Михаил Уржумцев: Российская фэшн — индустрия не боится экономических потрясений.

Дата Дек 5, 13 • Нет комментариев

Мода вне погоды. Индустрия моды – один из немногих конкурентоспособных сегментов российской экономики. Мировой коммерческий успех российских фэшн-брендов – лишь вопрос...
Pin It

Главная » Журнал "Управление Бизнесом" №11, Наши спикеры » Михаил Уржумцев: Российская фэшн — индустрия не боится экономических потрясений.

Мода вне погоды.

Индустрия моды – один из немногих конкурентоспособных сегментов российской экономики. Мировой коммерческий успех российских фэшн-брендов – лишь вопрос времени и высокой организации внутренних бизнес-процессов, считает генеральный директор Melon Fashion Group Михаил Уржумцев.

  • Михаил, пару лет назад вы заявляли о готовности открывать 50–70 магазинов в год. Выдержали темп?

– Это были скромные расчеты. За последние три года мы активно развивались: закрыли сделку по покупке трех сетей, потом по продаже. В этом году откроем 150 магазинов, в 2012-м открыли около 100. Открыли бы и больше, потому что есть и ресурсы, и желание, но ограничивает объем рынка. Думаю, что 150–200 магазинов ежегодно – это уровень, на который рынок позволяет выйти в ближайшие годы.

Начинали мы в Питере, потом была Москва, затем города с населением более миллиона жителей, затем «полумиллионники», «стотысячники» и так далее. Бренд befree по своему концептуальному предложению может работать везде, ZARINA – почти везде, Love Republic – не везде. Выгоднее всего размещаться в крупных городах (за исключением Питера и Москвы). Там продажи не меньше, чем в столицах, а арендные ставки, зарплаты и прочие расходы ниже. На регионы приходится львиная доля наших новых магазинов.

  • Есть планы идти в более дорогой сегмент одежды?

– Мы постоянно это обсуждаем. Но когда купили в 2010 году сеть Cortefiel, поняли, что у нас не все бизнес-процессы достаточно хорошо отлажены. Считаю, мы хорошо сегментированы. befree охватывает масс-маркет, который предлагает недорогую одежду. ZARINA – это вещи на 50% дороже. Love Republic работает на верхней границе масс-маркета, то есть еще на 50% дороже. Три года назад под брендом befree вышла первая мужская коллекция. Эксперимент дает положительную динамику. Думаю, будем усиливать эту позицию. Если для женщин шопинг – отдушина, то для мужчин – необходимость.

  • Какой бренд можно считать драйвером роста вашей Группы?

– Я не могу выделить какой-то один бренд. Если смотреть по росту в сопоставимых магазинах, то очень хорошо показывает себя befree. Весной мы поменяли ценовую стратегию. Нашей задачей было сделать предложение доступным по цене на уровне H & M – мирового ценового лидера фэшн-индустрии. Кроме того, мы изменили концепции магазинов – стали делать их большими. Но при этом другие наши бренды также стабильны. ZARINA работает без взлетов и падений. Love Republic, как самый молодой бренд, развивается фантастическими темпами.

  • Вы планируете выход на зарубежные рынки?

– В Украину мы уже пришли, благодаря сделке с Cortefiel. Купили украинский бизнес и на его базе стали открывать собственные бренды. Сейчас управлением этого бизнеса занимается наша дочерняя компания. В Казахстан мы выходим через партнеров-франчайзи. По этой же схеме в этом году начинаем работать в Минске.

Когда почувствуем, что дальше в России сложно идти вперед, а бизнес устойчив и генерирует достаточно ресурсов, чтобы проводить эксперименты, то попробуем пересечь более далекие границы. Но для того, чтобы успешно работать на Западе, нужно стать конкурентоспособными.

В Европе у ведущих брендов массового сегмента, таких как H & M, Zara или NewYorker, цены ниже, чем в России. Чтобы внедриться в эту нишу, мы должны увеличить эффективность производства, оптимизировать логистику, научиться открывать магазины в незнакомых городах. Нужно учесть и такой фактор, как вкусовые предпочтения: европейские женщины покупают не то, что российские.

Кроме того, в мире семимильными шагами развивается интернет-торговля, а в этой сфере все должно работать как часы. Если в Европе на нее приходится 10% всех продаж, то у нас только 1%. Наш интернет-магазин Love Republic пока не приносит сверхприбылей, работает на уровне одного хорошего магазина. Буквально в конце сентября открылись интернет-магазины двух других наших брендов, и, думаю, в ближайшие пару лет выручка по ним будет на уровне обычных магазинов.

  • Вы замечаете, что женщины сегодня предпочитают одеваться просто – джинсы, футболка… Одежда становится демократичнее?

Лучше всего продаются простые вещи – люди стремятся к комфорту

– Да, лучше всего в наших коллекциях продаются простые, базовые вещи – люди стремятся к комфорту. Но думаю, это временно.

  • Петербуржцы отличаются какими-нибудь особыми предпочтениями в одежде?

