Юлия Солдаткина

Искусство кройки и шитья

Дата Июл 30, 18 • Нет комментариев

Юлия Солдаткина: я иногда даже не знаю, кто я – продавец тканей или психолог? В провинцию мало-помалу проникают модные...
Pin It

Главная » Журнал «Управление Бизнесом» №42 » Искусство кройки и шитья

Юлия Солдаткина: я иногда даже не знаю, кто я – продавец тканей или психолог?

В провинцию мало-помалу проникают модные столичные форматы: насмотревшись на примеры Петербурга и Москвы, молодые предприниматели открывают в небольших российских городах кофейни, барбершопы, крафтовые мастерские и шоурумы. Юлия Солдаткина, задумывая «Швейную лавку Julia», создавала в родном Пскове не очередное ателье, а «теплое и ламповое» место для общения единомышленниц. В интервью «Управлению бизнесом» Юлия рассказала о проблемах с кадрами, планах по созданию собственных коллекций одежды и о том, зачем нужна детская школа кроя.

– Почему именно швейная лавка? Умеете и любите шить?

– Да, всегда, сколько себя помню, была с ножницами: вырезала цветочки из маминых платьев и делала из них аппликации, срезала кисти со скатерти, сидя под столом…

Многие сегодня, к сожалению, часто руководствуются принципом «и так сойдет!». А у нас каждое изделие создается с любовью, и эта энергетика – чувствуется

Мы жили в центре города, бабушка работала на швейной фабрике «Псковитянка», дома все время было много тканей, обрезков. А еще бабушка постоянно пела в каких-то фольклорных ансамблях и сама шила костюмы, кокошники – всю эту красоту. И я видела, как это все делается.

После восьмого класса даже решила подавать заявление в швейное училище, но мама разубедила: «Нет, только высшее образование, только педагогика!» В итоге я окончила пединститут, факультет дошкольного образования, работала воспитателем. А потом пошла в торговлю – 10 лет отработала в известном псковском магазине модной одежды. И очень благодарна этим годам: могла видеть в буквальном смысле слова изнанку изделий всех брендов, рассмотреть, как все это сшито.

Параллельно продолжала шить и себе, и подружкам, их мамам. В один прекрасный день это превратилось в бизнес: вдвоем с еще одной девушкой мы арендовали колясочную и запустили там мини-шоурум. И тут я поняла, что уперлась в потолок – катастрофически не хватает знаний: ведь надо шить не только 42–44-й размеры, но и большие, и меньшие. А я – самоучка,не владеющая кроем. Бабушка-то, которая меня всему научила, была не закройщицей, а швеей, и мы с ней шили так называемым немуляжным способом: это когда берешь вещь, разрезаешь ее на детали, потом копируешь и воспроизводишь. А чтобы шить с нуля, надо знать моделирование, крой. Так что пришлось пойти поучиться на годичные курсы в швейное училище.

– Получается, все-таки сбылась мечта, которая не реализовалась после восьмого класса? А кто еще на этих курсах с вами учился?

Нитки

(Чтобы увеличить, кликните на изображение)

– В группе были разные люди. Кто-то учился просто для себя, кто-то – уже работая в ателье. Но в основном профессиональные портнихи, которым нужно было освоить крой. Это ведь сейчас все универсалы, а раньше каждый сидел на своей операции: швея, закройщик, портной…

– Как в итоге вы пришли к идее открыть собственное ателье?

– Уже после того, как я окончила курсы, муж сказал: «Давай, рискни, ты ведь все равно все время шьешь».

– Решение «рискнуть» далось легко?

– В общем-то, да. Взяли миллион рублей в кредит на оборудование, аренду и ремонт помещения. И в марте 2017 года приступили к работе.

– Это был кредит «на срочные нужды» или заем для малого бизнеса?

– Кредит. И, честно говоря, получить его помогли родственники-пенсионеры – нам с мужем банки отказывали.

– Удалось уложиться в миллион?

– Да, но многое делали сами. Я сразу же решила отказаться от стандартного торгового оборудования. Так что мебель, стеллажи и тому подобные вещи изготовили мои братья – благо они это умеют. Вообще родные мне очень помогли.

А вот производственное оборудование купила только новое: раз уж начинать с нуля, то на самомлучшем. У нас есть практически все машины, необходимые для швейного дела. Только скорняк, с которым я сотрудничаю, работает в собственной домашней мастерской.

