Соединение

Проторенной тропой

Дата Июл 10, 18 • Нет комментариев

Роль IT-компаний в реализации программы «Цифровая экономика» изменится несущественно. Ставка российского...
Pin It

Главная » Журнал «Управление Бизнесом» №42, Экономика » Проторенной тропой

Роль IT-компаний в реализации программы «Цифровая экономика» изменится несущественно.

Ставка российского правительства на развитие цифровой экономики и импортозамещение по законам логики должна всколыхнуть отечественный рынок информационных технологий. Как минимум инвестиции в реализацию программы «Цифровая экономика» могут стать стимулом для роста IT-бизнеса. Несмотря на это, представители отрасли говорят, что особых изменений ждать не стоит: взрывного роста в среднесрочной перспективе точно не предвидится.

Цифра не врет

Как сообщил весной глава Минкомсвязи Николай Никифоров, в 2017 году объем цифровой экономики России достиг 4,3 трлн рублей, увеличившись за пять лет в пять раз. Объемы связанных с интернетом рынков выросли с 10% ВВП в 2012 году до 24% в 2017-м. Весь российский IT-рынок, по данным аналитической компании IDC, в 2017 году вырос на 17%. Цифра выглядит вполне позитивно, однако есть одно «но» – речь идет о росте в долларах. В рублях ситуация вовсе не так безоблачна – рост составляет всего лишь порядка 2%. Конечно, даже этот показатель чуть больше заявленного Росстатом роста всей российской экономики в 2017 году – она прибавила только 1,5%.

Возможно, принятая совсем недавно программа «Цифровая экономика» принесет свои плоды в этом году и 2018-й станет для отечественного IT-рынка периодом взрывного роста. Внутренние затраты на развитие программы в текущем году за счет всех источников должны вырасти не менее чем в три раза по сравнению с предыдущим годом.
Да и то, что «майский указ» президента страны требует увеличения примерно в полтора раза числа организаций, осуществляющих технологические инновации, и обеспечения ускоренного внедрения цифровых технологий в экономике и социальной сфере, должно внушать оптимизм. Дополнительным стимулом, видимо, может стать и переименование Минсвязи в Минцифраз (Министерство цифрового развития, связи и массовых коммуникаций).

И все же прогнозы аналитиков весьма сдержанны: IDC говорит о росте российского IT-рынка в 2018 году лишь на 4% – и речь не о рублях, а о долларах. Видимо, даже запуск программы «Цифровая экономика» не приведет к сумасшедшему росту прибылей. Позитивные же результаты 2017 года аналитики объясняют всего лишь ситуацией с курсом рубля к доллару.

Телеком-операторы не отобрали хлеб у традиционных IT-компаний. Но успехи у телекома определенно есть – причем именно в области цифровой трансформации

Нет особых ожиданий и у самих игроков IT-рынка.
– Запуск программы «Цифровая экономика» может существенно повлиять на оборот, но вряд ли серьезно увеличит прибыль IT-компаний, – подтверждает управляющий партнер компании «Нетрика» Алексей Ильин.

И это вполне объяснимо: одна из целей цифровизации – не потратить больше денег, а сэкономить.
– Государственные клиенты и бизнес готовы инвестировать в цифровизацию и в технологии, которые позволят добиться долгосрочной экономии средств и ресурсов, – поясняет директор по развитию бизнеса в государственном сегменте и специальным проектам Северо-Западного филиала «МегаФон» Елена Полякова.

Коррекция планов

Говорить о том, что IT-рынок ждут какие-то существенные изменения, тоже не приходится. По крайней мере, сами IT-компании утверждают, что и до старта программы «Цифровая экономика» работали на благо цифровизации или уже изменились в соответствии с трендами.

– Стратегия нашей компании как представителя IT-сервисного сегмента заключается в разработке высококачественного программного обеспечения с использованием новейших технологий. Суть программы «Цифровая экономика» по большому счету информатизация всех сфер жизнедеятельности. Поэтому наша стратегия уже давно соответствует обсуждаемому госкурсу. Big Data, облачные вычисления, интернет вещей, технологии электронной идентификации (Block Chain) – это инструменты цифровой экономики, с которыми давно и успешно работают First Line Software и другие компании IT-сегмента, – утверждает заместитель генерального директора First Line Software Вадим Юсупов.

– Сама по себе роль IT-компаний изменится несущественно, скорее государственный курс на цифровую экономику изменит структуру спроса. Уже можно отметить увеличение объема проектов в области цифровизации государства, сейчас фокус в области государственного заказа заметно смещается в сторону цифровых платформ на основе отечественного программного обеспечения, – поясняет Алексей Ильин.

Смартфон

Фото: iot.electronicsforu.com

При этом некоторые компании скорректировали свои планы.
– Стратегию нашей компании меняют и определяют прежде всего рынок и его требования. В связи с общим курсом на цифровизацию активизировались не только госзаказчики, но и коммерческий сегмент. Поэтому мы стали быстрее развивать продукты, чаще предлагать новые возможности, версии. Это заставило нас работать еще быстрее, делать продукты, которые быстро можно адаптировать под потребности и государственных, и коммерческих заказчиков, – рассказывает директор по маркетингу компании ЭОС Елена Иванова.

