Виктор Самойлик. Квалификационный отбор при гос закупках отсек ФАС

Дата Июн 3, 13 • Нет комментариев

Ценные торги Россия идет своим, оригинальным, путем в правилах размещения госзаказа С первого января 2014 года вступает в силу ФЗ № 44 «О контрактной системе в сфере закупок...
Pin It

Главная » Журнал "Управление Бизнесом" №9, Наши спикеры » Виктор Самойлик. Квалификационный отбор при гос закупках отсек ФАС

Ценные торги

Россия идет своим, оригинальным, путем в правилах размещения госзаказа

С первого января 2014 года вступает в силу ФЗ № 44 «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд». Новый закон ничего в корне не меняет, отрицательные моменты ФЗ-94 (закона о госзакупках) не убраны, а даже усилены, считает Виктор Самойлик, экс-заместитель руководителя УФАС по Санкт- Петербургу, преподаватель петербургского филиала Высшей школы экономики.

  • Виктор Александрович, к проведению электронных торгов в России очень много претензий. Такие же торги проводятся и в Европе – в чем их отличия?

В нашей стране в электронной форме проводятся только аукционы, то есть единственным критерием выбора
победителя является цена.

В Европе же в электронной форме проводятся в основном конкурсы – аукционы для государственных
закупок практически не применяются. Проводится предварительный отбор участников, которые предоставляют сведения о своей производственной базе, опыте работы, квалификации персонала. Это принципиальное расхождение с нашими торгами. У нас требования к квалификации исполнителя государственного заказа или категорически не допускаются или ограничиваются таким количеством условий, что на практике их применить нереально.

Страны еврозоны ориентируются на Типовой закон о закупках товаров (работ) и услуг, принятый Комиссией ООН по правам международной торговли (Юнситрал) и одобренный Генеральной ассамблеей ООН.

Например, когда заказчику нужно купить что-то недорогое и проводить конкурсную процедуру нецелесообразно, так как она требует много времени и денег (дороже суммы госзаказа), прибегают к запросу котировок. Согласно типовому закону Юнситрал, заказчик направляет несколько запросов конкретным компаниям и по минимальной цене из полученных ответов выбирает исполнителя заказа. Для предупреждения злоупотреблений устанавливаются ограничения по общей сумме закупок.

Как это происходит в России. Процедура, которая у нас называется «запрос котировок», по существу (и по закону Юнситрал) является конкурсом с единственным критерием – ценой контракта. В отличие от остального мира у нас заказчик должен сделать публичное объявление, вскрыть поступившие конверты с заявками, комиссионно их рассмотреть и определить победителя, после этого выдержать значительное время (вдруг кто-то пожалуется) и только потом заключить контракт. Поскольку ФЗ-94 не предусматривает публичную процедуру вскрытия конвертов с котировочными заявками и у заказчика есть возможность их подменить, закон оговаривает некоторые ограничения. В новом законе, ФЗ-44, заказчика лишили возможности подмены конвертов, тем не менее ограничения закона ФЗ-94 в несколько измененном виде перекочевали и в ФЗ-44. Это создает серьезные проблемы для небольших компаний.

  • Можно привести пример того, как за границей закупают товар (услуги) для госучреждений?

Возьмем для примера Данию. Там есть специальный государственный орган, в нашей терминологии его можно было бы назвать Агентством по госзакупкам. Предположим, музею (поликлинике, школе) необходимо что-то закупить или заказать услуги, он составляет заявку и направляет ее в Агентство. Через какое-то время Агентство предлагает контракт с конкретным исполнителем, который выбирается из списка добросовестных поставщиков с историей. Этим роль Агентства не ограничивается: компания-исполнитель находится под постоянным его контролем. Если исполнитель срывает заказ, он вылетает из списка добросовестных поставщиков и теряет шанс в последующем получить госзаказ. Каждый шаг посредника прозрачен, его любой
человек может отследить на сайте организации.

  • Если весь цивилизованный мир при госзакупках проводит квалификационный отбор, почему мы-то идем против течения?

