Сергей Коршунов

Органика в законе

Дата Окт 5, 18 • Нет комментариев

Более четверти производителей готовы переходить на органическое сельское хозяйство при гарантированном рынке сбыта....
Pin It

Главная » Журнал «Управление Бизнесом» №43 » Органика в законе

Более четверти производителей готовы переходить на органическое сельское хозяйство при гарантированном рынке сбыта.

Государственная дума во втором чтении приняла закон о производстве органической продукции. Этого документа участники агропромышленного комплекса страны ждали много лет, особенно активно он обсуждался последние три года. Пока закон носит рамочный характер, но председатель Правления Союза органического земледелия Сергей Коршунов уверен, что даже в таком виде закон поможет развитию рынка органической продукции.

– Что это такое – «органическая продукция»? Чем она отличается, например, от фермерской, которая тоже позиционируется как натуральная?

– Главный принцип органического сельского хозяйства сформулирован Международной федерацией движения за органическое сельское хозяйство IFOAM – это здоровье почв, экосистем и людей. Для этого существуют строгие стандарты производства, которое обязаны соблюдать все производители. Все органические производители в обязательном порядке проходят процедуру специальной сертификации и получают документ, подтверждающий, что они произвели продукцию действительно с соблюдением всех правил: юридический статус «органик».

Органическая продукция производится с минимально возможным антропогенным фактором, подразумевает полный отказ от химических средств защиты и удобрения растений – повышение плодородия идет либо с помощью органических удобрений, либо через применение правильного севооборота.

ОвощиВ органическом животноводстве антибиотики возможны только для лечения животных, и на это время они должны быть изолированы. Кроме того, органическое животноводство и птицеводство подразумевают беспривязное содержание и большие площади для животных и птицы.

Эти принципы начали формироваться еще в 1920-е годы, в их основе лежит защита окружающей среды, а также необходимость справедливого определения цены. Тогда органика развивалась как ответ мелких товаропроизводителей на большие поставки продукции из Южной и Северной Америки. Ее последователи исходили из того, что не могут соперничать с латифундистами по себестоимости и объемам производства, но могут – по качеству.

Что же касается фермерской продукции, то ее статус ничем не подтвержден. Это декларация. Торговые сети подчас просто используют «моду» на натуральные здоровые продукты, и на полках полно псевдофермерской продукции. Но мы видим, что это уходящий тренд – потребители все меньше доверяют такой продукции.

– Зачем нужен специальный закон для органической продукции?

– Закон необходим в первую очередь тем производителям, которые ориентированы на органическое производство. После его принятия само понятие «органическая продукция» наконец-то появится в правовом поле. В документе прописано определение органики, требования к производству, сертификации и т. д. Благодаря этому предприятия получат, например, полноценную возможность экспорта. А это важно, потому что в последние несколько лет при экспорте были сложности с Россельхознадзором. Дело в том, что органическая продукция не проходит фумигацию (уничтожение вредителей и возбудителей болезней растений путем обработки ядовитыми парами или газами – фумигаторами. – Прим. ред.), а для зерна это необходимо, тем более когда речь идет об экспорте. Если все-таки приходится проходить фумигацию, то продукция теряет статус органической. Сейчас это противоречие будет разрешено.

Закон также дает возможность отделить добросовестных производителей от недобросовестных, которые используют название «органический» как всего лишь маркетинговый ход. Теперь такую маркировку смогут размещать только те предприятия, которые прошли официальную сертификацию, соответствующую ГОСТу. Появится единый государственный реестр сертифицированных производителей, единое графическое изображение органической продукции, которое потребители смогут сразу отличить.

В ближайшее время стоит задача гармонизировать наши органические стандарты с европейским, потому что он более продуманный, прозрачный и жесткий. Например, в части содержания неорганической составляющей в продукции. У нас разрешено до 5% неорганического сырья, а в Евросоюзе только 2%. Также европейскими правилами более четко прописаны требования по средствам защиты растений, которые допустимы при органическом производстве, это формализовано и понятно для сельхозпроизводителей.

Проблема в том, что европейские биологические средства защиты и повышения плодородия в России не разрешены, поскольку Россельхознадзор не проводил их проверку. После принятия закона мы обратимся с просьбой о сертификации этих средств. Это очень важно для экономики предприятий, которые занимаются органическим производством.

– На какие меры государственной поддержки рассчитывают производители органической продукции?

– Мы предлагаем ввести погектарную поддержку на переходный период – не менее 2000 рублей на 1 га, а также снизить или вообще отменить платеж за негативное воздействие на окружающую среду. Органические производители работают по замкнутому циклу и отрицательного воздействия на экологию не оказывают, это устойчивое производство. Особенно такой платеж бьет по животноводам.

