Олег Савельев: Проблемы Крыма решаем в ручном режиме

Олег Савельев: Проблемы Крыма решаем в ручном режиме

Дата Июн 16, 14 • Нет комментариев

Расширить окна. Олег Савельев: в Крыму и Севастополе старая конструкция управления территориями будет ломаться и видоизменяться. Вхождение Республики Крым и города...
Pin It

Главная » Актуальные материалы, Журнал "Управление Бизнесом" №14 » Олег Савельев: Проблемы Крыма решаем в ручном режиме

Расширить окна.

Олег Савельев: в Крыму и Севастополе старая конструкция управления территориями будет ломаться и видоизменяться.

Вхождение Республики Крым и города Севастополь в состав России потребовало от федеральных властей активных и качественных действий, чтобы минимизировать негативные последствия прежде всего для населения и представителей бизнеса. Одним из первоочередных шагов стало создание министерства по делам Крыма, которое возглавил Олег Савельев.

Сам Савельев признается, что на данный момент большинство проблем приходится решать в ручном режиме, причем как в переносном, так и в прямом смысле слова – ритм жизни нового министра таков, что ему не успевают печатать визитные карточки, и свои координаты он оставляет, собственноручно записав на листке бумаги адрес электронной почты.

В ходе встречи с представителями петербургского бизнеса, которая состоялась благодаря совместным усилиям Санкт-Петербургской международной бизнес ассоциации (SPIBA) и Высшей школы менеджмента СПбГУ, Олег Савельев рассказал о том, есть ли в министерской работе место хулиганству, и о том, насколько сложными оказались задачи, поставленные перед его ведомством.

– Опыта присоединения территорий к России в новейшей истории нашей страны еще не было. С какими проблемами вам пришлось столкнуться?

– Действительно, задачи, которые перед нами стоят, еще никто не решал. Прежде всего необходимо «совместить» два правовых поля. Поскольку и Россия, и Украина вместе входили в состав СССР, какие-то общие правовые нормы в практике и той и этой страны есть. Но за новейшую историю двух государств появились расхождения и в правовой системе, и в правоприменении. Поэтому Крым – территория, по сути, совершенно не адаптированная, не интегрированная во все то, что с начала 90-х годов складывалось в России как система права, система государственного управления.

При всех очевидных минусах в этой «непересеченности» есть и плюсы, как бы парадоксально это ни прозвучало. Преимущества связаны с тем, что в Крыму не существует многократно разрастающейся системы правового регулирования, того, с чем министерству экономического развития России приходится бороться каждый день, – административных барьеров, бюрократических ограничений. В Крыму и Севастополе старая конструкция управления территориями, существовавшая до последнего времени, будет ломаться и видоизменяться. Какой станет новая конструкция в процессе этой интеграции – зависит от нас, от того, как мы будем пытаться улучшить мировые практики.

Нам предстоит расширить окна возможностей и сделать на новых территориях в кратчайшие сроки не просто «как в России», но и значительно лучше

Одна из задач, которая стоит перед министерством,– предложить различные, пусть самые смелые и экзотические, эксперименты, отработать в Крыму новые управленческие технологии. И кто знает, если эти эксперименты станут удачными, их можно будет распространить и на другие регионы России. В Украине много что было сделано не хуже, а зачастую и лучше, чем в России. Например, в строительстве уже давно применяются еврокоды – строительные нормы и правила по европейским стандартам. За введение еврокодов в России мы бьемся уже много лет и сталкиваемся с огромным количеством проблем. Поэтому нам предстоит расширить окна возможностей и сделать на новых территориях в кратчайшие сроки не просто «как в России», но и значительно лучше. Разрабатывается законопроект под условным названием «Об особой экономической зоне в Крыму», мы представим на рассмотрение правительства все наиболее передовые идеи, которые хотелось бы реализовать в условиях полуострова. В частности, Крым может стать ступенью деоффшоризации российской экономики – здесь может быть создана легальная оффшорная зона.

Рассматриваем идеи создания свободного порта, регистрации флага, позволяющего конкурировать с либерийским и кипрским флагами, заключения сделок с применением международных норм, к примеру, британского прецедентного права. Работаем в тесном контакте с министерством экономического развития России, с администрациями особых экономических зон (ОЭЗ), чтобы использовать уже наработанный опыт, в том числе «ручного» сопровождения крупных инвестиционных проектов. При этом в основе крымской правовой конструкции лежит упрощение административных процедур.