Противники такого отбора утверждают, что квалификационное требование – лазейка для коррупционеров. По-моему, наоборот. Именно запрет квалификационных требований к исполнителю понуждает добросовестных и законопослушных руководителей к коррупционным действиям. Заказчик, опасаясь прихода неквалифицированного исполнителя, вынужден применять всякие ухищрения с целью повышения вероятности победы «своего» участника. Причем этим занимаются и самые ярые пропагандисты таких правил, и контролирующие органы, когда сами оказываются в роли заказчиков.

В статью 11 ФЗ-94 была включена часть 2.1 с требованием по квалификации (аукционы на строительно-монтажные работы с первоначальной ценой не менее 50 млн рублей). Однако впоследствии она была «нейтрализована» подзаконным актом Минэкономразвития. Подрядчик, который строит ларьки, может выиграть тендер на строительство кинотеатра, главное, чтобы у него был опыт за предыдущие 5 лет. Какой
именно – практически не уточняется.

Когда госкомиссия проводила расследование аварии на Саяно-Шушенской ГЭС, Сергей Шойгу возмущался: как могло случиться, что ремонт такой станции проводила вчера созданная компания, у которой нет ни базы, ни опыта? Рядом стоял премьер, который, еще будучи президентом, подписал закон, допускающий это «как»…

В докладе Всемирного банка отсутствие требований по квалификации в российском законе по госзакупкам признано главным негативным моментом.

  • Помнится, против квалификационных требований яро выступал г-н Артемьев, глава Федеральной антимонопольной службы. Не так ли?

Нынешний ФЗ-94, когда прошел в Госдуме первое чтение, содержал квалификационные требования. Официально, насколько я помню, при рассмотрении законопроекта правительство представляла не ФАС, а Министерство экономического развития и торговли. Но тогдашний министр Герман Греф самоустранился от закона, уступив роль инициатора главе ФАС. Артемьев действительно настоял на исключении квалификационных требований из проекта, ссылаясь на то, что это будет провоцировать коррупцию. Сегодня уже очевидно, что к коррупции ведут не квалификационные требования, а их отсутствие.

  • Ваше мнение о новом федеральном законе о контрактной системе (ФЗ-44)?

ФЗ-94 имеет очень много негативных моментов, которые приводят к тому, что госзаказы довольно часто попадают в руки недобросовестных подрядчиков, качество исполнения госзаказов низкое. Кроме того, они провоцируют коррупцию. В новом законе все эти негативные моменты не только не убраны, но в некотором роде даже усилены. Некоторые специалисты считают, что ФЗ-44 – это просто более широкий закон, в который полностью вошел ФЗ-94. Изменения претерпели только детали.

В новом законе появилось требование профессионализма. Но почему-то оно относится только к заказчику. Почему бы его не распространить и на исполнителей заказов, и на контролирующие органы? Сегодня заказчики очень сильно страдают от непрофессионализма контролеров. Ну и недосягаемая мечта – профессионализм законодателя.

  • Что еще изменит ФЗ-44?

В самой процедуре электронных торгов (аукционов) принципиально ничего не меняется, не считая снятия ограничения с количества торговых площадок – сейчас их пять. Условия допуска компаний к организации очередной торговой площадки будут регулироваться подзаконными актами. К чему это приведет, покажет время.

Новый закон вводит публичную процедуру вскрытия конвертов для запроса котировок. Это положительный момент. Союз поставщиков СПб уже много лет бьется за прозрачность торгов.

Другой момент: в контрактной системе при проведении конкурса объединены процедуры рассмотрения заявок и их оценки и сопоставления, вернее, процедуры идут одна за другой, но объединяются в один протокол. В новом законе есть антидемпинговые нормы: если участник торгов снижает первоначальную цену более чем на 25%, то он должен предоставить повышенное обеспечение исполнения контракта. В некоторых случаях для различных предметов заказов и величины первоначальной цены предусмотрена обязанность участника предоставить обоснование цены или информацию, подтверждающую его добросовестность, – сведения о качественном исполнении предыдущих контрактов.

Мое мнение – эти меры бессмысленны. Считаю, нужно отказаться от аукционов, если не совсем, то хотя бы как от основного способа закупок.

Сегодня заказчики больше страдают от правил бюджетного законодательства, которые требуют обязательного расходования выделенных средств в отчетный год. Вспомните, как губернатор Петербурга распекал чиновников и грозил им увольнением за не исполненную расходную часть бюджета прошлого года.

