Деловая встреча, переговоры

Факторинговая неопределенность

Дата Окт 9, 18 • Нет комментариев

Давно ожидаемое рынком событие – открытие госконтрактов для факторинга – окажет умеренное влияние на показатели...
Pin It

Главная » Журнал «Управление Бизнесом» №43 » Факторинговая неопределенность

Давно ожидаемое рынком событие – открытие госконтрактов для факторинга – окажет умеренное влияние на показатели рынка по итогам года, однако в перспективе эта ниша способна стать драйвером взрывного роста.

По данным Ассоциации факторинговых компаний (АФК) России, совокупный факторинговый портфель рынка на 1 июля 2018 года составил 427,4 млрд рублей, что на 37% выше, чем в аналогичном периоде прошлого года. Объем выплаченного финансирования в первом полугодии 2018-го исчислялся около 1,1 трлн рублей (плюс 43%). Количество профинансированных клиентов в январе – июне 2018 года составило 4400 компаний (привлечено 864 новые компании), количество переданных ими дебиторов – 7800 (в том числе 1044 новых). Число клиентов год к году снизилось на 2%, число дебиторов – на 11%. В целом продолжается тенденция 2017 года: объемы рынка растут, количество клиентов падает.

По данным рейтингового агентства RAEX, после санации частных банков из топ-10 доля государства в факторинге (имеются в виду факторинговые подразделения / дочерние компании банков с госучастием. – Прим. ред.) выросла за 2017 год почти в 2 раза, с 34 до 60%. Однако с открытием госконтрактов для факторинга возможное поле деятельности существенно расширяется. Так, по статистике электронной торговой площадки «РТС-тендер», рынок госзакупок в 2017 году достиг объема в 36,5 трлн рублей, а число сделок превысило 4 млн

Налетай?

С 1 июня вступили в силу изменения в Гражданский кодекс, согласно которым стал возможен факторинг по контрактам, заключенным на торгах государственными компаниями и бюджетными организациями для закупок товаров и услуг. Строго говоря, факторинг применительно к государственным закупкам был теоретически возможен и ранее, но в силу действия определенных законодательных норм (например, старой редакции п. 7 ст. 448 ГК РФ) госзаказчик мог оспорить факт уступки дебиторской задолженности, уточняет директор по банковским рейтингам «Эксперт РА» Владимир Тетерин.

– Соответственно, с принятием поправок снижаются указанные риски для факторов и открывается долгосрочный потенциал для освоения ниши, в рублевом выражении измеряемой десятками триллионов рублей, – добавляет он.

Таблица

Действительно, ранее Министерство финансов России неоднократно указывало, что передача денежных прав требования фактору технически невозможна из-за особенностей бюджетного регулирования и создает для госзаказчика дополнительные риски – например, уплату не тому лицу или невозможность предъявить претензии по качеству.

– С точки зрения существа вопроса такие опасения явно надуманны, если учесть, что уступается только денежное требование, а за поставщиком сохраняются все иные обязанности, включая гарантию качества, – полагает руководитель аналитического направления аудиторско-консалтинговой группы «Прайм Эдвайс» Татьяна Терещенко. И несмотря на позиции Федеральной антимонопольной службы (ФАС) и Минэкономразвития, прямо противоположные позиции Минфина, отсутствие единства мнения у регулирующих инстанций создавало реальные сложности для применения факторинга в госзакупках. Вместе с тем на данный момент изменения внесены в Гражданский кодекс, но не в № 44-ФЗ, продолжает Татьяна Терещенко.

Между тем в соответствии с п. 2 ст. 34 Федерального закона № 44-ФЗ при заключении и исполнении контракта изменение его условий не допускается, за исключением случаев, предусмотренных законом. А согласно п. 5 ст. 95 Федерального закона № 44-ФЗ при исполнении контракта не допускается перемена поставщика (подрядчика, исполнителя), за исключением случая, если новый поставщик (подрядчик, исполнитель) является правопреемником поставщика (подрядчика, исполнителя) по такому контракту вследствие реорганизации юридического лица в форме преобразования, слияния или присоединения.

Формально это значит, что платить госзаказчик может только по реквизитам, указанным в контракте. Учитывая, что принятые изменения в ГК усиливают защиту фактора от возможных претензий должника по возврату уплаченных финансовому агенту сумм в случае неисполнения клиентом своих обязательств по договору с должником – такое требование может быть предъявлено должником исключительно клиенту, – ситуация еще более усугубляется.

– Пока мы не видим прецедентов, где государственные дебиторы были бы готовы открыто идти на подписание уведомления, верификацию и полноценную работу по факторингу, – подтверждает Павел Шишов, директор по продажам факторинга Альфа-Банка (банк занимает второе место по факторинговому портфелю, по данным АФК).

