Флаг

Атмосферный фронт

Дата 16 мая, 18 • Нет комментариев

Российская экономика выглядит не так уж плохо по сравнению с экономиками многих развитых и развивающихся государств,...
Pin It

Главная » Журнал «Управление Бизнесом» №41, Экономика » Атмосферный фронт

Российская экономика выглядит не так уж плохо по сравнению с экономиками многих развитых и развивающихся государств, но это довольно слабое утешение, если учесть, что перед страной стоит задача выйти в лидеры процесса технологической революции.

В 2017 году ВВП России, по предварительной оценке Росстата, вырос на 1,5% после двух лет отрицательных темпов роста. При этом экономический спад 2015–2016 годов носил как структурный, так и циклический характер.

Как пояснил глава Минэкономразвития Максим Орешкин, выступая на пленарном заседании «Перспективы российской экономики» XIX Апрельской международной научной конференции по проблемам развития экономики и общества, структурная компонента была связана с фундаментальным и долгосрочным ухудшением условий торговли. Циклическая компонента – с ростом неопределенности, снижением склонности к риску, необходимостью погашения значительной части внешнего долга за короткий период. Если судить о результатах 2017 года по темпам роста реального ВВП, то российский показатель (1,5%) существенно ниже среднемирового (3,7%).

Возрастное оправдание

Судя по всему, похвастаться нечем. Однако у Минэкономразвития есть оправдание – там полагают, что не в последнюю очередь разница показателей объясняется демографической ситуацией.

– В целях сравнимости динамики роста экономики более корректно использовать показатель «темп роста ВВП на человека в возрасте 15–64 года». Этот показатель для России в прошлом году составил 2,3%, а среднемировой – 2,6% (для развитых стран он составил 2,2%, для развивающихся – 3,5%). В этом контексте результаты российской экономики оказались всего на 0,3% ниже среднемирового уровня, при этом уровень ВВП на душу населения по паритету покупательной способности в России превышает среднемировой уровень на 62%. С поправкой на более высокий уровень экономического развития России темпы экономического роста в прошлом году соответствовали глобальным трендам, – поясняет Максим Орешкин.

ЦифрыПо оценке Минэкономразвития, из показателя роста развитых стран, равного 2,3%, до трети носило циклический характер. В первую очередь это связано с продолжающимся восстановлением экономик США и Евросоюза после мирового финансового кризиса 2008–2009 годов. По мере исчерпания источников восстановительного роста темп роста ВВП развитых стран будет замедляться с текущих уровней, что связано в первую очередь с ухудшением демографических тенденций и замедлением роста производительности труда.

В развивающихся экономиках также произойдет снижение темпов экономического роста. Ключевыми факторами здесь станут дальнейшее структурное замедление экономик Китая и Индии, окончание циклического восстановления в Бразилии, возвращение к трендовым темпам роста в Турции. Таким образом, в перспективе 3–6 лет фактические темпы роста мировой экономики даже в оптимистичном сценарии замедлятся до уровня около 3%. Рост ВВП на душу населения в возрасте 15–64 года составит около 2,2%. Тот же уровень совокупного роста для России при базовом демографическом прогнозе будет означать, что этот показатель должен составить 3,6%. Однако даже признание в том, что в России не все так плохо по сравнению с остальными, не снимает задач по ускорению экономического роста. Иначе страна рискует оказаться на обочине мирового прогресса.

Один из основных вызовов – участие в технологической революции, считает глава Центра стратегических разработок Алексей Кудрин. Он подчеркнул, что в послании президента РФ Владимира Путина говорилось о необходимости внедрения изменений в 50% российских компаний. В настоящий момент доля компаний, осуществляющих технологическое переоснащение, не превышает 8%, а в прошлом году эта доля даже снизилась. Без модернизации невозможно будет изменить производительные факторы, считает Кудрин, для этого нужны меры стимулирующего характера.

