Сбылись не лучшие прогнозы

Сбылись не лучшие прогнозы

Дата Сен 23, 14 • Нет комментариев

Каждый месяц новостной фон преподносит банковской системе новые «сюрпризы»: кредитным организациям приходится работать во все более сложных условиях. Если в конце прошлого...
Pin It

Главная » Актуальные материалы, Банки и Финансы, Журнал "Управление Бизнесом" №15 » Сбылись не лучшие прогнозы

Каждый месяц новостной фон преподносит банковской системе новые «сюрпризы»: кредитным организациям приходится работать во все более сложных условиях.

Если в конце прошлого года основными трудностями для банковской системы России стали ужесточение регулирования и торможение кредитования, то теперь к ним добавились и геополитические риски. Эксперты сходятся во мнении, что в такой ситуации классическая банковская модель нуждается в «перезагрузке».

Прежде банкиры были настроены в своих прогнозах весьма реалистично: 2014 год будет непростым. Помимо внедрения принципов «Базеля III» и ужесточения норм регулирования Центральным банком (ЦБ) России, основное беспокойство вызывали стагнация инвестиционной активности бизнеса и рост просрочки по необеспеченным потребительским кредитам. Средние и небольшие банки ко всему прочему были озабочены увеличением с 1 января 2015 года минимального размера капитала до 300 млн рублей.

Действия регулятора по охлаждению кредитного рынка в рознице и так спровоцировали давление на капитал за счет роста объемов резервирования. По данным Центробанка, по итогам 2013 года уровень достаточности капитала российских банков снизился на 0,2 процентных пункта – до 13,5%. Даже у маркетмейкера – Сбербанка России – за последние два года этот показатель сократился на 1,5%. Однако эти, пусть и довольно болезненные, процессы были предсказуемыми. Особого роста корпоративного кредитования банкиры в этом году и не ждали: согласно данным ЦБ, по итогам полугодия объем кредитов, выданных нефинансовому сектору, вырос на 15,7% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, что укладывается в прогнозы конца 2013 года. Динамика розничного кредитования снизилась до 20% по итогам июля, хотя еще год назад эта цифра была в два раза больше. Впрочем, такое торможение кредитные институты в большинстве своем даже приветствуют, так как из-за бурного роста необеспеченных ссуд населению стало резко ухудшаться качество кредитных портфелей.

НЕРЫНОЧНЫЕ МЕТОДЫ

Июль преподнес системе новые неприятные сюрпризы. Резкая эскалация конфликта на Украине и растущее давление США и ЕС на Россию вылились в санкции для пяти системообразующих банков страны: Внешэкономбанка, Газпромбанка, Россельхозбанка, ВТБ и Сбербанка. Европейским инвесторам запрещено прямо или косвенно совершать операции с ценными бумагами и долговыми инструментами этих банков длительностью более 90 дней, выпущенными после 1 августа. Санкции приняты до 31 июля 2015 года, однако «это решение будет постоянно анализироваться… Оно будет возобновлено или изменено должным образом, если совет сочтет, что его цели не достигнуты. Ограничительные меры… следует проанализировать до 31 октября 2014 года, в частности, с учетом их эффекта и мер, принятых третьими странами», говорится в официальном сообщении Евросоюза.

В 2013 году привлечение госбанками финансирования в Евросоюзе составило около 7,6 млрд евро. Банки вполне способны привлечь эту сумму внутри страны

 Эксперты не видят большой опасности для «санкционированных» банков в краткосрочной перспективе. Привлечение госбанками финансирования в Евросоюзе в 2013 году составило около 7,6 млрд евро – банки вполне способны привлечь эту сумму или внутри страны, в том числе в Центробанке, или в странах за пределами Евросоюза. Регулятор, в свою очередь, заявил о том, что готов оказать необходимую поддержку пострадавшим от санкций банкам. Учитывая, что объем международных резервов ЦБ оценивается в $480 млрд, ожидать катастрофы не стоит. Тем не менее санкции косвенно отразятся и на возможностях привлечения фондирования с внешних рынков для других кредитных организаций, прежде всего в виде удорожания ресурсов. Некоторые эксперты полагают, что полноценный негативный эффект от действий ЕС и США российская банковская система ощутит в 2015–2016 годах.