По мнению аналитиков, лишь некоторые сегменты IT-рынка могут существенно выиграть от ставки на цифровизацию – и уже делают это. Так, по подсчетам «ТМТ Консалтинг», в 2017 году одним из самых динамично развивающихся в сфере IT стал рынок публичных облачных сервисов: за год он увеличился на 25% в рублевом эквиваленте. Одна из причин – цифровизация экономики. Правда, даже в этом сегменте уже в текущем году будет наблюдаться некоторый спад: прирост опустится до 20%. А в пятилетней перспективе – вообще до 15% CAGR. Данный прогноз довольно консервативен, фактический же рост будет зависеть в том числе от того, насколько активно будет проходить в стране реализация программы «Цифровая экономика».

Напомним, что всего лишь несколько лет назад, после анонсирования новых требований о хранении персональных данных россиян на территории РФ, многие ожидали взрывного роста рынка центров обработки данных (ЦОД). Однако надежды не сбылись: рост есть, но гораздо более плавный, чем прогнозировалось. Будет ли так же с цифровой экономикой – покажет время.

Время перемен

И все же IT-рынок претерпел некоторые изменения: как минимум в нем появились новые игроки. В частности, серьезной трансформации подвергся телеком. Именно операторы сейчас активно пытаются найти новое место и заработать на тренде цифровизации. Однако и здесь первопричина вовсе не запуск правительством страны программы «Цифровая экономика». Просто телеком-рынок стагнировал, доходы операторов упали, надо было искать новые ниши для развития бизнеса. Вполне логично, что выбор пал на те рынки, которые хотя бы отдаленно близки к телекому, – IT-рынок оказался ближе всех.

– Цифровая повестка – один из главных приоритетов развития России до 2024 года. Внедрение новых технологий коренным образом меняет привычные бизнес-процессы и позволяет развивать принципиально новый – цифровой – сегмент экономики. Без фундамента, каковым является телекоммуникационная инфраструктура, цифровизировать отрасли, а также создать «умные города» нельзя, – объясняет выбор Елена Полякова. – С развитием новых технологий на рынок ИКТ приходит не только все больше традиционных игроков – IT-компаний, производителей «железа» и ПО, – но и телеком. Безусловно, развитие IT-решений невозможно без услуг connectivity, которые традиционно являются конкурентным преимуществом телеком-компаний, – здесь они и вступают в игру.

Пока говорить о каких-то глобальных изменениях рано: телеком-операторы не отобрали хлеб и даже масло у традиционных IT-компаний. Но успехи у телекома определенно есть – причем именно в области цифровой трансформации. Так, в ходе прошедшего в мае этого года Петербургского международного экономического форума «МегаФон» и правительство Санкт-Петербурга договорились о создании в Северной столице инновационной среды. Предполагается развивать интернет вещей, телемедицину, виртуальную и дополненную реальность. Первым «умным городом» станет Кронштадт.

Ранее схожие договоренности были достигнуты и с правительством Псковской области, где будет реализован проект «Цифровой регион», предполагающий внедрение современных технологий в различные сферы общественной жизни.

Государственные клиенты и бизнес готовы инвестировать в цифровизацию и в технологии, которые позволят добиться долгосрочной экономии средств и ресурсов

Вполне возможно, именно налаженные за годы работы контакты с администрациями регионов помогут телеком-операторам потеснить традиционные IT-компании как минимум в некоторых областях. К тому же у операторов есть опыт собственно цифровой трансформации – кто, если не они, может служить наглядным примером результативности этого процесса. А недостающую экспертизу можно компенсировать за счет партнерств или даже покупок готового бизнеса – последним путем, в частности, пошли в МТС, приобретя системного интегратора еще несколько лет назад.

– В первую очередь нас интересуют проекты, связанные с 5G, интернетом вещей, цифровыми платформами. Технологические и интеллектуальные ресурсы «МегаФона» позволяют разрабатывать решения для цифровой экономики в этих областях. Мы первыми среди российских операторов запустили 3G, LTE и LTE-A. В 2017 году совместно с Huawei продемонстрировали базовую станцию пятого поколения в действии, а также успешно протестировали Massive MIMO и первыми запустили решения на базе стандарта NB-IoT. Мы обладаем уникальным сочетанием сетевой инфраструктуры и опытом реализации крупнейших проектов как для государства, так и для бизнеса, – выделяет преимущества телеком-операторов Елена Полякова. – Мы хорошо понимаем потребности наших клиентов и предлагаем новые продукты, которые связаны не только с традиционным телеком-бизнесом, но и с новыми направлениями beyond connectivity.

Свой среди чужих

Не меньшую, а возможно, даже большую, чем телеком-операторы, конкуренцию IT-компаниям составляют IT-подразделения бизнеса, который еще недавно к информационным технологиям не имел никакого отношения.