Учитывая, что госзаказчики являются достаточно негибкими партнерами в процедурных вопросах, одним из решений, по мнению АФК, станет выработка общего для рынка документа – хотя бы инструкции или методических рекомендаций для заказчиков.

Масштаб важен

Опрошенные эксперты разошлись во мнении, кто станет основным клиентом по направлению госфакторинга – малый, средний или крупный бизнес. Согласно опросу, проведенному RAEX в 2017 году, 29% респондентов из числа руководителей факторинговых компаний полагали, что драйвером рынка госфакторинга будут сделки с клиентами в сегменте крупного бизнеса; 56% топ-менеджеров склоняются к тому, что спрос на факторинг вырастет со стороны МСБ, но 39% считают, что данные изменения смогут воздействовать на рынок только при условии повышения участия МСБ в госзакупках.

По данным RAEX, за 2017 год 76% клиентов факторинговых компаний относились к крупному бизнесу и 24% – к малому и среднему. В целом примерно такое соотношение сохранялось на протяжении последних пяти лет. В данной связи Владимир Тетерин закономерно полагает, что в силу структурных особенностей как рынка госзаказов, так и рынка факторинга наибольший прирост факторинговому сегменту могут дать крупные компании.

– Хотя массовый перевод МСБ-подрядчиков одной-двух госкорпораций на факторинг также может сильно отразиться на объемах, – дополняет он.

Руководитель консультационного департамента «Прайм Эдвайс» Руслан Мухаметшин, напротив, считает, что крупный бизнес, скорее всего, не будет пользоваться факторингом по госконтрактам, в том числе в силу «политической» составляющей.

Рынок найдет баланс между рядом крупных госзаказчиков, с одной стороны, и факторинговыми компаниями при банках с госучастием – с другой

– Использование факторинга будет указывать на проблемы с оборотными средствами. Да и гораздо проще договориться об ускорении платежа с заказчиком, о большем размере авансирования работ или просто взять кредит, обеспеченный поступлениями по контракту, что почти наверняка выйдет несколько дешевле факторинга и не привлечет особого внимания, – добавляет Руслан Мухаметшин.

– На текущий момент значимый спрос на продукт предъявляют в первую очередь поставщики сегмента малого и среднего бизнеса – просто потому, что доступ к иным кредитным инструментам, особенно залоговым, для них затруднен. Думаю, первые клиенты [по госфакторингу] будут относиться именно к сегменту МСБ, а далее, в случае создания необходимой инфраструктуры, безусловно, госфакторинг будет доступен и для крупных поставщиков, – отмечает председатель правления АФК и генеральный директор «Открытие Факторинг» Виктор Вернов. По его словам, удорожание поставки либо услуги при стандартной отсрочке в диапазоне от 30 до 90 дней составит от 1 до 3–4%.

– С момента вступления в силу новой редакции прошло не так много времени. Мы к изменениям готовились больше полугода, и некоторые нормы тестировались на новых договорах. В нашем сегменте работы с субъектами МСП существенной обратной связи мы не получили. Продолжаем максимально учитывать мнение контрагентов и собирать информацию. Также мы развиваем несколько проектов в сфере госфакторинга и видим, что им заинтересовались в госсекторе, что позволяет надеяться на серьезное увеличение количества сделок, – добавляет нотку оптимизма директор дирекции факторингового обслуживания МКК «СимплФинанс» Сергей Авдюхин.

Достаточно серьезное подспорье в доступности госфакторинга для МСБ могла бы оказать единая электронная площадка, в том числе для целей уступки предпринимателями своих задолженностей факторам. Отметим, что такая площадка упоминается в Стратегии развития малого и среднего предпринимательства до 2030 года.

МСБ заинтересован в факторинге как в источнике ликвидности, а готовность крупного бизнеса к оплате сопутствующих услуг факторов пока недостаточно изучена

«Клиенты малого и среднего бизнеса заинтересованы в факторинге в первую очередь как в источнике ликвидности, а готовность крупного бизнеса к оплате сопутствующих услуг факторов пока недостаточно изучена», – указано в аналитическом отчете АФК по итогам первого полугодия 2018 года.

