Под небом голубым есть город золотой. «Институт строительных проектов»

Дата Июн 3, 13 • Нет комментариев

В городах под сады и скверы нужно отводить до 30–40% земель «Институт строительных проектов» выполняет заказы любого масштаба – от планировки небольшой территории до...
Pin It

Главная » Журнал "Управление Бизнесом" №9, Наши спикеры » Под небом голубым есть город золотой. «Институт строительных проектов»

В городах под сады и скверы нужно отводить до 30–40% земель

«Институт строительных проектов» выполняет заказы любого масштаба – от планировки небольшой территории до генеральных планов крупных городов. В активе коллектива проекты очень разные по ландшафту, истории, национальным традициям: генеральные планы приграничного Ивангорода в Ленинградской области и города Находки – крупнейшего дальневосточного порта, города Новозыбкова Брянской области, затронутого
Чернобыльской катастрофой, и южно осетинского Цхинвала, разрушенного в результате боевых действий.

Среди деловых приоритетов фирмы – высокая профессиональная ответственность. Об этом и шла речь в
беседе с президентом «Института строительных проектов» Светланой Смирновой.

  • Светлана Александровна, на ваш взгляд, изменилась ли система мотивации участников градостроительной деятельности?

Последние десятилетия идет интенсивное строительство в основном в центре мегаполисов, где выражен спрос и сформированы определенные экономические условия. Наблюдаются срастания городской структуры с прилегающими муниципальными образованиями. Особенно ярко это выражено в зонах с транзитными коммуникациями. Инициаторы градостроительных изменений должны осознавать, что возводимые жилые массивы в дальнейшем могут потерять необходимую экономическую привлекательность как для жителей, так и для городского хозяйства в целом из-за роста непропорциональных затрат на эксплуатацию. Уже появились районы, где средовые характеристики хуже, чем микрорайоны, сформированные в советский период,  с понятным транспортом, социальной инфраструктурой и нормируемым озеленением. Спальные районы были
сбалансированы большими производственными зонами, в них не было социального расслоения. Сейчас строятся районы, которые при определенных условиях могут превратиться в гетто.

Города не могут расти до бесконечности, ведь у любого пространства есть критическая масса территориального, транспортного, социального развития, достигнув которой нужно принципиально менять его концепцию развития, например от количества к качеству.

Как в центре, так и вокруг городов вырастают огромные жилые массивы – мы создаем урбанизируемую
систему, управлять которой все сложнее. Тем не менее продолжаем возводить бетонные джунгли и тосковать
по воздуху, деревьям, связи с землей.

Чтобы в городах можно было нормально дышать, под сады и скверы нужно отводить около 30–40% земель…

Все говорит в пользу того, что роль государственного целевого управления при рыночной экономике должна быть выше, чем при условии государственной монополии. Любой социальный уклад является сложной системой. Нельзя ни преувеличивать, ни преуменьшать значимость чего-либо одного: государства или имущественных отношений, социальных или иных факторов. Механизмами рыночной экономики можно урегулировать простые отношения, управление сложными системами абсолютно неэффективно. Это приводит к хаосу, что мы сегодня и наблюдаем.

  • Что вы предлагаете взамен нынешней модели градостроительства?

России в целом нужно сбалансировать ресурсы: людские, энергетические, земельные и финансовые. Если в сельской местности земельные ресурсы избыточны, а трудовые и финансовые – в дефиците, то в городе – все
наоборот. Мы живем в стране, где, судя по показателям 1913 года, земля готова и зерно в избытке родить, и
животноводством и птицеводством можно заниматься. Но мы не хотим возделывать землю, работать на ней,
так как это тяжелый труд и в современных условиях он экономически не оправдан.

Вместо этого мы застраиваем свободные территории, в том числе и земли, ранее занятые сельскохозяйственными угодьями и ориентированные как пригородные хозяйства. Полностью в запустении находятся земли, отдаленные от больших городов, а продукты при этом мы предпочитаем закупать в зарубежных странах, причем, как это ни абсурдно, даже в Африке. Правы ли мы?

eco1

Нужно вернуться к реальному научно обоснованному градостроительству. Перестать проектировать настоящее и начать проектировать будущее. При этом исходить из принципа наибольшей полноты и долговечности использования ресурса. Нужно вернуть к жизни малые города и села.

Что касается градостроительной политики, то государство должно следить, чтобы между социальным, коммерческим и элитным стандартами жилья не было пропасти. Разница между ними может быть только в
квадратных метрах. Качественно и достойно жить не значит иметь очень большую квартиру или много зданий.

Разобравшись с мегаполисом в целом, следует проанализировать связи внутри него – оценить возможные последствия принимаемых решений на уровне муниципальных образований.

Сбалансированное градостроительство вбирает в себя множество пластов знаний – от социологии, традиций
и демографии, медицины и образования до учета занятости населения и его доходов, потенциала местного бюджета и инвестиционных потоков, определения территориальных границ, экологии, логистики и т. д.

Люди, которые принимают градостроительные решения, должны понимать, что от них требуется концептуальное мышление, опирающееся на научные знания и понятие целого, плюс морально-этическая ответственность.

  • Вы говорите о моральной ответственности чиновников перед людьми, но ведь они ответственны только перед вышестоящими чиновниками…

Существует высшая справедливость, она все равно себя реализует. А мы, прежде всего, должны признать, что больны как общество – со спящей волей, с отклонением от собственного пути развития. По отношению друг к другу, к государству, к нашей общности мы не испытываем, к сожалению, душевного трепета, у нас нет потребности быть вместе, но каждый из нас несет ответственность за нелюбовь. С другой стороны, мы обладаем богатейшим наследием в области науки и искусства – нужно только опять открыть для себя эти
знания. С глубочайшим уважением отнестись к людям, которые жили, созидая, в нашей стране.