– Значительная часть прироста экономики будет осуществляться благодаря цифровизации, – подчеркивает он и отмечает также проблему нехватки в стране кадров, необходимых для переоснащения производств. Вузы должны существенно расширить подготовку специалистов для программирования и оцифровывания производственных процессов. В стране следует внедрять и новые модели управления, в том числе базирующиеся на цифровой экономике.

Помимо этого, экономике нужны новые рынки, о чем говорится в программе Национальной технологической инициативы. Но многие стартапы, по мнению Алексея Кудрина, не способны выжить, в то же время это потенциально большая индустрия, которая требует поддержки. Поэтому необходимо реформировать институты развития, которые не позволяют масштабировать поддержку. Способствовать созданию новых рынков также должны научно-технологические консорциумы. Среди прочих мер, необходимых для развития экономики, эксперт отметил необходимость диверсификации экспорта, в том числе за счет машиностроительной продукции. Следует развивать экспорт услуг – образовательных и медицинских, добавил экс-министр, это направление имеет серьезный потенциал роста. В скором времени страна станет нетто-экспортером сельскохозяйственной продукции, что также внесет свой вклад в диверсификацию экономики. Но для достижения цели – роста объема несырьевого экспорта до уровня сырьевого – требуется ряд решительных мер: упрощение выхода предприятий на соседние рынки, изменение таможенного режима.

Значительная часть прироста экономики будет осуществляться благодаря цифровизации. Нужны и новые модели управления, базирующиеся на цифровой экономике.

Важный сегмент рынка – предпринимательство: сегодня 64% населения относятся к этой деятельности положительно, но открывать собственное дело готовы лишь 2% опрошенных. Это структурная проблема, отмечает Алексей Кудрин, у нас нет потока новых предпринимательских решений. Изменение ситуации в этой сфере принципиально, нужно формировать положительное отношение к предпринимательству как классу. Одновременно растет доля государства в экономике – этот тренд разочаровывает, не создает стимула структурных изменений. К примеру, санация банков через Фонд консолидации банковского сектора и продажа пакета одного из крупнейших российских ритейлеров – «Магнита» – банку ВТБ увеличивает долю госсектора на 1,6–1,7%.

Когда в чиновниках согласья нет…

Под другим ракурсом смотрит на проблемы отечественной экономики ректор Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ Владимир Мау. Важнейшей проблемой он считает недооценку исторического контекста. По его мнению, «мы живем в условиях, когда выполнение стратегических планов – это путь к деградации, поскольку ко времени их реализации появляется другой фон».

– Это не значит, что стратегии не нужны, но бороться за их стопроцентное выполнение – означает обрекать страну на отсталость, – подчеркнул эксперт.

Необходима правильная оценка системы показателей – фетишизм плановых показателей является сомнительным. Существует проблема отраслевых приоритетов: передовыми или отсталыми являются не отрасли, а технологии, подчеркивает Владимир Мау. На сегодняшний день первоочередное значение имеют человеческий капитал и транспортная инфраструктура.

Вопрос темпов экономического роста еще один фетиш, связанный с большими рисками.

Суда

Фото: lh3.googleusercontent.com

– Экономический рост нужен не вообще, а в устойчивой перспективе. Он необходим в той мере, в какой обеспечивает благосостояние населения, – уточняет Владимир Мау. – Мы находимся в своеобразной ситуации, когда удешевление новых товаров происходит быстрее, чем их распространение.

Еще один фетиш – динамика инвестиций: изменения происходят так быстро, что бизнес не знает, во что вкладываться. Одновременно появляются технологии, которые делают длинные инвестиции ненужными. Кроме того, культивируются приватизация и болезненность реформ.

– Что бы ни говорили об экономике, политические решения являются принципиально важными, – обобщил ректор президентской академии.

Если смотреть на перспективы российской экономики, важно понимать, что трудностей перед страной становится только больше. Нельзя сбрасывать со счетов последние события, связанные с усилением санкций и падением рубля.