– Сколько времени потребовалось на запуск ателье?

– Всего около двух с половиной месяцев: арендовали помещение рядом с домом, пригласили дизайнера, сделали ремонт, закупили оборудование и ткани. Помогло то, что у моего мужа уже есть солидный опыт в бизнесе: он 15 лет руководит рекламным агентством.

– Какие-то «подводные камни» обнаружились после открытия?

Швея

(Чтобы увеличить, кликните на изображение)

– Да, и в первую очередь – с подбором персонала. Оказалось, что подавляющее большинство людей, приходящих по объявлениям о найме на работу, не имеют долгосрочных планов, а просто хотят заработать «здесь и сейчас». У меня 12 человек за год сменилось.

– И в чем же главная причина?

– Через ателье за день проходит большое количество людей, они волей-неволей отвлекают от работы. Нужно много терпения. Если ты к этому не готов, если не любишь людей – уйдешь очень скоро.

– С кем же в итоге вы работаете?

– Вначале была одна, потом взяла четырех девушек, с которыми мы вместе учились. Рассчитывала, что будет крепкая команда. Но вскоре начались проблемы: девушки полагали, что в ателье они на таких же правах, как и я, но вот аренду вместе со мной платить не хотели.

Сейчас у меня в штате три человека. И есть два надомника, хотя с ними очень неудобно работать: срывают сроки, не приходят на примерки.

– При таких проблемах с кадрами, может быть, проще самим учить будущих швей?

– Такая идея есть: к нам уже приходят молодые женщины, которые хотят научиться шить. Пока что ищем людей, готовых проводить мастер-классы. Тем более что в субботу и воскресенье ателье не работает: я считаю, что человек должен за выходные по работе соскучиться, и надо развиваться – книжки читать, в кино ходить. Так что в нерабочие дни Julia вполне может превращаться в школу. Несколько пробных уроков уже состоялось, но пока это только разовые акции.

И это что касается взрослых. А я ведь еще хочу открыть школу шитья и кроя для детей. Сейчас собираем для этого старые ручные машинки, чиним их. То, что девочек в школе толком шить не учат, очень печально. К нам мамы приходят, приносят передники, юбки, платья, которые их дочери «создают» на уроках домоводства: такое впечатление, что это ногами сшито – так их обучают.

Платья

(Чтобы увеличить, кликните на изображение)

Мой десятилетний сын, рассказывая, как у них в школе снимали для презентации видеоролик «Девочки шьют», спросил: «Мам, а на ком жениться-то?! Я троим нитку в иголку вдевал, они ж ничего не умеют!»

– Сами по-прежнему шьете?

– Да, правда, только по ночам, потому что днем все машинки в ателье заняты. Так что, как только лавка закрывается, «просыпается мафия».

– Планируете нанимать еще сотрудников?

– Предпосылки для этого, конечно, есть: заказов много, у каждого сотрудника в работе одновременно по 5–6 платьев, юбок, брюк. Надо расширяться, но мне не найти мастеров – не каждый вписывается в нашу концепцию.

– А как вы для себя эту концепцию формулируете?

– В первую очередь – качество. Многие сегодня, к сожалению, часто руководствуются принципом «и так сойдет!», не хотят делать свою работу хорошо. От швей, работающих в других ателье, не раз слышала: «Как же я ненавижу платье, которое сейчас шью!» А у нас каждое изделие создается с любовью, и эта энергетика – чувствуется.

– «Энергетика изделия» – звучит несколько абстрактно, не находите?

– Не скажите. Знаете, к нам иногда приходят профессионалы со швейной фабрики, которая расположена неподалеку, и говорят: «Это же неправильно сшито, все не так, не по канонам». Но заказчику-то вещь нравится, она на нем «сидит».

– А зачем вас «инспектируют» специалисты с фабрики?

– Просто приходят посмотреть на нас и нашу работу. Мы для них, конечно, не конкуренты: там совсем другие объемы производства, да и специализируется фабрика в основном на мужской одежде. Зато к нам, например, может прийти сотрудница из администрации фабрики, чтобы заказать платье для себя.

– Конкурентов у вас много?

– Отвечу простым примером: в квартале от нас находится четырехэтажный торговый центр. В нем – четыре ателье, по одному на каждом этаже.

