Андрей и Евгения Богдановы

Модель жизни

Дата Апр 9, 18 • Нет комментариев

Евгения Богданова: фермерство требует продвижения и идеологической поддержки. Андрей и Евгения Богдановы развивают...
Pin It

Главная » Журнал «Управление Бизнесом» № 40, Интервью » Модель жизни

Евгения Богданова: фермерство требует продвижения и идеологической поддержки.

Андрей и Евгения Богдановы развивают фермерское хозяйство «Родные Ладони» в Волосовском районе Ленинградской области уже более семи лет.

За это время они выросли из небольшого личного подсобного хозяйства в многопрофильную ферму со своим пулом покупателей. Евгения Богданова рассказала журналу «Управление бизнесом», чем удобна клубная система продаж и как выстроить кооперацию с другими фермерскими хозяйствами.

– Как развивалось ваше фермерское хозяйство? Почему вы решили заняться этим бизнесом?

Корова

– Наша ферма началась в 2011 году, хотя, кажется, это было только вчера. Дед моего мужа в какой-то момент своей жизни озадачился вопросом, где достать качественную фермерскую продукцию, и оказалось, что негде. Малое сельское хозяйство не слишком хорошо развито, редко находятся фермеры, у которых есть и молоко, и творог, и птица, и мясо, и полуфабрикаты. В итоге дед купил корову и построил на своем участке ферму. Начал закупать для коровы сено, но его оказалось много, значит, надо еще кого-то завести. Завел куриц, потом и овец. Так все и пошло, можно сказать, зацепилось одно за другое. Завел курочек – почему бы не завести еще гусей и уток? Или, к примеру, делаешь творог из молока, образовывается  сыворотка. Куда ее девать? Завести свиней, которые замечательно растут на сыворотке, если смешивать ее с зерном.

В общем, начавшись с личного подсобного хозяйства, все переросло в ферму.

Сейчас у нас более 200 га земли, 10 коров, в сезон бывает около 300 гусей, 90 уток, более 600 индюков. Плюс 80 овец, 30 коз, 200 перепелов, 200 кур, 4 свиньи и хряк, 10 пчелиных ульев, карпы и караси в прудах. Еще есть фазаны, но это «для души». Под каждое направление хозяйства отстроены помещения – коровники, птичники, свинарники. Несколько гектаров земли отведено под овощи, их в сезон мы тоже продаем.

Несколько лет назад вдруг пошло ясное понимание процесса, того, как им надо грамотно заниматься, чтобы добиться результата, хотя это получается и не всегда. Например, мы всегда подбираем самые чистые комбикорма, потому что это важно для роста и здоровья животных, закупаем качественное сено. Стараемся использовать все отечественное, если оно отвечает нашим требованиям. Животных закупаем на аукционах, племенных заводах, имеющих высокий уровень доверия, которых много в округе.

– У вас много направлений хозяйствования – такое редко встретишь среди фермеров. Что выгоднее всего с точки зрения рентабельности?

Свиньи

– Мы проанализировали ситуацию и увидели, что дает нам прибыль, а где необходимо сокращать расходы. Перспективна молочная продукция, она очень выгодна при правильном содержании животных и грамотной технологии производства – в таких условиях одна корова окупает себя за 2–3 месяца. Ведь корова – это ежегодные семь месяцев постоянной лактации. Если не продали молоко в тот же день, из него можно сделать творог, масло, сметану. Сейчас мы купили сыроварню, чтобы научиться производству сыра и в дальнейшем производить и его. Сыроварению, кстати, учились в Италии. Теперь нам надо «набить шишки», получить сертификаты и запустить производство. В Италии мы учились вместе с коллегами-фермерами из Тверской области, которые вскоре тоже планируют запустить производство сыров.

Невыгодным для нас оказался процесс разведения индейки тяжелого кросса – Биг-6, у которой только грудка весит 3–4 кг. Людям просто не нужно сразу столько. Поэтому в дальнейшем планируем выращивать малых и средних кроссов.

Очень хотели делать качественный русский продукт – гуся, но покупатели оказались не готовы к столь специфической птице. Гуся надо уметь готовить, чтобы было вкусно. Мы даже активно раздавали рецептуру, и у многих в итоге получалось именно так, как надо. Но людей пугает, что готовить гуся надо 3–4 часа. Так что предпочтительнее все-таки курица. Мы держали много кур разных пород, но либо людям это не нужно, либо породы не выдерживают наших условий – влажности и морозов. Велики траты и на содержание породных курятников.

Еще планируем сокращать количество коз, все-таки невозможно заниматься всеми направлениями сразу, у каждого своя специфика.

Кстати, это только кажется, что 200 га земли – много. Большая ее часть занята кормовыми смесями, так что для пастбищ остается чуть менее 100 га.

– А глубокую переработку планируете расширять?

Козлы– Пока мы делаем творог, сметану, масло, сливки, развиваем молочный цех. Через год надеемся отработать технологию производства сыров. Из мясной продукции делаем купаты, пельмени, тушенку. В основном из птицы. Планировали делать тушенку из свинины. У нас четыре свиноматки, и мы продаем как мясо, так и живых поросят. Конечно, все они проходят анализы, получают сертификаты, нас знают и контролируют на ветеринарной станции. А в прошлом году на наших поросят начался самый настоящий бум. Дело в том, что в деревни часто приезжают разные производители и с больших машин продают поросят. Но мне кажется, это кот в мешке. В позапрошлом году многие понабрали таких поросят, а вырастить толком не смогли: то инфекции, то еще что-то. В итоге фермеры, которые год назад покупали у нас двух поросят, сейчас хотят купить уже пять.

