Самая простая форма. Таможенный союз состоялся.

Дата Сен 18, 13 • Нет комментариев

Таможенный союз состоялся, но моноцентризм России может помешать его развитию. Планируется, что в октябре Киргизия станет четвертым членом Таможенного союза. По словам...
Pin It

Главная » Актуальные материалы, Журнал "Управление Бизнесом" №10 » Самая простая форма. Таможенный союз состоялся.

Таможенный союз состоялся, но моноцентризм России может помешать его развитию.

Планируется, что в октябре Киргизия станет четвертым членом Таможенного союза. По словам первого вице-премьера Киргизии Джоомарта Оторбаева, если переговоры по вступлению в Таможенный союз завершатся положительно, перед страной открывается рынок в 200 млн человек.

Для нового члена ТС привлекательна также перспектива увеличения количества рабочих мест и сбыта энергомощностей.

– У нас квалифицированная дешевая рабочая сила и очень низкая стоимость электроэнергии. Стоимость киловатт-часа всего 1 цент, и это делает привлекательными проекты по размещению в Киргизии производств, потребляющих большое количество электроэнергии, – говорит Оторбаев.

Вице-премьер напомнил, что русский язык является в Киргизии официальным, поэтому российские инвесторы чувствуют себя в республике как дома. При этом в республике более либеральна юрисдикция и налоги гораздо ниже, чем в России.

Между тем, при вступлении Киргизии в ТС можно ожидать возникновения проблем, связанных с согласованием обязательств, принятых Россией и Киргизией при вступлении в ВТО, отмечает руководитель практики внешнеторгового регулирования компании DLA Piper Вильгельмина Шавшина. Киргизия присоединилась к ВТО еще в 1998 году, с крайне тяжелыми и жесткими обязательствами.

Надежды и уступки

Во внешней торговле стран ТС 73% экспорта приходится на минеральные продукты, во взаимной торговле – 41%

С введением Единого таможенного тарифа неизменными остались 82% тарифных линий для России, 74% – для Белоруссии и 43% – для Казахстана. В целом, Казахстану пришлось пойти на большие уступки, поднять ввозные пошлины до уровня российских и белорусских. В связи с этим в выигрыше оказались собственные производители, а также автопром России и белорусские производители одежды и обуви.

После присоединения России к ВТО таможенные барьеры в Казахстане вернулись к уровню 2007 года (затем было еще одно понижение в 2009 году), в Белоруссии продолжилось снижение таможенных пошлин. В мае 2011 года три страны подписали Договор о функционировании Таможенного союза в рамках многосторонней торговой системы. Согласно документу, «каждая вновь присоединившаяся к ВТО Сторона должна стремиться к формированию такого объема обязательств, который бы максимально соответствовал обязательствам страны ТС, первой вступившей в ВТО. Принципиальные отклонения от таких обязательств Стороны должны обсуждать и согласовывать». Как пройдет проверку временем этот документ, покажет ближайшее будущее. Казахстан планирует подписать протокол о вступлении в ВТО до конца текущего года.

Для Белоруссии членство в ТС в контексте вступления России в ВТО – это ухудшение позиций белорусских товаров на российском рынке в связи с ростом конкуренции со стороны импорта из стран – участников ВТО. На Россию приходится две трети белорусского экспорта, который отличается более высокой добавочной стоимостью, чем экспорт в дальнее зарубежье. Речь идет о продукции сельскохозяйственного машиностроения и мясо-молочной, а также о текстиле и обуви.

Последствия для Казахстана – иные. Казахстан вывозит в РФ главным образом руды (железную, хромовую, медную, цинковую) и продукцию неорганической химии. Членство России в ВТО не изменит этой ситуации. В то же время предприниматели трех стран получили равный доступ к услугам железнодорожной инфраструктуры государств ТС, и, по оптимистичным прогнозам, это помогло бы получить максимальную выгоду от интеграции. Однако казахстанские производители столкнулись с проблемой налогообложения перевозок транзитом через территорию России – ранее такие перевозки считались международными и не облагались НДС. К тому же в Казахстане этот налог составляет 12%, в то время как в России – 18%.