Многие ли сегодня стремятся улучшить жизнь в городе? В основе нашей мотивации, как правило, пассивная позиция: если меня не принуждают что-то сделать во благо обществу, то делать и необязательно. Виноват бизнес, виноваты власти, врачи, учителя, чиновники плохие. Мы не хотим отвечать за то, что происходит в городе, в стране, мы не сопричастны. Это рабская психология. И потому в наших городах появляются улицы-каньоны шириной 6 м между 25-этажными домами, как, например, во Всеволожском районе.

Чтобы делать что-то полезное для общества, надо иметь волю, сопричастность, совесть и профессиональные
знания. Когда человек понимает, что приоритетное значение в его жизни имеют законы невидимого мира, которыми ведает Бог, – для меня это показатель высшего развития человеческой личности и души.

Если бы мы в своем сознании не были дуальны, основывались на регулярности, верили бы в Бога, просили его дать мудрости, постоянно учились и несли ответственность за свои действия, у нас не возникало бы столько конфликтов. Нужно не претензии предъявлять к обществу в целом – «нам все должны», а объединять свои
усилия. В одном человеке есть один дар, в другом – другой, если мы по своей воле объединимся, то у нас возродится гармоничное общество.

  • В вашей компании существует писаный или неписаный профессионально-этический кодекс?

У нас есть четкое понимание, что мы хотим и как должны работать. Еще шесть лет назад наши усилия были
направлены на создание крупного института, подобного серьезному европейскому предприятию. Мы проводили мастер-классы, презентовали лучшие программы по проектированию за рубежом, часть средств направляли на обучение сотрудников.

Все наши договорные обязательства и раньше, и сейчас легитимны – нам нужна история предприятия, мы
трепетно относимся к нашим заказчикам, отслеживаем отзывы на свою работу.

В процессе формирования организации мы брались за любую работу. Существенным критерием при заключении договорных обязательств был уровень адекватного понимания нас заказчиком. Большое внимание сотрудники уделяли информированию населения – выпускали к публичным слушаниям буклеты о каждом проекте. Это могли быть серьезно сделанные публикации или краткая информация на нескольких листках, но в достаточном объеме, чтобы жители города или сельского поселения могли в доступной форме узнать об истории места, происходящих там изменениях, о территориальном развитии. И в Санкт-Петербурге, и в Вологодской области, и в городах Мирном и Находке, Сибае и Волжском, Давлеканово и Кушнаренково,
Новозыбкове и Коряжме, в МО Тельмана и в Ивангороде – в каждом проекте, который нами разрабатывался, везде у людей появлялся интерес к своему краю, к своему будущему. Мы пытаемся сохранять эту традицию и
сегодня.

  • – Как вы пережили кризис?

До кризиса у нас все было хорошо: социальный пакет, квартальные вознаграждения, корпоративы, обучение. Мы создавали крепкий коллектив. Еще три года назад численность персонала составляла 200 человек, что по нашему виду деятельности абсолютно оправданно.

В кризис резко сократились доходы, как следствие – уменьшились затраты, часть людей ушли сами. Сейчас нас
около 60 человек. Это как на фронте: есть люди, которые держат оборону, есть те, кто просто уходит, а кто-то не вылезает из окопа. Много ли мы знаем «воинов духа»?

Мы продолжаем заниматься градостроительством. Я не оставляю надежды, что мы с кем-то консолидируемся,
и это принципиально улучшит наше положение и финансовую устойчивость. Но, тем не менее, мы не поддерживаем абсурдность и попустительство сегодняшней градостроительной ситуации.

Я убеждена, что без серьезных изменений в пространственной структуре России локальные задачи не будут решены. Закрываются и продолжают закрываться многие предприятия, в том числе и в малых населенных
пунктах. Люди, которые там работали, пополняют и без того избыточную армию трудовых ресурсов в миллионных городах. Большая часть, к сожалению, относятся к малоквалифицированным кадрам. Даже при наличии образования рынок труда требует либо повышенной квалификации, либо переквалификации. Эту проблему надо решать на федеральном и региональном уровнях. При той тенденции, которая есть, даже Санкт-Петербург может стать городом «уборщиков и торговцев».

Диверсификация населения неизбежна, но этот процесс должен быть управляем, его нельзя отдавать на откуп рыночным отношениям, иначе он примет характер хаотичного вытеснения людей из городов, в том числе и в другие государства. При этом мы теряем наиболее подвижное и образованное население.

К сожалению, за три года наша организация потеряла часть заказчиков, партнерские отношения стали больше мифическими. В одной из последних бесед, которая врезалась в память, в мой адрес была сказана такая фраза: «Кому интересно думать об этом государстве, разве оно о тебе думает? Ты никогда не станешь богатой, потому что для этого нужно думать о себе и о своем доходе». Но ведь можно просто хорошо делать свое дело и нести по своим силам крест, даже если ситуация финансово неблагоприятна. Это и значит не предавать себя и свою
профессию.

В нашем обществе еще есть те, кто живет по таким принципам. Например, учителя и врачи.

У православных ведь так: родился – знай, что тебя будут преследовать и скорби, и печали, и предательства,
но нужно вопреки всему научиться вере, любви, надежде и мудрости – в этом и есть смысл жизни. Меня не смущает, что многие думают иначе.

Беседовала Наталия Ловецкая

logo_isp

190068, Санкт-Петербург,
Лермонтовский пр., д. 7А
Тел. (812) 331-5199,
факс (8120 337-5184
E-mail: icp@icp-grad.ru
www.icp-grad.ru

Похожие сообщения

Добавить комментарий

Наверх
X