Качество зависит от того, как заказчик принимает работу. Однако сегодня над ним дамокловым мечом висит ответственность за своевременное освоение бюджетных средств. Нужно изменить это – сделать так, чтобы для заказчика стало страшнее принять некачественный товар, чем не уложиться в сроки бюджетного финансирования. Это важный момент качества работ, и он требует внесения изменений в бюджетное законодательство. Эти вопросы закон о контрактной системе не регулирует.

  • Проект закона о контрактной системе (ФЗ-44) очень долго принимался во втором чтении. Слишком много интересантов?

Да, с принятием во втором чтении подзадержались. Было рассмотрено большое число поправок, текст законопроекта был действительно значительно изменен. Но, как я понял из новостных сообщений, основная причина – деньги участников по обеспечению заявок. Это астрономические суммы, которые на значительное время изымаются из оборота участников. Долго решали, можно ли как-то компенсировать эти потери.

Начислять и выплачивать процентный доход предусмотрено на основании договора, который будет заключаться торговой площадкой с каждым участником при аккредитации.

  • Кто может лоббировать аукционный формат электронных торгов?

Вокруг размещения госзаказа кормится неимоверное число людей, в том числе всевозможных консультантов – это компании, которые помогают заказчикам подготовить документацию, организуют различные семинары, проводят плановое обучение. Это все нужные работы, но их масштабы неимоверно раздуты излишне запутанными, противоречивыми и постоянно меняющимися правилами. И еще: эти правила вынуждают
и заказчиков создавать такие же запутанные и объемные материалы по своим закупкам.

  • Законы лоббируются конкретными людьми, структурами. Что это могут быть за структуры?

В докладе Всемирного банка отсутствие требований по квалификации в российском законе по госзакупкам признано главным негативным моментом

Если исходить из того, кому выгодно, то в существующей схеме проведения электронных торгов заинтересованы прежде всего финансовые структуры, которым доверили организовать торговые площадки
и получившие в свое распоряжение огромные суммы. Участники платят миллионы в качестве обеспечения заявок. Считаю, что обеспечение заявок вообще не нужно. Вроде бы это некий гарант того, чтобы в конкурсах не было посторонних людей. Но это можно обеспечить иначе.

Убежден, что аукцион – это коррупционная схема по объективным причинам: здесь нельзя исключить возможность сговора. У работников электронных торговых площадок есть доступ к спискам участников, а значит, есть возможность вступить в сговор или даже его организовать. Представители площадок заявляют, что у них все чисто, но это не проверяемо.

Сергей Шойгу возмущался, как ремонт Саяно-Шушенской ГЭС доверили компании без опыта, а рядом стоял премьер, который, будучи президентом, подписал ФЗ-94

Сегодня закон обязывает проводить электронные торги. У заказчика, по сути, нет выбора. Считаю, это откровенный сбор в пользу избранных финансовых компаний. Сделайте площадку на сайте Госзакупок – какие проблемы?

  • Правила ВТО могут сделать процедуру госзакупок прозрачнее?

При присоединении к ВТО Россия не стала подписывать обязательства в части проведения госзакупок, пообещав вернуться к этому вопросу в 2016 году. Думаю, мы будем вынуждены даже раньше пересмотреть законодательство по размещению госзаказов. Потому что конфликт интересов усиливается, бизнес и заказчики недовольны, и власти придется услышать их требования.

Мария Екимова

КОММЕНТАРИЙ

Кирилл Иванов, директор саморегулируемой организации в строительстве НП «РОССО-ДОРМОСТ»:

Сегодня о результатах работы закона говорить еще рано. Необходима разработка порядка 30 подзаконных актов. Как будут пользоваться заказчики этим законом, пока также непонятно.

Скорее всего, будет предпринята попытка максимально отработать прежний ФЗ-94.

По настоящему оценить закон мы сможем года через два-три, когда будут первые результаты его работы.
Появятся первые объекты, торги, проверки надзорных органов. Тогда можно будет с высокой степенью
определенности сказать, хорош или плох закон как идея и как решение.

Похожие сообщения

Добавить комментарий

Наверх
X