Владыка Назарий. У церкви и государства народ один

Дата Июн 3, 13 • Есть комментарии

«Надежды питаем…» Владыка Назарий: Церковь должна еще активнее принимать участие в делах государства 2013 год в Санкт-Петербурге объявлен годом Свято-Троицкой...
Pin It

Главная » Журнал "Управление Бизнесом" №9, Наши спикеры » Владыка Назарий. У церкви и государства народ один

«Надежды питаем…»

Владыка Назарий: Церковь должна еще активнее принимать участие в делах государства

2013 год в Санкт-Петербурге объявлен годом Свято-Троицкой Александро-Невской Лавры, которой исполнилось 300 лет. Юбилейные празднества были открыты на Благовещенье Пресвятой Богородицы, 7 апреля (25 марта по старому стилю), в день рождения обители, а завершатся 6 декабря – в день преставления святого благоверного князя Александра Невского.

Владыка Назарий (Николай Алексеевич Лавриненко)

Родился в 1952 году в селе Ивковцы (Украина) в многодетной семье. В 1974 году окончил Крымский сельскохозяйственный институт. В 1974 –1975 годах служил в Группе советских войск в Германии. С 1978 года работал в Центральном республиканском ботаническом саду АН Украинской ССР.

В 1982 году поступил в Ленинградскую духовную семинарию. В 1985 году был пострижен в монашество и рукоположен во диакона, а затем в иеромонаха.

С марта 1986 года нес послушание в Свято-Троицком соборе Александро-Невской Лавры. С ноября 1987 года – настоятель Спасо-Преображенского собора г. Выборга.

В 1988 году окончил Духовную академию. В 1988 году возведен в сан игумена. С 1 января 1990 года – настоятель подворья Казанской иконы Божией Матери Валаамского Спасо-Преображенского монастыря в Ленинграде.

В феврале 1991 года возведен в сан архимандрита и назначен настоятелем Рождество-Богородичного Коневского монастыря. В 1996 году назначен благочинным монастырей и подворий Санкт-Петербургской епархии.

25 ноября 1996 года назначен исполняющим обязанности наместника Свято-Троицкой Александро-Невской Лавры, с 17 апреля 1997 года – наместник Лавры.

С 1990 года член Епархиального совета Санкт-Петербургской епархии.

С 27 мая 2009 года – епископ Выборгский, викарий Санкт-Петербургской епархии. С 12 марта 2013 года по решению Священного Синода имеет титул «епископ Кронштадтский».

Имеет церковные и государственные награды. В 2005 и 2006 годах удостоен почетного звания «Человек года России».

Наместник Свято-Троицкой Александро-Невской Лавры епископ Назарий рассказал о кульминационных событиях юбилейного года, которые ожидают Санкт-Петербург 12 сентября, а также о том, что сегодня беспокоит Церковь.

  • Владыка, чем будет ознаменован апогей юбилейного для Александро-Невской Лавры года?

– Хотел бы пояснить. Датой основания монастыря считается первая Божественная литургия в первом построенном деревянном храме в честь Благовещения Пресвятой Богородицы, а не даты его закладки или указа об основании. Литургия произошла на Благовещение 1713 года. Сегодня на месте первого храма располагаются некрополь XVIII века и Лазаревская церковь.

12 сентября 1724 года состоялось перенесение мощей святого благоверного князя Александра Невского из Владимира в Санкт-Петербург. В этот особо важный для города день и пройдут кульминационные события юбилейного года. После более чем 90-летнего перерыва состоится крестный ход по Невскому проспекту от Казанского собора в Лавру. Он будет организован по уставу, который был принят еще в дореволюционное время – конечно, в той мере, в какой на сегодняшний день это окажется возможным. До революции в этом крестном ходе принимал участие Императорский Двор. Каждый храм прибывал со своими хоругвями, святынями. Мы, конечно, не смеем надеяться, что Казанский собор возьмет с собой икону Божьей Матери, из Исаакиевского собора будет вынесена икона Тихвинской Божьей Матери, а Спасо-Преображенский собор выйдет на крестный ход с иконами «Всех Скорбящих Радость», «Спас Нерукотворный», но все-таки какие-то надежды питаем… (улыбается). Последний полноценный крестный ход прошел в 1916 году, а в 1917-м – уже в усеченном виде по понятным причинам.