Кроме того, надо компенсировать производителям затраты на сертификацию. Сейчас ее стоимость составляет от 300 000 до 1 млн рублей, и проходить ее необходимо ежегодно. Для небольших компаний это существенные затраты.

– Выгодно ли производителям заниматься органикой? Учитывая, что урожайность невысока, а риски ощутимы…

– Мы проводили исследование, и оно показало, что более четверти производителей готовы переходить на органическое сельское хозяйство при гарантированном рынке сбыта. Конечно, экономика в таком производстве другая. В среднем себестоимость выше на 35–40% по растениеводческой продукции; по мясному и молочному разница может быть 10–15%, по яйцу – вдвое, поскольку вольное содержание птицы подразумевает высокие затраты. Но и на прилавках цена на органику выше примерно на 30–50%. Хотя в России эта разница может быть и 300%, потому как сети делают высокую и часто необъяснимую наценку.

Между тем исследование рынка, которое проводили наши датские коллеги, показало, что для потребителя комфортна разница в цене не более 20%, иначе он не понимает, за что переплачивает. Кстати, по этой причине не производится органическая свинина – если следовать при выращивании свиней всем принципам органики, то она получается очень дорогой.

Появится единый госреестр сертифицированных производителей, единое графическое изображение органической продукции, которое потребители смогут сразу отличить

– Какова доля органики в общем объеме российского рынка сельхозпродукции? Будет ли она расти, и если да – то за счет чего?

– В России органическая продукция составляет менее 0,3% от общего объема рынка, включая импорт. В деньгах это около 120 млн долларов.

Динамику рынка оценить сложно, поскольку у нас нет определения такой продукции. Она никак не выделена в отдельную товарную группу, чем и пользуются недобросовестные маркетологи, которые лепят маркировку «органика» на любой продукт. Когда будет принят закон и разработаны подзаконные акты, мы сможем оценивать рынок уже точнее.

Тем не менее органическая продукция есть на полках в наших сетях. И там, где ее позиционируют как имеющую конкурентные преимущества перед аналогичной товарной группой, она продается активнее вне зависимости от ценовой категории. Например, о росте спроса говорят в «Азбуке вкуса» и «Ашане». Если же такая продукция никак не выделена, то и спроса нет: «Магнит» и Х5 роста продаж не видят.

– Много ли сегодня в России производителей, занимающихся органикой?

– Из общего объема пахотных земель в стране сертифицированы как органические по международным стандартам всего 0,12%. К сфере растениеводства относятся 20 хозяйств, животноводства – 5, дикоросов – 14, производства алкогольной продукции – 1, переработки – 2.

– Что дает сертификат производителя органики? И растет ли количество выданных сертификатов?

Козел– Главной особенностью органического сельского хозяйства является иная система контроля, при которой независимыми контролирующими органами, в том числе личным посещением инспектора минимум раз в год, проверяется весь жизненный цикл производства: семена, почва, оборудование, техника, средства защиты, корма, склады, переработка, транспортировка, хранение. Каждое действие фиксируется в документах. Весь жизненный цикл продукции и проверки прозрачен как для контролирующих органов, так и для потребителей. Это принципиальный момент, устоявшаяся мировая практика с 1970-х годов. Именно строгий контроль позволяет производителям органики получить надбавку по цене за гарантию качества.

Производитель, который прошел контроль, получает сертификат. Сертификацией занимаются независимые органы, которые должны быть аккредитованы на деятельность по органическим стандартам. А стандарт определяется исходя из рынка сбыта: куда продукцию продаешь, по таким стандартам и сертифицируешь.

Среди членов нашего Союза есть и сертифицирующие органы: международный «Контрол юнион сертификейшенс» и Экологический союз сертифицируют по европейским и американским стандартам; «Росорганиксерт» – по российским стандартам в системе добровольной сертификации. У Экологического союза есть частный органический стандарт «Листок жизни», один из первых в России, который признала Финляндия.

Сельхозпроизводители обращаются в орган по сертификации и проходят переходный период от традиционного к органическому сельскому хозяйству, который длится около трех лет в растениеводстве и одного года – в животноводстве. Все это время продукция носит статус «конверсионная», а «органической» она станет только после получения сертификата.

За последние три года количество тех, кто получил сертификаты, особенно не выросло. Сейчас их выдано примерно 70. Но действующие хозяйства развиваются, особенно те, кто работает на экспорт, они наращивают площади и объемы производства. Такие компании есть в Саратовской, Воронежской областях, Краснодарском крае.

Думаю, количество желающих пройти сертификацию будет расти, потому как европейская сертификация очень дорогая, а российская раз в 10 дешевле. Это делает ее более доступной, в том числе и для мелкого производителя. Кстати, закон подразумевает создание реестра производителей органики, в котором можно будет проверить, действительно ли производитель легален. Пока не создан единый государственный реестр, Союз органического земледелия совместно с нашим партнером ФГБНУ «Россельхозцентр» создали реестр, который находится в открытом доступе. Попасть туда бесплатно могут все сертифицированные органические производители, которые предоставят соответствующие документы.