На этом фоне Центробанк в конце июля предпринял неоднозначный шаг: неожиданно увеличил базовую ставку до 8%, таким образом стремясь таргетировать инфляцию. Эта мера также не будет способствовать увеличению доступности фондирования и в целом экономическому росту в стране.

Все эти события подчеркивают очевидную необходимость трансформации банковской бизнесмодели, ее адаптации к новым реалиям. О том, что банкам нужно меняться, говорится не первый год, но последние события демонстрируют: времени у рынка немного.

НАШЕСТВИЕ «ВАРВАРОВ»

Примечательно, что тема ежегодного Международного банковского конгресса, прошедшего в конце июня в Санкт-Петербурге, звучала следующим образом: «Банковский бизнес: новые реалии». А пленарное заседание, модератором которого выступил председатель Сбербанка России Герман Греф, было посвящено определению новой бизнес-модели для классического российского банкинга.

Как отметил Герман Греф, изменение традиционной банковской модели – один из самых больших вызовов не только для России, но и для всего мира.

– Вопрос, который стоит перед всеми: как изменится банковская индустрия? Можно сказать, что сектор в этом процессе «затормозил на старте», потому как многие другие индустрии уже динамично трансформируются, – заявил Греф. Причем «перезагрузка» российского рынка должна произойти в ближайшие пять лет.

Участникам пленарного заседания было предложено выбрать основную угрозу для российского банкинга. В результате большинство – 49% – проголосовало за «нехватку капитала и рост плохих долгов»; за резкое ужесточение конкуренции со стороны высокотехнологичных игроков – мобильных операторов, электронных платежных операторов – «не банков» – 29,9%; за «ужесточение регулирования банковского рынка» – 21%.

По словам Германа Грефа, нехватка капитала и плохие долги – это почти «вечная проблема банковского рынка», и, ее, конечно же, нужно решать. Тем не менее есть и новые вызовы, на которые система должна выработать своевременную реакцию. Один из них – растущая конкуренция со стороны систем on-line-расчетов и мобильных операторов. На данный момент такие компании, как «Яндекс. Деньги», Webmoney и Qiwi, являются серьезными игроками на рынке транзакционных услуг. За последние 5 лет оборот отрасли электронных платежей в России вырос со $100 млн до $2,2 млрд. Все больше расчетов производится без использования традиционных банковских сервисов, и это тревожит кредитные организации.

Многие банкиры надеются, что рынок электронных расчетов в ближайшей перспективе подвергнется более жесткому регулированию со стороны государства и его участники станут такими же неповоротливыми и консервативными, как банки. Тогда опасности удастся избежать. По мнению генерального директора «Яндекс. Деньги» Марии Грачевой, ставить вопрос подобным образом некорректно: кредитные организации должны меняться сами и интегрироваться в новую реальность, а не рассчитывать на силы регулятора.

Можно попытаться сделать жизнь пользователей небанковских платежных систем невыносимой, но это не приведет к повышению роли банков

 – Дело не в том, что мы являемся теми «варварами», которые пытаются вытеснить банки с их поля деятельности. А в том, что такие компании просто более чувствительны к изменениям в настроении и решениям аудитории, – объясняет Грачева. – У нас порядка 16 миллионов пользователей, и мы в реальном времени наблюдаем, на что они реагируют, какие действия в сети совершают, на каких сайтах делают покупки. В сегодняшних условиях эти процессы уже необратимы. Можно попытаться сделать жизнь пользователей невыносимой, но это не приведет к изменению роли банков. Интернет дает людям возможность делать самостоятельный выбор, они анализируют ситуацию и порой выбирают электронные платежи, но не банковские услуги.

Интернет и высокие технологии действительно кардинально изменили нашу реальность, в том числе и потребительский рынок, поэтому дальнейшие перспективы скрыты даже не в прямой конкуренции банков и on-line-сервисов, а в интеграции всех участников рынка и технологий. Например, в Евросоюзе рассматривается механизм, позволяющий на законодательном уровне зафиксировать роль интернет-компаний и их право на получение доступа к информации о банковских счетах клиентов.

– Таким образом, через аккаунт, предположим, в Facebook, пользователь сможет управлять своими счетами и совершать операции, а деньги будут находиться на счетах в банках, – предполагает Мария Грачева.

Участники дискуссии сошлись во мнении, что банкам необходимо становиться все более высокотехнологичными, для сохранения конкурентоспособности необходима «диджитализация бизнеса». В частности, интернет может дать больше возможностей для управления рисками и оценки розничных заемщиков.