В Свято-Троицком соборе Лавры перед началом крестного хода будет совершена Божественная литургия с участием Святейшего Патриарха Кирилла.

Город нас поддержал. Хотелось бы, чтобы первые лица поучаствовали в торжествах 12 сентября, а не только обеспечили «зеленую улицу». Рассчитываем на участие военных – как это было традиционно.

  • Вы приступили к обязанностям наместника Лавры 17 лет назад, сначала как исполняющий обязанности. С чего начинали, получив в управление такое хозяйство?

– После революции Лавра переживала непростые времена. Как монастырь она была закрыта в начале 30-х годов. В ее помещениях размещали общежития, устраивали склады и т. д. Были планы сделать из Троицкого собора крематорий, но Бог миловал.

В 1991 году было принято решение о восстановлении Лавры как монастыря и поэтапной передаче всего ее комплекса епархии. На тот момент здесь размещался ЦНИИ «Прометей», который и передал несколько комнат в распоряжение первой братии…

Когда я пришел сюда, монастырь существовал только на бумаге. В Никольском храме, а затем в соборе совершались уставные службы. Никаких средств на это не выделялось. И самое первое, что мы сделали, когда у нас появились деньги благотворителей, – открыли небольшой церковный магазинчик. С него и началось восстановление Лавры как монастыря. Это было 17 лет назад, и это был наш первый источник дохода. Потом мы поставили киоск, торговую палатку. Как-то надо было выживать.

Когда в 1994 году был упразднен приход и Свято-Троицкий собор перешел в ведение монастыря, к нам перешли и люди, которые его обслуживали. Мы практически никого не уволили. Приходскую трапезную также оставили. Все это требовало денег. Позже мастерские организовали: ведь монахов и послушников надо чем-то занимать в свободное время, чтобы дурь в голову не лезла – искушений вокруг много, все-таки мы в центре города находимся. Цели пополнить бюджет, конечно, тоже были.

  • Монастырь находится на полном самообеспечении. А среди ваших прихожан есть спонсоры?

– Все разговоры о спонсорах – это миф. Только в последнее время у нас объявилось несколько человек. Для нас было настоящим событием, когда один из них пожертвовал 100 000 рублей. На эти деньги мы позолотили куполок на Троицком соборе. Теперь поминаем раба Божия Владимира.

Глава Газпрома Алексей Борисович Миллер со своими коллегами выделили нам 250 млн рублей в прошлом году. Мы благодарны, что Господь послал их нам, не знаем, как бы своими силами смогли заняться реставрацией фасадов, да и интерьеров собора. Вот сейчас мы эти деньги осваиваем. До этого мы тоже не сидели сложа руки, на свои средства отремонтировали примерно 80–85% внутренних помещений.

  • И работам этим конца-краю не видно.

– Напряжение в связи с техническим состоянием Лавры спало, но осталось еще достаточно много мест, куда нога реставратора пока не ступала. Подвальные помещения, например. Сотни миллионов требуется «зарыть в землю», чтобы заново проложить инженерные сети. Рассчитывать нам не на кого, а делать это надо. Когда раскопали водопроводные трубы, оказалось, что вода уже текла даже не по ржавым магистралям, а по тоннелю в земле. Да и состояние тепловых сетей не лучше, тоже труха, как оказывается при вскрытии. Господь нас хранил, поэтому мы зимой пока не особо замерзали.

Есть еще одна организация, которая нам очень сильно помогла и продолжает помогать. До полной передачи всех построек монастырю, как я уже говорил, большую их часть занимал ЦНИИ «Прометей». Институт почему-то никто не трогал, хотя его промышленные стоки сбрасывались прямо в Неву. Когда же мы здесь стали хозяевами, нас начали клевать со всех сторон: вы засоряете реку, экологию портите, Лавру надо закрывать!

Слава Богу, нашелся такой человек, как Владимир Андреевич Агиян, генеральный директор «Водоканал-строй». Его организация восстановила станцию перекачки, которая когда-то была построена здесь к Олимпийским играм, но проработала совсем недолго. Теперь все наши стоки перекачиваются в городской коллектор. А компания взяла на себя еще и обслуживание станции. Это нас очень сильно выручило, поскольку такие работы требуют привлечения особых специалистов.

