Подстрочная локализация

Дата Июн 16, 14 • Нет комментариев

Ян Слоб: от России можно ожидать чего угодно – можно завтра проснуться в новой стране При сохранении сегодняшних темпов роста российский фармацевтический рынок к 2020 году...
Pin It

Главная » Актуальные материалы, Журнал "Управление Бизнесом" №14 » Подстрочная локализация

Ян Слоб: от России можно ожидать чего угодно – можно завтра проснуться в новой стране

При сохранении сегодняшних темпов роста российский фармацевтический рынок к 2020 году может войти в Топ-5, заявили на международном форуме по фармацевтике и биотехнологиям IPhEB & CPhI Russia, прошедшем в Санкт-Петербурге. По планам властей, к тому времени отечественные лекарства должны составлять как минимум половину рынка. Впрочем, нашим чиновникам по большей части свойственен оптимизм.

Старший советник PwC Strategy Ирина Свято перечислила некоторые барьеры и риски, связанные с ведением бизнеса в России. На этапе научно исследовательских разработок основной проблемой является отсутствие межведомственной кооперации, прежде всего связи науки и промышленности:

– Эта тема без начала и без конца – мы о ней говорим постоянно. Кроме того, нам нужны специалисты в области коммерциализации, так как ученые и предприниматели разговаривают на разных языках, – считает Свято.

На стадии лекарственных разработок отсутствует гармонизированная с международными требованиями система. Что касается непосредственно производства, то барьером служит низкая сертификация по стандартам GMP и недостаток инвестиций. Кроме того, эксперты отмечают непрозрачность и непредсказуемость регуляторной среды и неэффективность системы госзакупок.

– Россия – непредсказуемая страна, от нее можно ожидать чего угодно, – заявил Ян Слоб, президент компании «Акрихин». – Вы можете 20 лет стоять на месте, как это произошло с введением правил GMP. С другой стороны, вы единственная страна, которая по указу президента всего за восемь месяцев ввела регулирование цен на жизненно важные препараты. У вас можно назавтра проснуться в другой стране – все может очень быстро измениться. Такова специфика ведения бизнеса в России.

Для иностранных фармкомпаний в России кадровая проблема оказалась сложнее проблем маркетинга или продаж

Тем не менее ненасыщенный растущий российский рынок остается привлекательным для иностранных инвесторов, они готовы идти на риски. Президент компании «Фармасинтез» Викрам Пуния заявил, что фарм рынок РФ за 15 лет вырос в 12 раз, а мировой – в три раза. В большей степени инвесторов беспокоит положение дел в нашей стране с защитой интеллектуальной собственности.

В ОДНИХ РУКАХ

Председатель правления НП «Медикофармацевтические проекты. ХХI век» Захар Голант самой главной и возможностью, и угрозой считает госмонополию (более 95%) в системе здравоохранения:

– В полной власти чиновников как реально поддержать проект, так и загубить его.

Поэтому для игроков рынка чрезвычайно важна предсказуемость последующих шагов правительства и прозрачность действий чиновников.

Нам не нужны преференции, нам нужна понятная и открытая система доступа на рынок

– Нам не нужны преференции, нам нужна понятная и открытая система доступа на рынок, – заявил директор департамента стратегического маркетинга компании «Сотекс» Алексей Чекалов. – У нас же препятствия чинятся на каждом шагу. Институт стволовых клеток создал генноинженерный биологический препарат заживления костей. Он прошел все необходимые клинические испытания. Тем не менее в стране, где ежегодно ампутируют до 50 000 конечностей, препарат несколько месяцев не может получить регистрацию. Вместе с тем он уже подготовлен к регистрации в Америке.

Исполнительный директор Союза профессиональных фармацевтических организаций Олег Астафуров считает, что в России отсутствует понятная долгосрочная лекарственная политика, не считая стратегии «Фарма-2020» и программы развития кластеров. И очень медленно меняется нормативная база – законодательные решения готовятся годами. Кроме того, у разных регуляторов может быть совершенно разное видение стратегии развития. Еще одной бедой фармацевтической отрасли О. Астафуров считает раздробленность в сфере управленческих решений. Госрегулированием занимается сразу шесть ведомств, включая Федеральную антимонопольную службу.

Захар Голант настаивает на необходимости создания надведомственной комиссии, которая бы контролировала не только лекарственные препараты, производимые в России, но импортируемые. В противном случае локальные производители оказываются в неравных условиях с поставщиками недоброкачественной продукции.