– Анализ информации о поведении пользователей в интернете или данные от мобильных операторов обладают едва ли не такой же ценностью, как и сведения от кредитных бюро, – высказал свое мнение председатель совета директоров банка «Связной» Максим Ноготков. – Все большая прозрачность информации о человеке в Cети, его более четкая идентифицированность приведут к тому, что банки будут все лучше узнавать своих клиентов и оценивать риски. Я верю в то, что мобильный телефон в перспективе, по сути, станет кошельком: банковские карты будут виртуальными, «зашитыми» внутри мобильного телефона. И обычный платеж в ресторане будет проводиться через телефон, без контакта мобильных устройств.

Но это не самые близкие перспективы. Остается ряд факторов, не позволяющих говорить о полной виртуализации услуг. Например, до сих пор кредитные организации не способны достоверно оценить уровень долговой нагрузки заемщика.

– Наши риски регулируются уровнем закредитованности населения. Мы можем сколько угодно анализировать заемщика с точки зрения его поведения в интернете, выдать ему кредит, оценивая риск в 10%, а человек пойдет и возьмет деньги в долг у микрофинансовой организации, которая почти не контролируется. И наши риски вырастут в два раза, – говорит Максим Ноготков.

Если будут созданы механизмы, позволяющие отслеживать «темные» пятна в финансовой жизни заемщиков, можно будет переходить к новой, «диджитал»- модели банковского бизнеса.

СПРЯТАТЬСЯ В НИШУ

Очевидно, что для трансформации бизнесмодели кредитным организациям понадобятся огромные инвестиции, в том числе и в IT-сферу. По оценкам Германа Грефа, для крупных банков это миллиарды долларов ежегодно. На фоне ужесточения требований ЦБ, снижения темпов кредитования и продолжающегося падения маржи инвестиции лягут на банки тяжелым бременем. Ведь и фондирование в ближайшее время вряд ли подешевеет. В результате у многих игроков может просто не хватить ресурсов на то, чтобы построить новую модель.

По мнению председателя совета директоров «МДМ Банка» Олега Вьюгина, существуют два варианта развития сценария в зависимости от целей владельца банка.

– Если речь о долгосрочном проекте, то нужно смириться с низкой рентабельностью, 15% на капитал – уже хорошо, и максимально инвестировать доступные ресурсы в новые технологии, что позволит сохранить прибыльность бизнеса. Если же проект краткосрочный – нужно уходить «в нишу». Сосредоточиться на определенных направлениях и целевых группах, остальные услуги оптимизировать либо отказаться от них. Сокращение расходов по остальным направлениям и концентрация на одном, позволяющем поддерживать уровень прибыльности, – одна из альтернатив для банков, особенно публичных, у которых недостаточно ресурсов для трансформации всей модели, – резюмирует О. Вьюгин.

Переход на новый уровень «диджитализации» необходим как корпоративным, так и розничным банкам, но фактор личного контакта с клиентом еще долго будет играть важную роль.

– Важнейшая функция банка – управление рисками, перераспределение капиталов, накопление денег в экономике. Это суть работы банка, и не важно, как он устроен, важно, что он умеет эффективно управлять рисками, – уверен Олег Вьюгин. По его прогнозам, банк ближайшего будущего будет сочетать в себе интеллектуальный ресурс людей, потому что управление рисками в ближайшие 20 лет вряд ли можно будет отдать в виртуальную сферу, и технологий.

– Наиболее успешный классический банк будет наблюдать за тем, что делают инновационные компании, использовать эти идеи в своем бизнесе. Конечно, с ориентацией на спрос. Не вижу противопоставления «неповоротливых» классических банкиров и игроков, пытающихся сформировать новые ниши в интернете, – заявил О. Вьюгин.

ВЕРНУТЬСЯ НА ЗЕМЛЮ

«Перезагрузку» банкирам придется проводить в условиях турбулентности рынка, при том что не решен и ряд фундаментальных проблем системы.

– Физическое присутствие по-прежнему незаменимо: клиенты, начиная от пенсионерки и заканчивая руководителем крупного предприятия, хотят иметь возможность пообщаться с представителем банка лично, – резюмирует президент-председатель правления Банка ВТБ Андрей Костин. – Высокие технологии развиваются стремительно, банковский бизнес их внедряет, но с меньшей скоростью. Технологические риски нам понятны, и мы будем эту проблему решать, но есть другие риски, существующие сегодня, они более сложны и требуют внимательного подхода.