  • В этом году прошел Архиерейский собор, где, помимо церковных вопросов, решались и вопросы о взаимоотношениях с государством…

– А вы думаете, это не церковный вопрос? Например, об учете персональных данных. Мы приняли очень взвешенное решение. Правда, нашлись среди церковных людей те, кто обвинил Собор в половинчатости принятых решений. Это решение не половинчатое, а учитывающее мнение и других людей, не обязательно сведущих в богословии.

Мы не считаем, что ИНН, чипы, индивидуальные карточки есть предательство Христа, число Зверя, печать Апокалипсиса. Этому есть в Священном писании прямые доказательства. Самое главное из них: если сам человек не предаст Христа, не откажется от него, то никакие числа на этого человека влиять не будут.

Церковь обеспокоена, что все современные учетные системы включают столько данных о человеке, что мы даже и не подозреваем сколько! И неизвестно, как они будут храниться, к кому и зачем могут попасть в руки.
Да и настолько ли это нам необходимо? Это делается для того, чтобы создать мировое правительство? Такие опасения имеют под собой основу. Поэтому Архиерейский собор и принял якобы «половинчатое» решение: те, кто считает, что электронный учет повредит их духовной жизни, кто имеет опасение, должны иметь альтернативу такому учету.

Мы рассмотрели также вопросы, касающиеся ювенальной юстиции. Это ведь тоже напрямую касается каждого из нас. И это никакое не вмешательство Церкви в дела государства.

  • Сейчас отношения между людьми и властью складываются непросто…

– А в России отношения с властью всегда складывались сложно…

У государства и у Церкви люди одни. У нас нет чисто церковных или чисто государственных людей. Церкви не безразлично, как живут ее прихожане. Поэтому вопросы, напрямую, казалось бы, не связанные с церковной жизнью, нас тоже волнуют. И Церковь всегда будет давать свою морально-нравственную оценку тем же законам. Сегодня большая часть общества причисляет себя к верующим. Люди осознают себя частью церковного общества, даже если в реальности далеки от Бога.

Да и церковные люди – это часть общества, избиратели. Почему Церковь не может сказать: мы вас выбирали, что же вы такие античеловеческие законы принимаете?

Первое, что мы сделали – открыли магазин, с него и началось восстановление Лавры

Мы тоже имеем право задавать вопросы. Но как только Церковь начинает говорить об этом – находится тот, кто заявляет: это вмешательство в дела государства! Но если мы не будем вмешиваться, люди вправе спросить: а почему молчит Церковь? С какой бы стороны ни подошли, Церковь будет виновата.

Церковь – не собрание епископов, которые живут хорошо, ездят на дорогих машинах, это все вместе – народ, священники, епископы. Нас нельзя отделять друг от друга, но многие пытаются… Тот же Познер, Сванидзе: «Церковь – это надстройка»… пытаются отделить нас от народа. Но в этом случае не будет и Церкви! Только в единстве архиереев, священства и народов существует земная Церковь, и любая попытка отделить любую ее часть – это борьба против Церкви.

  • И все-таки где проходит грань между вмешательством в светские дела и невмешательством?

– Грани такой нет! У нас один народ. И потом, а кому расхлебывать последствия плохих законов? Люди же приходят к нам. Мы на исповеди больше говорим не об отношении человека к Богу, а о проблемах с соседями, чиновниками. Так или иначе, нас в это невольно втягивают. Считаю, что позиция Церкви должна быть даже более активная, чем она сегодня есть.

  • Какие процессы в обществе больше всего беспокоят Церковь?

– Самое первое – демография. Она завязана на законы миграции, отношения к другим конфессиям и т. д. Россия всегда была поликонфессиональным государством, и даже полирелигиозным. С другой стороны, Россия –

Руководство Газпрома выделило нам в прошлом году 250 млн рублей, мы благодарны, что Господь послал их нам

православная страна! И равновесие в обществе поддерживалось тем, что православные чувствовали себя здесь уверенно и даже могли в какой-то мере покровительствовать другим конфессиям. А как православные относились к другим религиям? Посмотрите, сколько их представлено только на Невском проспекте… В Бурятии, в Кяхте дацаны всегда действовали. И все вместе жили, участвовали в общественной жизни.

Что сейчас происходит? С одной стороны, демографические процессы пошли не в пользу русского населения, его становится все меньше, с другой – увеличивается число приезжих, принадлежащих к другой религии. У них появляется чувство превосходства, и они начинают диктовать свои правила, навязывать окружающим свой уклад, традиции, невзирая на то, что находятся на территории с православными традициями и культурой. Это нас волнует очень сильно.