– На мой взгляд, в Питере в принципе одеваются лучше – более выдержанно и стильно. Но при этом, когда мы смотрим наши нераспроданные остатки, они везде приблизительно одинаковы – что в Красноярске, что в Петербурге. Значит, не получилась модель, или ткань, или посадка. Как говорит один мой коллега, в нашем бизнесе побеждает не тот, кто делает хорошие коллекции, а тот, кто делает меньше ошибок. Потому что угадать, что женщина будет носить через полгода-год, невозможно. Мы должны быть в тренде, у нас должны быть фэшн-вещи, заманчивые предложения – в наших магазинах должно быть интересно. И доверие к нашим брендам уже есть, а это самое важное в модном бизнесе.

  • Кто ваши дизайнеры?

– У нас был опыт работы с дизайнерами из Франции, Швеции, Дании. Сейчас у нас работают девушки из Санкт-Петербурга, и они вполне конкурируют с зарубежными мастерами индустрии. Компании H & M 60 лет, Zara – 50, а нам всего 8 лет. В большинстве своем российская продукция неконкурентоспособна: самолеты, автомобили, продукты питания… А в модной индустрии у нашей страны существует шанс выйти на мировой уровень. Есть, конечно, проблема с кадрами. Дизайнерам зачастую негде набираться опыта. Даже в Петербурге всего три крупных модных компании – Oodji, Concept club и Melon Fashion Group.

  • А вы лично какую одежду предпочитаете?

– У меня есть предпочтения среди брендов, но в целом я не привередлив, как и большинство мужчин. В Европе мужчины следят за собой больше, чем в России. Думаю, что и к нам это придет. Новое поколение совсем другое, мальчишки 14–16 лет уже выглядят модно.

  • Всю одежду шьете в Китае?

– В основном да, но стараемся диверсифицировать рынки производств, так как максимальная концентрация производств в Китае в определенный момент может стать рискованной. Работаем в Бангладеш, на Шри-Ланке, во Вьетнаме. В этом году открыли офис в Индии, ищем контакты в Пакистане.

  • В России нет подходящей инфраструктуры?

Россия – не страна производств. Для нефтяной промышленности у нас созданы условия, а для легкой – нет

– У нас было свое производство сначала в Петербурге, потом в Псковской области, но оно оказалось экономически невыгодным. Для нефтяной промышленности в стране созданы условия, а для легкой – нет. Россия – не страна производств, уже нет кадров, нет современного оборудования, нет доступной инфраструктуры. О чем говорить, если электричество стоит дороже, чем труд! У нас не производится фурнитура – нитки, пуговицы, молнии. Для того чтобы все это было, нужно развивать смежные области экономики – химическую промышленность, например.

  • Как вы оцениваете бизнес-климат в стране?

– Пока у властей предержащих хватает здравого смысла не мешать нашему бизнесу. Если компания прозрачна, платит налоги на всех уровнях, не задерживает зарплаты, оплачивает таможенные сборы, нет причин ее «кошмарить». Модная индустрия – деликатный бизнес. Это не банк, не труба, не страховая компания. Здесь каждый день нужно рисковать, и каждый день мы надеемся только на свой опыт и знания. Но при этом никогда не знаем наверняка, принесет ли новая идея успех. Есть другие сферы бизнеса, где все намного более предсказуемо и понятно. А у нас невозможно просто сменить команду, поставить другую и ждать, что все будет как раньше.

  • Как бы вы охарактеризовали текущий период развития компании?

– В нашем бизнесе остановка смерти подобна – если сегодня не меняешься, то завтра можешь исчезнуть. Мы работаем на собственные средства, без кредитов. В этом году впервые выплатили дивиденды акционерам,
и надеюсь, что в будущем будем работать еще лучше.

  • Многие предсказывают миру новый экономический кризис. Вы готовы к этому?

– Я давно перестал обращать внимание на такие прогнозы. Даже в самый кризисный период женщины не смогут себя сильно ограничивать. Еда, лекарства и женская одежда – те сферы, которым кризис не страшен. У нас были серьезные проблемы в 2008 и 2009 годах, пришлось скорректировать планы развития, но не более того. Целый год министр финансов пугает кризисом. По-моему, это промывка мозгов. Не понимаю, чего он этим добивается. Ритейл – это двигатель развития страны, если люди испугаются и спрячут деньги в чулок, будет только хуже.

Беседовала Мария Коваценко

История модного дома Melon Fashion Group началась в советское время с создания Ленинградского производственно-швейного объединения «Первомайская Заря».

В 1996 году «Первомайская Заря» продала часть акций шведской фирме AB «Kurt Kellermann».

В 2005 году образовано ОАО «Мэлон Фэшн Груп», дочерними предприятиями которого стали компании «Зарина» и «Курт Келлерманн Санкт-Петербург».

Группа объединяет три бренда одежды сегмента масс-маркет, под ее управлением – 527 магазинов: 510 в России, 16 – в Украине, один – в Казахстане.

Годовой оборот компании около 8,5 млрд рублей, чистая прибыль за 2012 год составила 525 млн рублей.

Похожие сообщения

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх
X