– Как происходит экспорт органического продукта?

– Свою продукцию в настоящее время экспортируют 16 российских органических хозяйств, в том числе члены Союза органического земледелия. К примеру, компания «Сибирские органические продукты» не только сама выращивает, но и является крупнейшим трейдером по зерновым, масличным и бобовым органическим культурам. Компания «Арома-трейд» экспортирует эфиромасличную продукцию.

Мировой рынок органики оценивается в $100 млрд в год и может вырасти вдвое. Это открывает для российских игроков огромные возможности экспорта

Наши производители предъявляют свои сертификаты, которые получили от европейских компаний в соответствии с их регламентом. На границе продукция проверяется, и только после этого выплачивается премия от получателей за органику.

– Проверяется ли так же и ввозная органическая продукция?

– Ввозная продукция никак не проверяется, и снова по причине того, что у нас нет закона, а значит, нет и официального статуса такой продукции. Есть недобросовестные импортеры, которые активно этим пользуются: наклеивают несуществующие сертификаты для поклонников здорового образа жизни. Так на полках появляются якобы органические мюсли, батончики и другая продукция: на нее просто вешают евролисток с идентификатором, который не принадлежит никакой компании. Такая продукция может быть неорганической и вообще фасоваться в Китае или Подмосковье.

Часто получается так, что мы экспортируем сырье, а обратно завозим готовый продукт. «Почему сами не перерабатываем?» – спросите вы. Опять же из-за отсутствия закона и технологии, подтверждающей происхождение продукции. Отсюда и отсутствие доверия у потребителя. Хотя переработка – перспективное направление, которое позволяет получить хорошую маржинальность.

– А что представляет из себя европейский рынок органической продукции?

– В таких странах, как Дания, Германия, Австрия, доля органики составляет 12–15%. А, например, в Италии и Испании – 3–4%. Это узкий сегмент, не надо думать, что завтра все будет органическим. Но в Европе спрос на такие продукты растет на 10–15% в год. Возможно, потому, что там уделяют большее внимание экологии и здоровому образу жизни.

МагазинСейчас это рынок производителя. В Европу везут продукцию из Африки, Южной Америки, Индии. В целом же мировой рынок органической продукции оценивается в 100 млрд долларов в год и может вырасти в среднесрочной перспективе вдвое. Это, кстати, открывает для российских игроков огромные перспективы экспорта. Внешний рынок очень комфортный, хотя в первую очередь нам нужно развивать внутренний. Кроме того, рядом с нами Китай, который считает исторически более здоровой продукцией именно нашу.

После принятия закона у органической продукции появятся ОК ВЭД и ТН ВЭД (Общероссийский классификатор и Товарная номенклатура внешнеэкономической деятельности. – Прим. ред.), тогда мы сможем оценить объем и потенциал экспорта. Думаю, на протяжении 10 лет рынок насытится, и нам надо к тому времени уже завоевать на нем свои позиции.

– Как вы в целом оцениваете перспективы развития органики в России?

– Чтобы сформировать этот рынок, надо пройти серьезный длинный путь. Это горизонт планирования как минимум в 7 лет. У нас органикой занимаются 70 хозяйств, а, к примеру, на Украине – 1600, в Литве – 2000. Украина работает в этом направлении с 2009 года, когда там появился соответствующий закон. У них нет 15%-й пошлины на ввоз органики в Евросоюз – она идет вне квот. Украинским производителям выгодно этим заниматься и экспортировать. Не думаю, что мы сможем рассчитывать на такие же преференции, потому как Украина все же ближе к основному потребителю – странам Европы. Но задача достичь такого же количества органических хозяйств, как в соседней небольшой Литве, вполне для нас реальна. Тем более в России становится все больше поклонников здорового образа жизни, родители предпочитают покупать для детей именно органические продукты, в которых гарантированно нет антибиотиков, гормонов роста, пестицидов, ГМО и пищевых добавок.

Потенциально рынок российской органической продукции для стран ЕС оценивается в 130 млн долларов, для мирового рынка органической продукции – 290 млн долларов. Риском данного рынка является ухудшение политической обстановки. Ограничивающий фактор в том, что для нас это пока только рынок сельскохозяйственного сырья – с продуктами переработки и готовой продукцией нас не ждут. По единодушному мнению экспертов, внутренний рынок имеет больший потенциал.

Мы сейчас проходим нормальный путь, по которому шли все страны-производители. Массово органика не производится нигде, но заметное место на рынке занимает.

Елена Шулепова

Комментарии закрыты.

Наверх