Посмотрите, что происходит в Европе – в Англии, Германии… Они уже взвыли от этого. Да и само мусульманство очень неоднородно. Православие к традиционному исламу относится без всяких предубеждений, стараемся поддерживать нормальные отношения. Они сами страдают от приверженцев крайних взглядов в исламе – посмотрите, сколько убито имамов на Кавказе. Сегодня мусульманство испытывает огромное давление со стороны крайних толков ислама.

Также нас очень сильно беспокоит то, что сегодня происходит в семьях. Опять возьмем для примера ту же Европу. Традиционная семья – мама и папа – уравниваются неизвестно с кем. Это подрывает основу семьи. Католицизм поддерживал нас в этом, а сейчас не знаем – с приходом нового Папы… а вдруг там либеральные настроения возьмут верх? Хотя пока опасения как будто рассеиваются. В противном случае Русская Православная Церковь останется в одиночестве в своем стремлении удержать внутренние нравственные основы семьи. Вся эта свобода нравов – от чего свобода и от кого она дана? Это свобода – не от Бога, а от дьявола.

Давайте, как предлагают некоторые наши депутаты, устроим инкубаторы для детей: одни будут их плодить, другие воспитывать… Это же полностью разрушает институт семьи.

Демографические процессы и разрушение семьи, мне кажется, связаны напрямую. На сегодняшний день, наверное, нет более острой проблемы, чем эта.

Коррупция и прочее – да, это большие проблемы, но сегодня под вопросом само наше существование. Считаю, что только через развитие каждой нации, проживающей на территории России, мы сможем и поддержать наши традиции, и сохранить тот мир, который издревле был на нашей земле, хотя не обходилось и без локальных эксцессов. Но если даже в одной семье не удается полностью избежать конфликтов, то что уж говорить о такой семье, как Россия?

У нас пока однополые семьи не распространены, но все так быстро перенимается с Запада – все подряд оттуда тащим. Это заведет нас в тупик, в том числе и экономический.

С нашей стороны тоже есть упущение – слишком формализовано проходили таинства крещения, венчания

Почему распадается семья? Брак перестал рассматриваться как Богом данный. Живут без благословения, даже без регистрации. Свобода! А о детях при этом не думают. Расходятся и начинают разрывать ребенка. Кто из такого ребенка может вырасти, когда изначально у него понятие о семье негативное, не формируется ответственность за своих близких? Как ответная реакция – дети, повзрослев, о родителях не будут думать, так семья и разваливается. И это цепная реакция…

  • И как быть?

– Надо возвращаться к семейным традициям. Внимательно их проанализировать и понять. Они не случайные. Почему, например, раньше до свадьбы старались узнать о родственниках с обеих сторон? Запрещалось сочетаться браком с родственниками до седьмого колена. Это имеет научно доказанное объяснение: потому что накапливаются «родовые» болезни, велика вероятность рождения неполноценных и ущербных детей. Законы генетики никто не отменял.

Брак – он на всю жизнь, он благословлялся Церковью, тогда и ответственность друг перед другом другая.

В том, что происходит сегодня с семьей, и с нашей стороны есть упущения – слишком формализовано проходили таинства Крещения, Венчания. Сегодня мы пересматриваем это. Проводим беседы с молодыми перед тем, как венчать их, рассказываем о православных семейных традициях, о том, какие обязательства друг перед другом появляются, говорим о правильном выстраивании отношений с родителями, детьми. Если наша молодежь начнет более серьезно подходить к браку, тогда еще есть надежда сохранить себя как народ.

Ирина Кравцова

Похожие сообщения

5 комментариев Владыка Назарий. У церкви и государства народ один

  1. Семен:

    Церковь далека сегодня от своего народа, разве только идет в народ за деньгами!

  2. Feomeow:

    «церковь при своем пищеваренье глотает государства, города и области без всякого вреда. Нечисто или чисто то, что дарят, она ваш дар прекрасно переварит».

    • Марина:

      Отлично написано! А автор кто?

      • Дарья:

        А церковь при своем пищеваренье
        Глотает государства, города
        И области без всякого вреда.
        Нечисто или чисто то, что дарят,
        Она ваш дар прекрасно переварит».

        И. Гете, «Фауст» (пер. Б.Л. Пастернака)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх
X