– Минэкономразвития уже внесло в правительство уточненный макропрогноз на 2018 год, который составлялся еще до последнего санкционного списка, – говорит эксперт-аналитик АО «ФИНАМ» Алексей Калачев. – Видимо, его опять придется корректировать. Причем масштабы возможного воздействия санкций еще не вполне очевидны. Вероятный рост экспорта нефти и газа отчасти будет скомпенсирован снижением экспорта металлов и фактическим обвалом экспорта алюминия.

По словам Алексея Калачева, отвлечение средств на оказание поддержки пострадавшим от санкций компаниям может потребовать роста налоговой нагрузки и, вероятно, включения печатного станка. В результате итоговые данные по инфляции могут оказаться выше прогнозных, инфляция может вырасти где-то до 4%, а рост ВВП – оказаться скромнее ожидаемого, где-нибудь в районе 1,8.

– Этого будет явно недостаточно, чтобы выполнить поставленную президентом задачу по вхождению экономики России в топ-5 до 2025 года, для этого нужно расти с темпом 5–6% в год начиная с текущего. Но в текущем году такого уже явно не произойдет, – полагает Алексей Калачев.

Довольно пессимистичен взгляд на перспективы страны президента НИУ «Высшая школа экономики» в Санкт-Петербурге Александра Ходачека.

– Вызов у нас один – выйти на среднемировые темпы роста ВВП 2,5–3,5% в год. Думаю, это не произойдет в ближайшие годы, потому что за 2017-й было 1,5% и тенденция пока не очень благоприятная. Мешает, во-первых, отсутствие свободных ресурсов – раньше наши банки могли кредитоваться в банках Европы, Азии, США. Во-вторых, режим санкций, который наложен по целому ряду видов продукции, комплектации, запасных частей, раньше использовавшихся как составные конечного продукта. Еще так или иначе страдает все, что связано с освоением месторождений на шельфе, поскольку там тоже режим санкций работает, та же Норвегия отказалась поставлять оборудование. Эти ограничения могут отражаться на процессе определения сначала запасов, потом пробной добычи, а потом и экспорта, – говорит Александр Ходачек.

Но добавляет и позитива:

– У нас есть достаточно хорошее направление, тем более в Петербурге, – обеспечение Арктической зоны РФ и всего того, что связано с Северным морским путем. Здесь есть очень большие перспективы, и многое делается в рамках госпрограммы «Развитие Арктической зоны» и создания восьми опорных зон в Арктической зоне РФ, а также в рамках строительства ледокольного флота. Тем более когда речь идет о глобальном потеплении, то есть проводка судов будет в менее суровых условиях и, возможно, даже станет круглогодичной.

Вакцина оптимизма

Представители бизнеса верят в потенциал страны, в которой работают.

– Мы верим в высокотехнологичное наукоемкое российское производство, которое способно предложить даже самому искушенному потребителю в любой стране мира продукт, соответствующий всем международным и региональным требованиям по качеству, – объясняет генеральный директор корпорации «Термекс» Марио Чокколо. – Однако усилению позиций российских экспортеров серьезно мешают таможенные пошлины, которые зачастую носят фактически протекционистский характер. Это не позволяет на равных условиях конкурировать с мировыми производителями, которые в тот же самый момент за счет различных межгосударственных договоренностей торгуют с абсолютным большинством стран вообще без пошлин. Очень важно понять: сегодняшняя Россия может успешно экспортировать не только вооружение, но и мирную продукцию.

Большие перспективы есть в направлении обеспечения Арктической зоны РФ и всего того, что связано с Северным морским путем

Российский рынок обладает высоким инвестиционным потенциалом, поскольку здесь есть большое количество емких ниш с низким уровнем конкуренции, полагает генеральный директор и совладелец компании Global Health Care Антон Лифшиц.