Ян Слоб усмотрел в программе «Фарма-2020» незаконное (в связи с присоединением к ВТО) лоббирование интересов местных производителей:

– Локализация производства на самом деле ограничивает доступ иностранных производителей. Это незаконно, но явно не выражено, а присутствует подстрочно. Локализация по закону не связана с доступом на рынок. Однако существует высокая вероятность, что в будущем без локализации продукции доступ на рынок для иностранных компаний будет ограничен.

По словам Яна Слоба, зарубежные компании присматриваются к местным предприятиям. Это повышает шансы развития российской фармпромышленности, пытающейся выйти за рамки чистого производства. Российские заводы могут либо выполнять заказы крупных иностранных фирм по контракту, либо работать по лицензии на производство.

В случае контрактных отношений партнерство более продуктивно – заказчики, как правило, берут на себя обучение персонала, внедряют свою систему менеджмента, предоставляют свои технологии. Таким образом, для российского производителя открываются перспективы не только чисто финансовые, но и в плане организационного развития, решения кадровой проблемы.

Есть и другие бизнес-модели развития фармпредприятий в России. Например, развитие производства на основе собственных разработок, исследований, НИОКР, но это могут себе позволить немногие. Пока же российская фарминдустрия – это в основном производство дженериков. Впрочем, усилия государства в поддержку собственных научных разработок уже видны, отметил Ян Слоб.

Что касается непосредственно производства, то основной проблемой президент «Акрихин» считает кадровую. Она оказалась даже важней проблем маркетинга или продаж:

– Мы по восемь-десять месяцев ищем ключевых специалистов. При этом у нас есть обучающие программы, программы адаптации. Мы готовы обучать и помогать людям расти. После 1990-х в России появились хорошие маркетологи. Но когда речь заходит собственно о производстве – здесь людей не хватает, и это тормозит развитие за счет строительства новых производств.

По словам Михаила Самсонова, директора медицинского департамента R-Pharm, с кадровой проблемой столкнулась и их компания. Впрочем, в Санкт-Петербурге ее понемногу решают благодаря образовательным программам и соглашениям, подписанным Химико-фармацевтической академией и крупными международными фармкомпаниями. Это позволяет вузу выпускать молодых специалистов с хорошей практикой работы в зарубежных лабораториях.

ВНЕ ИГРЫ

Олег Березин, партнер компании Deloitte, рассказал о том, что грозит фармкомпаниям в связи с курсом правительства на деоффшоризацию экономики. Правительство разработало ряд мер по выводу капитала из оффшорных зон. Часть этих мер уже нашла отражение в законопроектах. Планируется внести запрет на допуск к госзаказу компаний, владение которыми осуществляется через оффшоры. В связи с этим значительная часть российских производителей и дистрибьюторов окажутся вне закона. Это распространяется и на субподрядчика, если на него приходится более 10% суммы госзаказа.

Две другие меры – контролируемые иностранные компании и налоговое резидентство – прописаны в отдельном законопроекте. Контролируемой иностранной компанией становится физическое лицо – налоговый резидент России или российское юридическое лицо, владеющее иностранными компаниями. Они должны уведомить о своих зарубежных оффшорных активах налоговый орган и тем самым попасть под налогообложение нераспределенной прибыли с их иностранных компаний.

Пока обсуждается ставка для физических лиц – 13%, для юридических – 20%. Это выше, чем ставки налога на дивиденды. Сейчас российская операционная компания платит, например, на Кипре налог на прибыль 5%. Что изменит законопроект: те дивиденды, которые размещены в оффшоре, будут облагаться, по сути, вторым налогом – 13% плюс 5%.

Что касается налогового резидентства, то речь идет об обложении налогом на прибыль доходов от продажи акций долей компаний, преимущественная часть которых представлена российской недвижимостью. Сейчас законопроект предполагает пять критериев, определяющих, что такое «налоговое резидентство». Достаточно одного подходящего к вам критерия, чтобы вы считались налоговым резидентом, и тогда любые операции с вашей компанией будут облагаться налогами по российским правилам.

Анна Терн

В рамках петербургского фармацевтического кластера работает 150 предприятий. С 2010 по 2013 годы привлеченные в кластер бюджетные и внебюджетные средства превысили $1 млрд. Реализуется 17 инвестиционных проектов по созданию лабораторий фармацевтических производств в ОЭЗ «Нойдорф» и «Новоорловская», а также в Пушкинской промзоне.

По объему производства лекарственных препаратов Петербург занимает 1-е место в СЗФО и 4-е – в России, выпуская 7% всего объема лекарств, производимых в РФ.

В Петербурге реализуется проект BIOQ – первых фаз клинических исследований, а до конца 2014 года будет запущен комплекс доклинической фармации на базе Химико-фармацевтической академии.

Похожие сообщения

Добавить комментарий

Наверх
X