Если же идти вглубь ситуации, то она обрастает неоднозначными моментами. Так, снижение маржинальности факторингового бизнеса уже увеличило склонность факторов к риску. По итогам 2017 года доля факторинга без регресса выросла за 2017 год на 10 п. п., с 36 до 46%. По данным АФК, а за первое полугодие 2018 года доля активов по договорам без права регресса составила уже 63,7%. При этом у первой пятерки лидеров безрегрессного факторинга (ВТБ Факторинг, Сбербанк Факторинг, Альфа-Банк, ГПБ-Факторинг, Группа Росбанк) показатель колеблется от 63 до 97%. Казалось бы, для финансирования госзаказа логично применять именно безрегрессный факторинг в силу бесспорной надежности заказчика. Но практика, как всегда, неоднозначна.

– По нашим ощущениям, деньги вовремя не получает каждый третий подрядчик по госконтрактам, а среди мелких субподрядчиков этот показатель еще больше, есть и случаи банкротств. Мелкие компании не имеют ресурсов бороться, поэтому и до исков далеко не всегда доходит. Часто работа ведется за счет кредитов в надежде, что раз это работа для госзаказчика, то он точно оплатит, – рассказывает генеральный директор «Юридического бюро № 1» Юлия Комбарова. – У нас есть клиент, участвующий в строительстве на Байконуре, ему должны около 50 млн рублей. Сейчас мы проводим для него процедуру банкротства. Стандартная схема: заказчик кидает 30% оплаты генподрядчику, тот делится с подрядчиком. После того как деньги кончились, подрядчик платит за работу «из своих», рассчитывая на оплату после окончания работ. Но заказчик начинает придирки по срокам сдачи и качеству заказа, в худшем случае инициирует проверки и уголовные дела на подрядчиков.

По словам Юлии Комбаровой, на рынке знают о таких случаях, но в отсутствие заказов берут и такие рискованные контракты.

– Государственные заказчики четко расплачиваются по контрактам: если ты выполнил все работы и закрыл все закрывающие документы, то оплата придет тогда, когда и должна, – возражает генеральный директор Первой мебельной фабрики Александр Шестаков. – Конечно, есть структуры, которые платят с большими отсрочками – но об этом все знают и, подписывая такой контракт, рассчитывают на свои силы.

Участники рынка видят два сценария проникновения факторинга в госзаказ: либо постепенное и точечное, либо с использованием единой платформы

Ввиду вышеизложенного с большой долей вероятности можно сделать вывод, что рынок госфакторинга найдет баланс между рядом крупных госзаказчиков, с одной стороны, и факторинговыми компаниями при банках с госучастием – с другой. Это косвенно подтверждают слова начальника банковского управления АКБ «Металлинвестбанк» Александра Прохорова:
– Наиболее острый момент, который стоит обсуждать открыто, на наш взгляд, – это сложность взаимодействия факторов с определенными дебиторами, которые в силу своей внутренней политики отказываются от применения факторинговых схем по контрактам со своими поставщиками или вынуждают своих поставщиков обращаться к тем или иным факторам, с которыми дебиторы предпочитают работать, тем самым не оставляя поставщикам права выбора оптимальных условий по факторингу для своего бизнеса. Дебиторы ссылаются на существование некоего списка факторов, в рамках которого они выбирают того или иного фактора для рекомендаций своим поставщикам при переходе на факторинговую схему.

Несмотря на то что комментарий относится к рынку в целом безотносительно госфакторинга, вполне логично ожидать подобной схемы и в этом сегменте.

Начало марафона

По сложившейся практике значимые изменения на финансовых рынках идут эволюционно, процесс занимает длительное время, говорит Виктор Вернов. Процедура внесения необходимых изменений в законодательство при активном участии как Ассоциации факторинговых компаний, так и общественных организаций, таких как «ОПОРа России» и «Деловая Россия», заняла несколько лет.

В свете открытия госфакторинга участники рынка видят два сценария, рассказывает Виктор Вернов:
– Первый – постепенное и точечное проникновение факторинга в госзаказ. Закрепляется этот прогресс в том числе соглашениями о порядке применения факторинга с крупными заказчиками – на текущий момент подобные соглашения подписаны между Ассоциацией факторинговых компаний и госкорпорацией «Росатом», а также с ПАО «Россети». При реализации такого сценария прирост рынка за счет госфакторинга будет в пределах 15–20% на горизонте до трех лет.

Альтернативный сценарий может реализоваться с использованием единой платформы для обработки дебиторской задолженности и формирования инфраструктуры для финансирования поставщиков. Подобная практика реализована в Италии, где под эгидой министерства экономического развития и министерства финансов действует платформа для регистрации задолженности по госконтрактам и перевода ее в статус цифрового актива. Подобный подход будет означать гораздо более высокие темпы развития рынка факторинга, вплоть до его удвоения в объемах на трехлетнем горизонте.

Татьяна Макурова

Похожие сообщения

Комментарии закрыты.

Наверх