Из аутсайдеров в лидеры.

Дата Дек 5, 13 • Нет комментариев

Жорес Алферов: России нужно сосредоточиться на прорывных технологиях будущего. На форуме «Новые технологии для новой экономики России» (VIII Петербургская встреча лауреатов...
Pin It

Главная » Журнал "Управление Бизнесом" №11, Тренды » Из аутсайдеров в лидеры.

Жорес Алферов: России нужно сосредоточиться на прорывных технологиях будущего.

На форуме «Новые технологии для новой экономики России» (VIII Петербургская встреча лауреатов Нобелевской премии) ученые обсуждали, как вывести Россию на передовые рубежи экономики.

Год назад директор Института народнохозяйственного прогнозирования РАН, академик РАН Виктор Ивантер заявил: если экономический рост в стране снизится до 3,5–4%, то правительство не удержит существующий уровень жизни. По последним прогнозам Минэкономразвития РФ, 2013 год Россия закончит с ростом ВВП 1,8%, а следующий – 3%. Некоторые эксперты считают, что 1,5–1,6% – более реальный вариант для текущего года. Так, экс-глава Минфина РФ Алексей Кудрин ожидает, что рост экономики в 2013 году составит 1,6%, а в 2014-м – около 2%, «но может быть и меньше».

Сворачивать государственную инвестиционную деятельность, ссылаясь на грядущий кризис, – значит загонять себя в угол

Академик Ивантер уверен, что в создавшихся условиях сворачивать государственную инвестиционную деятельность, как это делает правительство, ссылаясь на грядущий кризис, – значит загонять себя в угол. Снижая расходы государственного бюджета, мы снижаем и доходы, потому что в экономике расходы – это спрос, а без спроса нет доходов. Единственный способ больше зарабатывать – больше и эффективнее тратить, считает Ивантер. Государственный спрос должен опережать частный, повышение инвестиционной активности само по себе создаст базу для экономического роста. У России есть преимущество перед Европой: значительные неудовлетворенные потребности. Прежде всего в жилье, инфраструктуре, дорогах.

На обочине прогресса

В мире складываются четыре главных центра научного прогресса: США, Евросоюз, Китай и Япония. По расходам на НИОКР (научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы) Россия отстает от США в 17 раз, от Китая и Японии – в 6 раз.

Страна находится на втором месте в мире по военным расходам и на 34-м – по величине госрасходов на науку. Если в Америке и Японии общие расходы на науку составляют около 3% ВВП, а в Китае – 1,5 % ВВП, и эта доля увеличивается, то у нас – 0,3%, и доля эта уменьшается – такие данные приводятся в докладе, подготовленном учеными Института США и Канады РАН.

По оценке Института экономики РАН, с 90-х до середины 2000-х годов из России эмигрировали, обескровив реальный сектор, более 800 000 научных сотрудников, в основном из области технических и естественных наук. Ежегодно страну покидает до 15% выпускников вузов. И кроме «утечки мозгов» появилась еще «утечка идей». Многие ученые, живущие в России, вполне официально работают по научным программам, осуществляемым в интересах зарубежных заказчиков.

Наши результаты часто используются за рубежом, потому что в России их некому передавать, у нас нет высокотехнологических отраслей промышленности. За 20 лет деиндустриализации страны мы оказались на обочине технологического развития, – говорит вице-президент РАН, академик Жорес Алферов.

Тезисы о модернизации экономики забыты, поворот в сторону инновационного развития в перспективе не просматривается, бюджетом не подкрепляется, государственные инвестиции в фундаментальную науку каждый год сокращаются, отмечает заведующий кафедрой финансовой стратегии Московской школы экономики Владимир Квинт.

Частные и государственные интересы

В штыки принят учеными недавно подписанный закон о реформировании Российской академии наук. Они считают, что возникла реальная угроза планового уничтожения фундаментальной науки в стране, как это произошло с прикладной наукой в 1990-е годы, когда исчезли отраслевые министерства.

