегическая задача Первой грузовой компании – сохранить позиции крупнейшего грузового оператора в стране, продолжить экспансию на рынки соседних стран, стать мейджором, законодателем рынка с устойчивым бизнесом, чутко реагирующим на новые тренды. Эти цели вполне достижимы, поскольку бизнес-политика ПГК формировалась под стратегические задачи.

Последние несколько лет совершенствовались организационная структура и методы управления, оптимизировались производственные процессы, внедрялись эффективные технологии перевозок, расширялся сервисный пакет, создавались новые каналы коммуникаций с клиентами. Если рассматривать предварительные итоги прошедшего года, то очевидно: драматических снижений на рынке грузоперевозок не произошло. Наша доля в общем объеме перевозок по железной дороге составляет 20%.

Объем клиентского портфеля операторской компании зависит от того, какими ресурсами она располагает и как выстраивает отношения с клиентами. Считаю, у нас лучший клиентский портфель на рынке. Наши партнеры, с которыми договоры уже подписаны, одни из наиболее стабильных российских компаний, к примеру, Новолипецкий металлургический комбинат, «Северсталь», «РУСАЛ».

Как я уже говорил, мы активно работаем над развитием и расширением спектра услуг. У нас обширный сервисный пакет, в который входит около 15 направлений и наименований. В течение прошлого года он пополнился: мы вывели на рынок несколько новых продуктов, например, услугу «промышленная логистика», которая, по нашим оценкам, будет чрезвычайно востребована. Речь идет о логистике внутри предприятий. Скажем, на промышленной площадке Новолипецкого металлургического комбината в год железнодорожным транспортом перемещается до 100 млн тонн грузов. Это масштаб только одного предприятия, пусть, безусловно, и самого крупного в стране. Тем не менее у многих производителей есть проблемы с внутризаводской логистикой, но нет специалистов, способных ее оптимизировать, понимающих, где и на каких факторах сделать ее экономичной и, как следствие, удешевить перевозки. Это новое перспективное направление деятельности, актуальное для горно-металлургических комбинатов, цементных производств, предприятий с разветвленным хозяйством, большим внутризаводским объемом перевозок по железной дороге.

Примечательно, что здесь пока нет конкуренции, это огромный неудовлетворенный рынок. В тестовом режиме услуга «промышленная логистика» хорошо себя зарекомендовала. Главное, что этот продукт прочно свяжет нас с предприятиями, укрепит отношения и пополнит базу для грузовой работы.

Еще один новый для рынка продукт – наша услуга «управление подвижным составом операторов». Общеизвестно, что в России работают 2000 операторов с небольшим парком вагонов, этим операторам не под силу содержать диспетчерский аппарат. Наша компания способна эффективно справиться с управлением не только собственных 200 000 вагонов, но и взять в оперативное управление еще десятки тысяч. При этом качество работы ПГК, подача вагона точно в срок, отслеживание его пути будут распространяться на подвижной состав наших партнеров. В числе потенциальных партнеров могут быть не только операторы, но и предприятия, которые имеют на своем балансе вагоны, но не в полной мере их используют.

Совершенно очевидно, что 2015 год будет непростым для экономики страны и всех участников операторского рынка. Нам предстоит серьезно поработать над оптимизацией бизнес-процессов, повышением производительности труда, сокращением издержек на подготовку вагонов, порожних рейсов, на логистику. Говоря образно, бизнес должен «худеть» при одновременном наращивании интеллектуального потенциала.

Похожие сообщения

Добавить комментарий

Наверх
X