Анализ работы по привлечению иностранных инвесторов в других регионах России показывает, что основным преимуществом ОЭЗ для инвесторов являются не дешевые земельные участки и налоговые преференции, а возможность решать в «ручном» режиме проблемы, с которыми бизнесмены сталкиваются каждый день. В качестве примера приведу случай, который произошел в Петербурге в ОЭЗ «Новоорловская», когда года два назад перед территорией, на которой концерн Novartis возводил собственный завод, внезапно поставили дорожный знак «Въезд запрещен». Для отечественного инвестора это вряд ли послужило бы препятствием, но законопослушные американцы попросту остановили стройку. Чтобы убрать этот знак, потребовалось вмешательство на очень высоком уровне. Подобные проблемы инвесторам, строящим свой бизнес в наших необычных условиях, приходится решать ежедневно.

Не нужно забывать и о том, что мы не можем позволить себе ошибиться. Я таких эмоций, как в ночь референдума в Крыму или 9 мая в Севастополе, пожалуй, никогда в своей жизни не испытывал. От жителей полуострова исходила энергетика чистого счастья от того, что они теперь входят в состав России. Этот революционный подъем дорогого стоит, но и накладывает на нас дополнительную ответственность за то, что мы получим при завершении крайне непростого переходного периода. Важно пробить ту удушливую бюрократическую систему, которая сложилась в России и разрастается дальше. И вот на этой новой территории подобная задача является основным вызовом.

Много общаюсь с коллегами из других министерств и предлагаю: «Давайте вот тут «похулиганим», пока Всемирная торговая организация не признала Крым, давайте здесь выстроим новую систему управления». Отклики на эти предложения «хулиганства» сначала получаю недоуменные, мол, ничего не получится. Но потом глаза загораются, и ответом становится: «Действительно, почему бы этого не сделать». И вот эти загорающиеся глаза и есть подтверждение того, что работа, которую мы проводим по Крыму, чрезвычайно востребована на территории всей Российской Федерации. Необходимо провести серьезную административную реформу, которая реорганизует большое количество неудачно сложившихся отношений в системе государственного управления.

– Проводит ли правительство Крыма национализацию имущества, принадлежавшего Украине?

– Национализация предусмотрена Конституцией России в виде возмездного перехода предприятия или имущества в государственную собственность. Этого процесса в Крыму нет, и никогда не было. Согласно Декларации независимости, вся государственная собственность Украины, в том числе активы госпредприятий, объявлены собственностью Республики Крым. Частная собственность не национализирована.

К слову, это создает определенные проблемы. Зачастую в рамках решения политических вопросов мы сталкиваемся с неадекватным поведением собственников предприятий, которые блокируют деятельность своих заводов. И возможно, нам придется разработать механизм, условно говоря, ускоренного банкротства, для того чтобы мы могли выплачивать заработную плату, поддерживать хозяйственную деятельность предприятий, обеспечивать их модернизацию, привлекать новых инвесторов в случае, если владелец предприятия не выполняет свои обязательства.

Но еще раз подчеркну, национализации в прямом значении этого слова в Крыму нет. Это слово появилось в обиходе при обсуждении фиксации прав собственности Республики Крым на находящиеся на ее территории активы, но в правовом смысле этот термин в отношении такого процесса неверен. Никакая революционная целесообразность не позволяет принимать столь же революционные решения и шашкой отсекать частного собственника: один раз так сделаем, после этого к нам никто из инвесторов не придет.

– Многие бизнесмены Крыма исторически завязаны на кооперацию с предприятиями, расположенными в Украине. Сейчас эти связи оборваны?

– Мы настроены не на разрыв, а, наоборот, на максимальное укрепление торговых связей с украинской стороной. К примеру, 80% продуктов питания, которые потребляются в Крыму, произведены в Украине. Они дешевле и зачастую качественнее российских. Была попытка перекрыть поставки свинины из Украины по ветеринарным показаниям, и стоимость этого мяса в Крыму сразу выросла на 25%. Да, мы увеличиваем зарплаты работникам бюджетной сферы, но рост цен на продукты питания жителям Крыма непривычен, поскольку в Украине существовала стабильность цен и низкая инфляция.