Изменения в РАН, безусловно, необходимы, но у нас реформы ведут к развалу, а нам нужен закон о развитии Академии наук, – комментирует мнение ученых академик Алферов.

Реформаторы РАН утверждают, что принятый закон основывается на американском опыте в сфере НИОКР. Но российский бизнес отстает от американского по затратам на научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы ключевых направлений в 50–200 (!) раз.
В США, как и в других развитых странах, для поощрения инноваций в частном секторе используется широкий набор механизмов господдержки. С одной стороны – размещение госзаказов на выполнение НИОКР, инвестирование в капитал венчурных фондов, а также осуществление целевых госзакупок инновационной продукции и услуг, финансирование бизнес-инкубаторов, технопарков и т. п. С другой – предоставление предприятиям различных налоговых стимулов, выделение льготных госзаймов и кредитных гарантий.

Расходы на исследования и разработки рассматриваются либо как капитальные затраты и подлежат амортизации в течение 5 лет с момента их осуществления, либо – как расходы бизнеса, и тогда они вычитаются из налогооблагаемой базы в текущем отчетном периоде. В США налоговый кредит на НИОКР позволяет вернуть из уже уплаченного налога до 20% приращения расходов на научные работы в текущем году.

Кстати, страны, которые стремятся догнать лидеров (Китай, Индия, Бразилия и другие), еще в больших объемах возвращают компаниям средства, инвестированные в научные исследования.

И, наконец, в США нет министерства науки, нет государственной корпорации, подобной Роснано, – говорит директор Института США и Канады РАН, академик Сергей Рогов, – и там федеральное правительство не создает Кремниевую долину, как Россия «Сколково», а технопарки сложились в условиях рынка вокруг крупных научных центров, прежде всего университетов.

Параллельные деньги

По словам академика Рогова, неоднократно предпринимались попытки создать «параллельную Академию» – огромные средства выделялись той или иной структуре, иногда вновь созданной, ей предоставлялись финансовые и налоговые преимущества. Так, на проект «Сколково» в бюджет ежегодно закладывается 15–20 млрд рублей, на Роснано – порядка 30–50 млрд. В последние годы возросли расходы на университетскую науку.

Но у нас исторически сложилось так, что фундаментальной наукой занимались в Академии наук, а прикладной – в отраслевых НИИ, поэтому вузы с огромной нагрузкой на преподавателей серьезных результатов не дали, – отмечает С. Рогов.

Общий объем финансирования Роснано в 2007–2012 годах составил 260 млрд рублей, из них 112 млрд – средства федерального бюджета. Более 47 млрд рублей (35% от объема финансирования проектов) Роснано направило на финансирование деятельности различных иностранных фондов и организаций.

На этом альтруистические щедроты от Правительства РФ не заканчиваются. Четыре раза члены Консультативного совета «Сколково», в который входят в том числе и иностранные ученые, единогласно (!) отвергали создание Сколковского института науки и технологий на базе Массачусетского технологического института, считая, что это надо делать на базе российских университетов. Однако мнение ученых было проигнорировано, и деньги ушли в США, говорит академик Рогов.

Проверка Генпрокураторы и Счетной палаты выявила, что большая часть средств, выделенных на эти проекты, используется по нецелевому назначению. Директор Института новой экономики Государственного университета управления Сергей Глазьев считает, что проекты «Роснано» и «Сколково» провалены и демонстрируют то, что получается, если чиновники начинают управлять наукой: несмотря на колоссальное бюджетное финансирование, для этих проектов характерны непрозрачность и отсутствие каких-либо реальных достижений. Под видом технопарков создаются обычные офисные здания, а инновационные центры становятся формой трансформации бюджетных ассигнований в частные девелоперские проекты.

Курс на лидерство

России нужна стратегия инновационного развития, так как без инновационных отраслей интенсивного развития не будет, убежден Владимир Квинт.