Один из основных – политизация банковского сектора со стороны США в отношении ряда стран, в первую очередь России. По словам Андрея Костина, санкции в отношении банков приведут к деглобализации сектора.

– Нам придется создавать альтернативную, может быть, международную, финансовую систему. Российский банковский сектор будет становиться более «внутренним», системе необходимы внутренние источники фондирования помимо Центробанка. Мы должны развивать внутри нашей экономики источники долгих ресурсов, и нам придется реагировать на вызовы, которые мы видим. Грамотное управление рисками и эффективный банковский бизнес – вот все же ключевые задачи, – считает А. Костин.

Несмотря на то, что эта дискуссия состоялась в конце июня, актуальность сделанных выводов с каждым днем только возрастает.

Ольга Великанова

МНЕНИЯ ЭКСПЕРТОВ

КОРРЕКТИРОВКА СТАВОК ВОЗМОЖНА

Руслан Еременко, заместитель руководителя Северо-Западного регионального центра ВТБ – вице-президент

– Банковский сектор продолжает испытывать потребность в ликвидности, но ситуация является стабильной. Участники рынка повысили процентные ставки по кредитованию, ужесточили политику в области управления рисками, уделяя особое внимание финансовому положению заемщиков и требованиям к залоговому обеспечению. Поскольку повышение ключевой ставки ЦБ является временной мерой, а внешняя ситуация также достаточно волатильна, при изменении условий работы банки также могут скорректировать ставки. Рост корпоративных кредитных портфелей на банковском рынке, как и в конце прошлого года, является сдержанным, поскольку кредитная и инвестиционная активность бизнеса невысока. Так, на 1 июля 2014 года кредитный портфель СЗРЦ ВТБ составил 287 млрд рублей, увеличившись относительно аналогичного показателя прошлого года на 12,5%. Среди документарных операций наиболее востребованным видом на рынке являются банковские гарантии при осуществлении сделок по государственным контрактам. В СЗРЦ ВТБ наибольшим спросом банковские гарантии пользуются у представителей строительной отрасли, оборонной промышленности, электроэнергетики, машиностроения и металлообработки. До конца 2014 года мы также ожидаем продолжение тенденции сдержанного роста рынка корпоративного кредитования. Банки продолжат политику усиления риск-менеджмента, уделяя особое внимание уровню предоставляемого сервиса и качеству корпоративного портфеля.

МОНОЛАЙНЕРЫ УХОДЯТ В ПРОШЛОЕ

Михаил Иоффе, старший вице-президент, управляющий филиалом ВТБ24 в Санкт-Петербурге

– Развитие рынка банковских услуг начало серьезно замедляться. Особенно сильно это ощущается в сфере беззалогового потребительского кредитования и отчасти в сфере привлечения банками денежных средств населения. В целом динамика банковского рынка по розничным бизнес-направлениям снизилась в Петербурге до 10–15%, хотя еще год назад нормой был рост в 30–40%. И хотя ВТБ24 продолжает расти темпами, опережающими среднерыночные показатели, очевидно, что и нам приходится учитывать в своей работе новые реалии. В целом основной угрозой для рынка банковских услуг является увеличение объема просроченных кредитов. Причем, к сожалению, это происходит не только потому, что заемщики не учли возможных изменений в макроэкономической ситуации в стране, но и потому, что кредит изначально оформлялся с умыслом его не возвращать. Теряет былую сверхэффективность модель банков-монолайнеров, специализирующихся на выдаче рискованных и крайне дорогих потребительских кредитов. Что касается универсальных розничных банков, то они уже давно используют в своей работе интернет-технологии, в частности, системы дистанционного банковского обслуживания.

Что касается каких-либо прогнозов, то прежнего бурного роста рынка банковских услуг, безусловно, не будет, хотя рынок и продолжит расти. Причем в отдельных сегментах, таких как ипотечное кредитование, темпы этого роста будут весьма внушительными. В дальнейшем все будет зависеть от развития макроэкономической ситуации не только в стране, но и в мире в целом.