Джинсы

(Чтобы увеличить, кликните на изображение)

Это сказывается на нашей ценовой политике: мы пока не можем выставлять высокий ценник – у нас платья от 2500 рублей. Люди должны к нам привыкнуть, все-таки год для ателье – очень мало.

– Как скоро рассчитываете окупить вложения?

– Обычно срок окупаемости для ателье – пять лет. Но я рассчитываю, что нам хватит двух. Пока же вся наша чистая прибыль (за вычетом зарплат сотрудников, а они у меня получают 50% от стоимости заказа, и расходов на материалы) уходит на погашение кредита и выплату аренды.

– Помимо бюджетных цен и «позитивной энергетики», чем еще вы отличаетесь от конкурентов?

– Мы шьем из любых тканей, даже самых сложных, беремся за любой крой. Мне очень нравятся итальянские ткани. Но я принципиально привожу отрезы не более чем по 3 м – только на одно платье, чтобы сшитый из этой ткани наряд был в городе единственным. Лучше уж привезти массу артикулов, но с разными принтами.

Подбор фурнитуры у нас очень тщательный – к каждому платью заказываем соответствующие нитки, а ведь многие этим вообще не заморачиваются.

– Где закупаете «расходники»?

– Езжу в Петербург, смотрю, выбираю. Ну и кроме того, о нас начинают узнавать, предлагают нам что-то на пробу. Мы «хватаемся» за все необычное, нам это нравится.

Вокруг меня стали собираться люди, которые занимаются похожим делом: кто-то шьет нижнее белье, кто-то делает броши, кто-то вяжет сумки, кто-то – тапки. Раньше я даже не знала о существовании этих мастеров. Сидела в своей «норе», шила. А теперь у нас есть общая площадка, которая, кстати, и клиентов тоже притягивает.

Иногда даже не знаю, кто я им: продавец тканей или психолог? Приходят, рассказывают про себя, потом говорят: «Все, стало полегче, мы пошли».

– Судя по всему, закупка тканей полностью лежит на вас. Это же наверняка отнимает много времени. Нет желания переложить часть работы на ассистента?

– Проблема – найти такого человека: он должен в этом деле очень хорошо соображать. По тем же самым тканям мне надо будет его всему обучать.

Я ведь сначала смотрю фотографии на сайтах, потом еду на место – щупаю все руками, проверяю на сминаемость, даже поджигаю… Я как-то «чую» ткани, чувствую, что людям понравится, что с чем сочетается: вот привезла 13 артикулов – и все 13 продала.

– Как вы находите свою аудиторию, а она – вас?

– У меня очень много знакомых, которые появились благодаря работе в модном магазине. Некоторые до сих пор приходят ко мне перешивать брендовые вещи. Кроме того, я рассчитывала, что мои мастера приведут ко мне своих клиентов.

Мечтаю создать свою джинсовую коллекцию. Джинсы ведь любят все, а по-настоящему красивых джинсовых изделий мало

Используем мы и традиционные формы продвижения: раздаем флаеры, ведем странички в соцсетях. Наконец, люди находят нас по «сарафану».

Бывают и корпоративные заказы. Например, сшили форму для сотрудников одного большого ресторана восточной кухни. Или из театра пришли мальчишки – сшили им сценические костюмы.

– Нет желания не на заказ шить, а продавать готовую одежду?

– А мы, собственно, так уже и делаем. С прошлого года осталось некое количество тканей, я сказала сотрудникам: «Берите, фантазируйте, рисуйте эскизы, мы вместе все продумаем и сделаем». В итоге сшили платья, вывесили их в магазине: получилось что-то вроде шоурума. Люди приходят, меряют, покупают.

Я мечтаю создать свою джинсовую коллекцию. Джинсы ведь любят все, а по-настоящему красивых джинсовых изделий мало. Пока потихонечку закупаем подходящие ткани.

– На ваших вещах есть какой-то лейбл?

– Да, на бирке так и написано – Julia. Это оттиск печати, которую я когда-то купила в Германии, в Бремене, еще не зная зачем: никакого ателье тогда и в планах не было.

– Новые коллекции будете разрабатывать сами или готовы звать профессионалов?

– Будет возможность пригласить дизайнера – пригласим. Но пока справляемся своими силами.

Максим Андреев

Похожие сообщения

Комментарии закрыты.

Наверх