Что же может вывести страну на передовые рубежи?

Ректор Института экономики, финансов, права и технологий Владислав Ковалев предлагает взять на вооружение модель стран Юго-Восточной Азии, которая привела Японию, Южную Корею и Китай к «экономическому чуду». По его словам, чтобы успешно развиваться, необязательно быть первым, достаточно приобретать лицензии или патенты, улучшать их, заимствовать идеи. Это позволяет создавать высокотехнологичную промышленность. Однако Владимир Квинт считает, что строить экономику на лицензионных и патентных разработках – «не лучший путь развития, очень важны инновации, которые выращены в стране».

Академик Рогов убежден, что радикально изменить ситуацию в экономике может только увеличение государственных и частных расходов на науку, вовлечение российского бизнеса в сферу НИОКР. Это потребует налоговых льгот и других мер поддержки со стороны государства, так как инновационная экономика заработает только тогда, когда бизнесу будет выгодно тратить деньги на инновации. По мнению Рогова, страна пока еще обладает кадровым потенциалом для привлечения молодежи в науку, но необходима программа, которая позволила бы повернуть вспять опасную тенденцию сокращения численности научных работников, сохранила преемственность научных школ.

По мнению Жореса Алферова, России нужно сосредоточиться на потенциально прорывных технологиях.

Наиболее важное направление работы – исследования и разработки на стыке физики, биологии, медицины, информатики

Наиболее важное направление работы – исследования и разработки на стыке физики, биологии, медицины, информатики. Здесь многое зреет. Это связано с развитием новых материалов и базируется на фундаментальных разработках. И мы должны готовить кадры, которые смогут развивать эти направления. Нужно широко вводить в программы естественно-научное и технологическое образование, – говорит академик.

Учитывая сырьевую направленность российской экономики, конечно, необходимо модернизировать эти отрасли, но пора и расстаться с заблуждениями, считает ученый. Слоган «Россия – энергетическая сверхдержава» – это миф. Легкодоступные запасы газа и нефти истощаются, а по производительности труда тот же Газпром на порядок отстает, скажем, от американской нефтяной корпорации Exxon Mobil. При этом себестоимость добываемого российского ресурса – одна из самых дорогих в мире.

Вместе с тем в области энергетики перспективной является работа над повышением КПД солнечных батарей – неистощимого источника энергии. Сегодня их КПД достигает 44%, и есть идеи, реализация которых позволит поднять его до 78% (каскадные фотоэлементы). Пока фотоэлектрические станции неконкурентоспособны по стоимости, но это дело времени, и тут свое слово скажут полимеры. Это очень важное и перспективное направление в научной работе, им надо заниматься, убежден академик Алферов, ведь когда-то мы были лидерами в этой области.

Виктор Ивантер затронул тему оплаты труда ученых, напомнив известное высказывание американского предпринимателя Генри Форда Iосновное условие высокой производительности труда – высокая зарплата. Потому что высокая зарплата – это высокие требования к организации труда, эффективности производства. Только при таких условиях возникает потребность в новых технологиях и их внедрение становится эффективным.

Это заблуждение, что в России дешевая рабочая сила.

Дешевая рабсила – это те, кто за маленькие деньги работает интенсивно и эффективно. Где вы видели такое у нас? А высокая зарплата означает, что нужно иметь и организацию производства, как у Форда. Так что требования к предпринимательскому классу очень высокие, – говорит Ивантер.

Нужно не реформы проводить, а развивать науку и технологии. Реформы – это выбивание людей из процесса работы. А требуется правильно ставить задачи и решать их. Правилами ВТО запрещается прямая поддержка промышленности и сельского хозяйства, но разрешено поддерживать науку. Так что следует делать активные вливания в научно-производственные объединения и создавать новые, – заключил академик Алферов.

Ирина Кравцова

Похожие сообщения

Добавить комментарий

Наверх
X