Это повлекло за собой существенное повышение транспортных расходов, и как следствие – увеличение стоимости казахстанских товаров и товаров, производимых на территории республики для внутреннего пользования из импортного сырья и комплектующих. Однако ожидается, что вступление России в ВТО частично снимет эти проблемы: импортные пошлины уже начали снижаться, компания «Российские железные дороги» уменьшает тарифы на транзитную перевозку через Россию, таможенная оценка ведется по правилам ВТО.

Во имя союза

Если же говорить в целом об изменениях в экономиках стран ТС, то макроэкономические и внешнеторговые показатели белорусской экономики в 2011– 2012 годах улучшились. Как считает доцент кафедры мировой экономики СПбГУ Владимир Шеров-Игнатьев, главной причиной стала девальвация национальной валюты, частично связанная с введением Единого таможенного тарифа. Свою роль сыграло урегулирование спорных вопросов по части поставок и реэкспорта углеводородов, ставшее возможным в пакете с договоренностями по ЕЭП.

Рост экономики Казахстана, наоборот, затормозился в 2012 году.

– Казахстан был вынужден повысить импортные пошлины, что имело негативные последствия не только для конечных потребителей, но и для отраслей. Отрицательные моменты выявились и в ходе унификации таможенного администрирования по российскому образцу, в частности, в вопросе таможенной оценки товаров, – утверждает Шеров-Игнатьев.

Впрочем, старший юрист компании DLA Piper Сергей Васильев не согласен с этим утверждением. По его словам, в основе унификации законодательства ТС в области таможенной оценки лежат правила ВТО. А проблемы связаны по большей части с недостатками таможенного администрирования, которые влекут необоснованные корректировки таможенной стоимости и создают дополнительные барьеры для бизнеса.

Разногласия между членами ТС есть и в настоящее время, и будут возникать в перспективе. Важно понимать, как они будут преодолеваться.

России надо привыкать мыслить категориями всего Единого экономического пространства

– Пока же Белоруссия и Казахстан разделяют обязательства по импорту ВТО, но не получают преимуществ по экспорту, не участвуют в разрешении торговых споров, на них не распространяются антидемпинговые меры и так далее. Это можно рассматривать как уступки во имя евразийской интеграции. Россия же многие решения принимает без оглядки на партнеров по Таможенному союзу, – отмечает Шеров-Игнатьев. И добавляет, что российским чиновникам надо привыкать мыслить категориями всего Единого экономического пространства.

Потенциальные союзники

По словам Вильгельмины Шавшиной, расширение Таможенного союза, помимо Киргизии, возможно, прежде всего, за счет Таджикистана и Украины. По итогам заседания Высшего Евразийского экономического совета в Астане, состоявшегося в мае 2013 года, уже нынешней осенью должны быть подготовлены документы о получении Украиной статуса наблюдателя в рамках Таможенного союза, хотя подобный статус на данный момент нормативно не предусмотрен.

В конце лета Россия и Украина смоделировали новый конфликт. Поводом стало намерение Киева стать ассоциативным членом Евросоюза. В конце августа, по итогам переговоров российской и украинской сторон, первый вице-премьер РФ Игорь Шувалов заявил, что Украина не может одновременно участвовать в Таможенном союзе и заключить соглашение о свободной торговле с ЕС. Реакция Москвы не заставила себя ждать – российская таможня усилила контроль за грузами украинских экспортеров. По словам украинских поставщиков, их товары на границе оказались заблокированы.

– Если наши соседи пойдут на существенную либерализацию таможенного режима с Евросоюзом, то странам Таможенного союза придется подумать о защитных мерах, – предупредил президент России Владимир Путин.

По словам советника президента России Сергея Глазьева, инцидент на границе – не что иное как «проверка готовности таможенного администрирования России к фильтрации грузов, поступающих с украинской территории с целью отсечения украинских от неукраинских». Бизнес с обеих сторон уже подсчитал, что «проверка готовности» обошлась ему в миллионы долларов.