УЖЕ НЕ «ЛЮБОЙ ЦЕНОЙ»

Алексей Богатов, директор Северо-Западного регионального центра Райффайзенбанка

– Мы наблюдаем ухудшение конъюнктуры, изменение ключевых индикаторов денежного рынка и дефицит ликвидности у мелких и региональных банков. Несмотря на острую конкуренцию за крупных и надежных корпоративных клиентов, кредитная политика банков становится все более консервативной под давлением геополитических и макроэкономических факторов и сопровождается ростом ставок. Самым серьезным вызовом для банковской отрасли становится снижение маржинальности бизнеса вследствие роста стоимости фондирования, с одной стороны, и сокращение платежеспособного спроса и рост просроченной задолженности – с другой. Наращивание кредитных портфелей «любой ценой» для отрасли в целом уже отходит на второй план, первостепенное значение приобретает соотношение уровня доходности и риска клиента и его отрасли. Банкам более целесообразно инвестировать не в развитие сети отделений, а в развитие альтернативных каналов продаж и обслуживания клиентов. Диверсификация каналов продаж позволит банкам оптимизировать расходы на обслуживание разных категорий клиентов и снять значительную нагрузку с отделений. Но у определенной категории клиентов классический офис банка еще долгое время будет пользоваться большим спросом. В силу привычки эта группа клиентов продолжит предпочитать живое общение с сотрудниками банка. В целом финансовый рынок становится высокотурбулентным и зависимым от геополитических факторов. В этой ситуации давать даже краткосрочные прогнозы не представляется возможным.

ЗАСТРАХОВАТЬСЯ ОТ РИСКОВ

Алексей Кольчик, директор филиала Банка Москвы в Санкт-Петербурге

– Первое полугодие 2014 года отмечено двумя основными трендами: осторожным поведением инвесторов и, как следствие, отсутствием интереса к крупным сделкам и повышенным клиентским спросом на рефинансирование кредитов. Рефинансирование было в основном интересно компаниям, реализующим инвестиционные проекты на разных стадиях готовности, а главной причиной данного тренда стало желание увеличить сроки, получить более выгодные условия по ставкам и графикам погашения. Таким образом компании пытаются страховаться от рисков падения спроса. Что касается розницы, то здесь традиционная модель всегда была направлена на развитие филиальных сетей в количественном отношении, но такой подход теряет эффективность. Уход от показателя количества офисов банка в качественную составляющую – вот основное изменение, которое должно происходить и уже происходит в розничном направлении. Небанковские сервисы составляют реальную угрозу банкам. Основная проблема заключается в том, что рано или поздно в небанковских компаниях возрастет внутренняя конкуренция с последующим ростом качества, а значит, и количества коммерческих операций, которые являются основным источником дохода банков при проведении платежей физических лиц. В этом случае банкам останется только проведение бюджетных и налоговых платежей, на которых финансовые организации не имеют права зарабатывать. Но все понимают, что любая операция имеет свою себестоимость, а значит, банки будут расходовать собственные средства без получения прибыли. И пострадают в первую очередь крупные игроки, чьи сервисы наиболее доступны населению.

КТО ЛУЧШЕ ПОДГОТОВИЛСЯ

Федор Зобнев, начальник коммерческого управления БФА Банка

– В первом полугодии 2014 года произошло резкое ухудшение макроэкономической и геополитической конъюнктуры рынка. В связи с достаточно динамичным развитием ситуации то, что в начале года оформилось в виде предпосылок и прогнозов, ко второму полугодию материализовалось в события, негативно влияющие на финансово-экономическое состояние государства в целом и банковского сектора в частности. Мы видим нехватку ликвидности в банковской системе, рост стоимости привлечения ресурсов и рост ставок по кредитованию. В дальнейшем можно ожидать увеличения объема проблемной задолженности в кредитных портфелях банков и санацию системы посредством ухода с рынка неэффективных игроков, а также, возможно, дальнейшую концентрацию бизнеса.

Негативные ожидания звучали не один год, большинство компаний и банков должны были предпринимать шаги для подготовки к ним. Ближайший год, по-видимому, покажет, кто лучше смог подготовиться.

В период, когда рынок нестабилен, для эффективных компаний всегда появляются возможности упрочить свои позиции. Это относится и к банковскому сектору – процесс отзыва лицензий продолжится и затронет в первую очередь неэффективные организации с «плохой» структурой активов и пассивов и низким качеством кредитного портфеля. Однако и в этих условиях для отдельных частных банков с эффективным управлением мы видим возможности для сохранения и улучшения своих позиций.

Похожие сообщения

Добавить комментарий

Наверх
X