Стараемся сделать все, чтобы с нашей стороны были всегда открыты двери к любым законным формам сотрудничества. Другое дело, что сама Украина в эту дверь идти не спешит. 6 мая Национальный банк Украины отключил в Крыму национальную платежную систему, что привело к огромным проблемам предпринимателей: легального способа оплатить поставки из Украины, с точки зрения украинского права, у предприятий Крыма не стало. При попытке российского банка перечислить по поручению крымского предприятия платеж в какой-либо из украинских банков Нацбанк Украины определяет этот перевод как незаконный и останавливает его. У нас даже появился риск отключения электроэнергии за неуплату. И не потому, что деньги не собираются, а потому, что технически перевести деньги от «Крымэнерго» поставщикам электроэнергии из Украины оказалось невозможно. Да, частично проблемы решили, не буду рассказывать как, там непростые конструкции. Предприниматели, которые умнее всех чиновников вместе взятых, реализуют очень интересные схемы работы с Украиной.

На данный момент созданы все условия для того, чтобы активные налогоплательщики могли открыть счета в рублях и работать в рамках российской платежной системы. К сожалению, период, когда в Крыму действовали параллельно две платежные системы – российская и украинская, привел к тому, что большая часть экономики перешла в наличный оборот. Предпринимателям это так понравилось, что возвращаться из теневой экономики они уже не спешат. Мы в «ручном» режиме встречались с представителями крупнейших предприятий, прикрепляли отделения банков и чуть ли не заставляли открывать счета. Открыли 1500 счетов, вот только оборот по ним был ничтожен – порядка 800 000 рублей. Как только мы выведем «кэш» из оборота, думаю, работа многих предприятий, которые и так весьма конкурентоспособны на российском рынке, станет еще эффективнее.

Проводим постоянный мониторинг ситуации на предприятиях, нас очень беспокоит возможное высвобождение трудовых ресурсов, тем более на фоне невысокого курортного сезона. Это может стать серьезной социальной проблемой. На сегодняшний день особой остроты по промышленным предприятиям нет, но мы в любом случае разрабатываем комплекс мер поддержки промышленности. Ведь крымские предприятия в одночасье лишились счетов в украинских гривнах, то есть тех денег, которые могли бы быть направлены на модернизацию производства. Мы приняли решение, под государственные гарантии, выдавать деньги под действующие контракты тем предприятиям, которые обращаются за помощью. Минэкономразвития также работает над программами поддержки малого и среднего бизнеса, в том числе и с помощью Гарантийного фонда в Краснодарском крае.

– Вы сказали, что в этом году курортный сезон будет невысоким…

Потрясающего роста и фейерверка посещаемости Крыма в нынешний курортный сезон, скорей всего, не будет

– В последние годы основной поток туристов, более 60%, составляли граждане Украины. Россияне также приезжали в Крым через Украину, но теперь этот путь стал проблематичным. Санаторно-курортный отдых очень перспективен, но требует серьезных инвестиций. Проводится большая работа по обеспечению заполняемости тех учреждений, которые работают.

Мы предпринимаем все необходимые меры, чтобы выстроить хорошую транспортную логистику для туристов. Но все же, если вычеркнуть из списка отдыхающих граждан Украины, добавить туристов, которые прилетят самолетами, прибудут в Керчь паромами, получим прогноз в 2 млн туристов за сезон. И достижение этого показателя станет большой удачей. На пике Крым принимал, по неподтвержденным данным, порядка 6 млн туристов в год, из которых больше половины – неучтенные в официальной статистике отдыхающие. Мы выводим туристический бизнес «в свет», вводим патентную систему и по итогам сезона будем иметь четкие официальные данные. Но такого потрясающего роста и фейерверка посещаемости Крыма в нынешний сезон, скорей всего, не будет.

– Многие россияне хотели бы приезжать не в крымские санатории, чья инфраструктура зачастую отстает от современных требований, а в собственные квартиры или дома. Есть те, кто готов купить недвижимость в Крыму, есть продавцы, есть профессиональные посредники. Но сделки сложно назвать безопасными. Существует ли регламент, по которому рынок недвижимости Крыма будет интегрирован в Россию?

– Украина закрыла доступ к централизованному реестру регистрации сделок с недвижимостью, куда последние полтора года, после перехода на электронный документооборот, вносились все данные. В регионе уже начинают гулять многочисленные копии реестра, которые не являются легальным основанием для совершения сделок. Впереди нас ждет масштабная работа с подтверждением прав на недвижимость в связи с прекращением доступа к реестру. Сделки все же происходят, но действительно механизмов легального подтверждения прав продавца недвижимости, которая у него, как он заверяет, есть, не существует.