– Инвесторы имеют возможности получить годовой прирост прибыли на уровне десятков процентов и кратно увеличить обороты за тот же период. Европейские и американские рынки уже не имеют такого потенциала, а Южная Америка и Азия во многих сферах слишком специфичны и характеризуются высокими рисками. В силу макроэкономических причин активность инвесторов из Европы и США падает, однако интерес китайских фондов к российским проектам растет, – считает Антон Лифшиц.

При этом, по его словам, нужно понимать, что инвестклимат в стране неоднороден и зависит от региона. Наиболее высокие показатели сегодня у центральных регионов России и Дальнего Востока – это своеобразные зоны роста, генерирующие наибольшее количество проектов.

– Также стоит отметить, что в стране есть тренд поддержки внешних инвесторов при недостаточном развитии внутреннего инвестирования. Программы поддержки частично присутствуют в аграрном секторе, но их явно недостаточно. Существующий внутренний потенциал необходимо использовать более эффективно, – полагает Антон Лифшиц.

Большую нестабильность на российский рынок вносит высокая волатильность национальной валюты, которая и всегда была достаточно высока, а сейчас на нее накладываются еще некоторые факторы, причем как позитивные – в виде ослабленной конкуренции импорта, так и негативные – в виде общей стагнации, говорит представитель Центрально-Сибирской торгово-промышленной палаты Игорь Ковалев.

– Большинство секторов на российских рынках можно считать слабоконкурентными. Ответьте себе честно, когда вам на 100 процентов понравилось то, что вам продали, как продали или как вас обслужили? Из этого можно сделать очень простой вывод: большинство предпринимателей могут достаточно легко стать лидерами в своем сегменте на внутреннем рынке даже в нынешних условиях, а может, и благодаря им, – рассуждает Игорь Ковалев.

По его мнению, бизнесу не стоит особенно сильно ориентироваться на стратегию импортозамещения.

– Такая стратегия в очередной раз приведет к снижению качества производимой продукции для продажи ее на внутреннем неконкурентном рынке, ориентир сразу надо брать на экспорт своей продукции. Это будет способствовать улучшению качества производимой продукции, без чего просто невозможно конкурировать на внешних рынках.

Важно понять: сегодняшняя Россия может успешно экспортировать не только вооружение, но и мирную продукцию

Сможет ли отечественная экономика успешно противостоять внешним факторам и найти внутренние ресурсы для развития? По мнению Алексея Калачева, основными вызовами, которые стоят перед экономикой страны, являются насущная необходимость радикального ускорения развития, технологического обновления обрабатывающих производств, модернизация изношенных инженерных коммуникаций, расширение и обновление транспортной инфраструктуры, увеличение экспортного потенциала несырьевых отраслей, преодоление бедности населения и развитие внутреннего рынка. Причем все это нужно делать по историческим масштабам быстро, да еще и в условиях санкционных ограничений относительно технологий и доступа на рынки.

– Преодоление технологического отставания невозможно в условиях санкционного противостояния, изоляции и самоизоляции, оно требует международной кооперации и сотрудничества. Выход на лидерские позиции в технологической сфере возможен лишь при осуществлении значительных и многолетних инвестиций в науку, образование, культуру, здравоохранение, сохранение и развитие человеческого капитала. Технологии создают хорошо образованные и культурно развитые люди, а не недра или силовые ведомства, – предупреждает Алексей Калачев.

Между тем, по его словам, несмотря на поворот в риторике политического руководства в эту сторону, особенно в пред- и послевыборный период, ни показатели государственного бюджета, ни макропрогнозы экономических министерств и институтов пока не свидетельствуют о позитивных сдвигах.

В отсутствие возможностей бюджета важны частные инвестиции, однако зарубежные финансовые вложения ограничены в условиях санкций, а российский негосударственный бизнес не располагает достаточными средствами и стимулом.

Да и общественная атмосфера для роста инвестиций требуется более подходящая – это должна быть атмосфера не «осажденной крепости» и противостояния миру, а созидания и сотрудничества.

Игорь Строев

Комментарии закрыты.

Наверх