Уже давно никого не удивляет, что ведущим экспертом в области цифровизации является Герман Греф, возглавляющий вовсе не «айтишную» компанию. А компания «Сбербанк-Технологии» только в 2017 году увеличила выручку более чем на 49% – в сравнении с динамикой IT-рынка показатель весьма впечатляющий.

Правда, сейчас, в рамках agile-трансформации системы управления Группы Сбербанк, идет перевод весомой части сотрудников «Сбертеха» непосредственно в штат банка. Это не означает отказа от экспертизы – скорее попытка сделать «айтишников» ближе к бизнесу. И Сбербанк не единственный, кто выращивает свою IT-компетенцию: многие банки уже взрастили сильные IT-блоки.

Что касается других отраслей, то в них тоже есть известные примеры: «ЛУКОЙЛ-ИНФОРМ» осуществляет информационно-технологическое обеспечение предприятий Группы «ЛУКОЙЛ». У «Газпром нефти» есть дочернее предприятие ИТСК – системный интегратор и разработчик программного обеспечения.
И госструктуры также идут этим путем.

Деньги

Фото: digital.report

– Та же тенденция наблюдается и у госзаказчиков: уровень технических компетенций существенно вырос за последние несколько лет, – говорит Алексей Ильин. – Я вижу в этом процессе больше возможностей, чем угроз. Когда у заказчика есть своя IT-компетенция, он гораздо лучше понимает не только процессы разработки и внедрения решений, но и свои задачи и возможности. В этом случае фактически и заказчик, и IT-компания выступают в качестве равных партнеров, где у обеих сторон есть экспертиза и представление о дальнейшем развитии продукта.

Между тем потенциально ставка бизнеса на развитие собственных IT-компетенций все же может негативно сказаться на положении IT-компаний – хотя бы в кадровом вопросе.
– Угроза в этом есть, и в первую очередь – из-за переманивания квалифицированных IT-кадров, – считает Елена Иванова.

Вместе сильнее

С чем IT-бизнесу действительно придется считаться, так это с необходимостью сотрудничать с коллегами-конкурентами по рынку, с государством и бизнесом, которые этот «банкет» смогут финансировать.

– В России уже накоплен достаточный опыт и потенциал компетенций в области собственных IT-разработок, однако только усилий российских IT-компаний недостаточно. Очень важна роль и инвесторов, и профессиональных сообществ. Цифровизация каждой из отраслей требует существенных ресурсов, поэтому очень важно проводить ее поэтапно и с привлечением ресурсов бизнеса. Сейчас основными инвесторами в цифровую экономику являются не только государство, но и крупные компании – эта тенденция хорошо выражена в секторе G2C, в том числе в относительно новом направлении «умного города», – считает Алексей Ильин. –Главным драйвером для проработки тем цифровой экономики стали национальные консорциумы, в рамках которых объединяется научный и технологический потенциал крупных корпораций и университетов: примером может служить Национальный консорциум развития и внедрения цифровых технологий в сфере городского управления.

Причин для сотрудничества множество. Одна из них – платформенный характер программы «Цифровая экономика». Подходы к определению и типизации цифровых платформ были представлены еще весной этого года. Они позволят создать некую экосистему для цифровой экономики, а следовательно, ее участникам придется как-то друг с другом взаимодействовать. Показательный пример такой платформы – «Яндекс.Такси», которая объединилась с Uber, своим историческим конкурентом.

Другая причина – санкции других государств против российских IT-компаний. Недавно под них попала компания Digital Security, специализирующаяся на консалтинге в области информационной безопасности. Кто будет следующим и будет ли он – никто не знает, но таким компаниям, если они работают в том числе и на экспорт, вполне возможно, нужна будет поддержка.

В любом случае для разработок новых решений необходимы инвестиции, и собственных средств далеко не всегда достаточно. К тому же инновационные прорывные идеи часто генерируют стартапы, у которых, кроме идеи, ничего нет, а значит, есть необходимость в финансовых вливаниях для развития их проекта или его покупки. Так что IT-бизнесу придется искать новых партнеров. Бизнес тоже в этом заинтересован.

– Интерес бизнеса состоит также в том, чтобы создавать вместе с государством сервисы для населения и затем получать возврат инвестиций: например, создавать системы освещения, транспорта, парковки и в дальнейшем поддерживать их, – говорит Алексей Ильин. – Однако опыт показывает, что у крупного бизнеса редко есть необходимые компетенции, поэтому для реализации таких проектов чаще всего привлекают компании небольших масштабов с выраженной специализацией в цифровизации определенной отрасли или сегмента. Такая схема позволяет формировать в стране инфраструктуру цифрового общества: не случайно один из KPI программы «Цифровая экономика» – не менее 500 средних и малых предприятий в области цифровых услуг.

Так или иначе, но некоторые изменения IT-рынок ждут. Будут ли они продолжением уже сформировавшихся трендов или появятся новые точки трансформации, сказать сложно. Однако резких скачков, взрывов и переделов рынка ждать точно не стоит.

Алена Журавлева

Комментарии закрыты.

Наверх