Существенной проблемой является то, что собственность на объекты недвижимости в Украине переходила в момент совершения сделки, а не в момент ее регистрации

Поставить российскую систему регистрации и начать регистрировать сделки в ней невозможно. Даже те права собственности, которые регистрировались в рамках украинского законодательства, не соответствуют правам, действующим в российском правовом поле. Определенный переходный период по инвентаризации и регистрации недвижимости ранее совершенных сделок неким особым способом существует. Но еще одной существенной проблемой является то, что, в отличие от России, собственность на объекты недвижимости в Украине переходила в момент совершения сделки, а не в момент регистрации. То есть ситуация, когда владелец дома купил его давно, но так и не удосужился зарегистрировать сделку, – вполне обыденная.

Однозначной быстрой интеграции правил не будет. Большинство сделок будет регистрироваться особым порядком и во многом с применением «ручных» процедур.

Совместно с Росреестром вырабатываем соответствующий формат. Думаю, вскоре будет принят нормативный акт о соответствии прав, что уже существенно облегчит жизнь игрокам рынка недвижимости. Начнется работа по регистрации новых сделок и с непростым, параллельно идущим введением в реестр тех сделок, которые были совершены ранее. Благо, что бумажные копии о передаче прав собственности на недвижимость, сделки по которым совершались до 2013 года, есть. Начнем их постепенно переводить в единый реестр.

Не все гладко и по другим направлениям. К примеру, переход в частную собственность береговой линии в рамках российского законодательства невозможен. В конце мая начата работа по зачистке пляжей от незаконно возведенных построек на береговой линии, что, конечно, создает существенные проблемы тем, кто искренне считал себя инвестором этих объектов недвижимости. Я видел ужасные постройки, практически в море, которые очень хотелось бы стереть резинкой. Ведь Крым – реально сказочное место, любое вмешательство в которое должно быть предельно тактичным.

– Многих жителей Крыма волнует и то, как на новых территориях будет реализовано законодательство о местном самоуправлении…

– История наделения собственностью муниципалитетов Украины совершенно иная, чем в России. Поселковые советы имели право распоряжаться только землей на территории поселка, а вот земли сельскохозяйственного назначения, находящиеся в поселке, относились к собственности, если говорить российскими терминами, субъекта Федерации. Думаю, будет ряд особенностей по организации местного самоуправления, и мы готовы эти особенности подробно обсуждать с главами районов, тем более что их предложения отличны друг от друга.

В Симферопольском районе, к примеру, проживает большое количество крымско-татарского населения, а многие места, где стоят их дома, – это так называемые территории самозахвата. Для муниципалитетов полномочия по легализации самозахвата являются наиболее желаемыми, так как он, к сожалению, из решения проблем вернувшихся в Крым татар, которым оказалось негде жить, превратился в банальный бизнес. Часто можно встретить объявления: продается самозахваченный участок – одна цена, участок с частичными документами – цена выше. Очень непростая проблема. Я видел, даже не знаю, как назвать… На диком Западе вбивали колышки, когда метили территорию, а в Крыму это несколько сложенных кирпичей, изображающих из себя «домик кума Тыквы». И этот самозахват – серьезный камень преткновения, в том числе при обороте земли.

– Есть ли программы по привлечению в Крым бизнеса из российских регионов, в том числе из Петербурга?

– Откройте календарь, посмотрите все те события, которые уже произошли и которым еще предстоит произойти в ближайшие месяцы, и попробуйте представить весь объем катастрофы. Катастрофично все, ломается вся конструкция. Ответ на вопрос, есть ли проработанные проекты в рамках государственно частного партнерства, при неопределенности с земельными участками, с имущественными активами однозначен – нет. Заинтересованы ли мы в появлении такого рода проектов – ответ «да».

Чтобы эти проекты появились, поднимаем старые программы, в том числе по строительству новых портов, развитию предприятий. По каждому из крупных предприятий стараемся определить потенциальных инвесторов и интересантов, наладить диалог с собственниками заводов, чтобы привлечь средства в модернизацию. Очень перспективны судостроение, виноделие, сельское хозяйство. Но взять и сказать, что на нашем виртуальном выставочном стенде, как говорят в интернете, 100 500 готовых проектов, не могу. Проекты эти придется делать мучительно, разбирая проблемы в ручном режиме. И крымские коллеги, и федеральные министерства к этой работе готовы.

– Проблема с кадрами для Крыма актуальна?