Анна Терн

Комментарий

Денис Демин, начальник аналитического отдела Банка БФА:

– Таможенный союз – самая простая форма интеграции и, думаю, на сегодняшнем этапе развития отношений на постсоветском пространстве единственно возможная. Для России более глубокая интеграция даже с Белоруссией пока маловероятна. Это следствие не столько позиции другой стороны, сколько моноцентрического понимания Россией своей роли во всякого рода объединениях. Как показывает практика, там, где инициатором выступает Россия, роли распределяются не совсем на равных условиях, что препятствует глубокой интеграции.

В обозримом будущем я не вижу больших перспектив дальнейшей географической экспансии Таможенного союза. В контексте потенциала расширения границ ТС, наверное, можно говорить только о государствах Средней Азии, учитывая, что в основе Таможенного союза лежат политические отношения и попытка России утвердиться в качестве некого интернационального центра. Ближайшие вероятные изменения конфигурации – вхождение Киргизии. Возможно, присоединятся другие, политически наиболее близкие к нам, государства типа Армении. Опять-таки, это сравнительно небольшие экономики, не очень тесно связанные с Россией с точки зрения товарооборота, поэтому какого-то серьезного экономического смысла ни для нас, ни для них в интеграции нет. Смысл – в расширении политической группировки и конкуренции в этом аспекте с другими центрами силы – ЕС, Китаем, США.

Таможенный союз задумывался как некое начало, которое должно перерасти в более тесные формы интеграции, такие как единый рынок. Но думаю, что до такой перспективы очень далеко, и, в первую очередь, из-за политического фактора: наши союзники – суверенные государства, которые совершенно обоснованно не собираются ни с кем делить свою независимость. К тому же, учитывая существующую конкуренцию между экономиками стран ТС в различных отраслях, их нельзя считать полностью взаимодополняющими элементами – мы не будем получать исключительно положительный эффект от объединения таможенных границ.

Надо признать, что препятствием к успешной интеграции является и само по себе поведение России по отношению к потенциальным союзникам. Мы сами снижаем шансы на присоединение к ТС Украины. Снижаем своим контрпродуктивным, подчас неадекватным поведением. Стараясь использовать все имеющиеся экономические рычаги, мы теряем в имиджевом, социальном плане, лишая интеграционный процесс столь необходимой ему общественной поддержки. Тем самым лишь отталкиваем Украину в западном направлении и рискуем вовсе потерять шансы на интеграцию с ее экономикой, которая, кстати, во многом создавалась как интегральная составляющая экономики европейской части СССР. Именно рискуем, потому что надо понимать: чем меньше интеграционное объединение, тем меньше его синергетический эффект.

Украина ведет переговоры о подписании соглашения с ЕС об ассоциативном членстве. Но это первый шаг, и, по большому счету, сегодня определяется, куда Украина интегрируется в долгосрочной перспективе. Чем ближе она будет к интеграции с ЕС, тем сложнее станет России, которая в конце концов рискует получить границу с ЕС на границе с Украиной. Заявления, подобные тому, что ТС выгоден, прежде всего, Украине, потому что «в ЕС она поставляет лук, а в РФ продукцию машиностроения», – это поверхностный взгляд на вещи. Как бы ни страдала украинская экономика, когда общество испытывает и накапливает негативное отношение к России, политические шансы на вступление страны в ТС и отказ от интеграции с ЕС тают на глазах, вне зависимости от того, что и куда продается. Да и по факту «туда лук, сюда машины» – это примитивное восприятие украинской экономики. С украинским экспортом в Россию дела тоже обстоят непросто. Например, экспорт продукции трубных предприятий, создающий конкуренцию российским производителям, находится под жестким контролем системы квот, и даже вступление в ТС вряд ли кардинально изменило бы ситуацию.

Похожие сообщения

Добавить комментарий

Наверх
X