– Кадровый голод есть везде. На мой взгляд, проблема кадров – ключевой вопрос во всем мире. В Крыму потребность в квалифицированных кадрах очень высока. Сезонные работы, думаю, закроем, но вот в госуправлении есть варианты. Кстати, первый российский закон, который был внимательно прочтен действующими крымскими чиновниками, – закон о государственной службе. «А правда, что этого нельзя?» – спрашивали они нас относительно ограничения на ведение бизнеса для госслужащих – в Украине такого ограничения не было.

Когда мы обсуждали, как решить проблему с кадрами, мне вспомнился так называемый косыгинский набор. Алексей Косыгин, придя в министерство финансов, увидел там большое количество пожилых людей. Запросил кадровую справку, выяснил, что большинство сотрудников ведомства уже пенсионного возраста. Тогда Косыгин отправил работать в министерство финансов выпускников академии имени Плеханова.

У меня есть мечта собрать в Крыму молодых талантливых людей, обучить их за государственный счет и создать современную систему управления

Вот у меня тоже есть мечта собрать в Крыму молодых талантливых людей, обучить их за государственный счет, в том числе с привлечением профильных университетов, и создать современную систему управления. Мы собираем резюме, но, помимо формальных пунктов, хотелось бы получить ответ на вопрос, зачем соискатель хочет работать в Крыму. В свое время, когда я обучался по одной из программ в США, там задавали интересный вопрос: кем вы хотите видеть себя в старости, о чем хотите рассказывать своим внукам? Так и здесь – нам хотелось бы видеть энергию и позитив, чтобы использовать их по максимуму во благо Крыма.

– Будут ли в Крыму создаваться бизнес-ассоциации, к примеру, торгово-промышленная палата?

– Вы спрашиваете у государственного чиновника, будет ли создаваться торгово-промышленная палата. Я должен ответить – не знаю, потому как это не в компетенции государства, это инициативы бизнеса. Но так получилось, что я знаю ответ: палата уже создана, мы рассчитываем на ее работу, в том числе с точки зрения выдачи сертификатов происхождения товаров, поскольку режим ОЭЗ предполагает, что мы будем отправлять товары в рамках Таможенного союза.

из банков: кабинет, в нарукавниках сидит начальник, работает. В тишине звенит муха и появляется слоган: «Наш банк – самый скучный банк в мире». Вот и чиновник, по примеру банкира, должен быть самым скучным человеком в мире. У него должны быть четкие должностные инструкции и презумпция виновности – разрешено только то, что разрешено, шаг вправо или влево – виновен. Да, мы в Крыму находимся в состоянии бурления и креатива, и я верю, что эти процессы не приведут к возрастанию полномочий чиновника. Наоборот, очень хотелось бы, чтобы мы как можно быстрее все перевели в разряд решения текущих вопросов. Это моя мечта, надеюсь, ее удастся осуществить.

– Но какова в этом случае будет судьба министерства?

– Это совершенно временная функция отдельного министерства, связанная с необходимостью оперативно принимать решения, чтобы достичь того светлого будущего, о котором я вам рассказал. И если эта функция будет удачной, то самым большим успехом станет «схлопывание» министерства и запуск той самой скучной работы чиновников. В той конфигурации, в которой мы сейчас рисуем стратегии, все равно останется функция государственного управления, но думаю, ее можно будет исполнять и без содержания за счет налогоплательщиков целого министерства.

Дмитрий Глумсков

Олег Савельев

Родился в Санкт-Петербурге в 1965 году.

В 1988 году окончил радиофизический факультет Ленинградского политехнического института.

В 1995 году работал руководителем Центра избирательных технологий в предвыборном штабе НДР во время выборов в Госдуму.

В 1996 году во время президентской избирательной кампании входил в качестве главного PR-технолога в предвыборный штаб.

В 1998 году был руководителем кампании Александра Лебедя на выборах главы администрации Красноярского края.

С1998 по 1999 годы – заместитель председателя правления Московского фонда президентских программ. На протяжении нескольких лет работал внештатным советником главы Минэкономразвития России, занимался федеральными целевыми программами. Одновременно занимал пост генерального директора агентства «PR-система».

С 2008 по 2014 годы – заместитель министра экономического развития РФ. В феврале 2009 года вошел в «первую сотню» резерва управленческих кадров, находящихся под патронажем президента России. 31 марта 2014 года назначен министром по делам Крыма.

Похожие сообщения

Добавить комментарий

Наверх
X