– Не боитесь вируса АЧС, африканской чумы свиней? По фермерам эта проблема серьезно ударила.

– У нас мало свиней, поэтому наши риски в связи с АЧС невелики. Вот когда в хозяйстве 40–50 голов – вирус может стать проблемой. Да мы и не конкуренты крупным компаниям. При правильном построении бизнеса рисков с производством продукции и ее реализацией в принципе не так много.

– Как, кстати, у вас обстоят дела со сбытом? Для фермеров это один из самых острых вопросов…

– В первое время нам помогало сарафанное радио. Продукция расходилась среди своих – жителей близлежащих деревень. Потом объемы производства росли, появился запрос на доставку. Многие клиенты специально приезжают из города, хотя мы находимся в 160 км от Петербурга, в «глухомани» – дальше нас только две деревеньки.

Овцы

Летом сбыту помогает большое количество дачников. Кстати, мы с Андреем так и познакомились: мою семью друзья пригласили в гости, и родителям так понравились эти места, что в итоге они купили здесь участок. А семья Андрея обосновалась тут давно.

Наши места входят в топ туристических красот Ленобласти, ходят даже разговоры о том, что их включат в Серебряное кольцо. В деревне стоит храм Покрова Богородицы, который сейчас готовится к реставрации, – старинный храм потрясающей красоты. Уже сейчас люди приезжают на экскурсии с детьми, мамами, бабушками. Так что возможен и паломнический спрос на нашу продукцию.

Конечно, теоретически можно еще расклеить объявления на домах в Петербурге, чтобы подогреть интерес и найти больше покупателей, но ферма – живой организм, она не может «отпечатать» завтра 200 индюков, в сезон их реализуется всего 150. То есть мы не сможем покрыть весь возможный спрос и понимаем, что за этим последует разочарование.

В идеале нам не хотелось бы вообще отвлекаться на доставку в город, мы бы хотели, чтобы наши клиенты сами к нам приходили. Поэтому нужно четко определить для себя идеологию работы. В моем понимании, это нечто вроде закрытого клуба на 100–200 человек.

Клиент ведь, к примеру, сегодня покупает у нас мясо, а завтра увлекся йогой и стал веганом. Так часто происходит. Даже тот, кто покупал 2–3 года подряд, – негарантированный постоянный клиент.

А чем хороша система клуба? Она подразумевает стабильность. Мы выращиваем определенный объем и должны понимать, что у него не будет проблем со сбытом. Для таких клубов удобны приложения, когда можно заказывать продукты, повторять корзину или при необходимости заморозить абонемент. Эта система похожа на европейскую. Итальянский учитель, который обучал нас производству сыра, никогда не ездит в город и не поставляет продукцию в магазин, покупатели сами к нему приезжают.

– Будете заниматься собственной розницей или кооперироваться с другими фермерами?

– Мы решили сделать свой магазин при ферме, куда человек может прийти и выбрать любой продукт. Это откроет для нас новые возможности, потому что пока мы не можем нарастить средний чек. На ферме выставляем на витрину только молочную продукцию, а мясо хранится в морозилках, его не видят, потому и берут меньше.

Ферма

Кроме того, рядом с нами работает несколько производителей. Например, личное подсобное хозяйство, которое занимается козами и по весне будет производить козье молоко.

 

Пасека наша невелика, а расширять ее нет времени. Поэтому будем кооперироваться с соседней пасекой. Мед мы собираем в основном для себя и продаем совсем немного. А наш сосед-пасечник готов поставлять мед для продажи, тем более что местный мед часто спрашивают.

В дальнейшем, надеюсь, удастся правильно построить кооператив. С приемом продукции на реализацию, когда мы будем отдавать деньги фермерам сразу, а не так, как это происходит в магазинах: «Ой, кефир не распродался! Ой, молоко осталось!» И непонятно, кто кого обманул.

Недавно мы запустили интернет-магазин. Таким образом создаем автономную альтернативу кооперативным фермерским магазинам. Для этого создан бренд «Родные Ладони». Также мы постепенно продвигаемся в социальных сетях: на ферму приезжал наш друг-оператор, снял здесь минутную видеовизитку, где показаны наши поля, животные, в том числе с высоты птичьего полета. Это необходимо, чтобы мы не остались незамеченным среди общего многообразия фермерских хозяйств.

Ищем людей, которые готовы работать на ферме, набираем команду, чтобы расширяться. В общем, планов довольно много.

– Пытались работать с ресторанами или фермерскими магазинами в Петербурге?

– Рестораны обращаются к нам довольно часто. Но мы умеем считать цену, фермерский продукт не может быть дешевым. Например, наша индейка продается по 900 рублей за 1 кг, а в магазине стоит 350. Дело не в том, что мы хотим продавать очень дорого, а в том, что наши условия, качество выращивания и производства отличаются от крупного предприятия – это и есть особенность фермерского продукта.

КурыНаше молоко фермерские магазины забирали на реализацию по 60 рублей за литр, а выставляли на продажу за 200. Чувствуешь себя немного дураком. Ты за эти деньги животных растишь, кормишь-поишь, чистишь, лечишь, а кто-то просто перекупил продукт и получает втрое больше. При этом он считает, что имеет право так делать. А мы считаем, что нет. Поэтому так больше не работаем.

Многие перекупщики продают не фермерское молоко, а молоко крупных предприятий под видом фермерского. Мы сделали такой вывод, потому что сами покупаем и пробуем продукты, которые позиционируются как фермерские, – разница велика. Испытываешь разочарование, зная настоящий вкус фермерского продукта.

В общем, многие фермеры сейчас поняли, что им невыгодно отдавать свою продукцию просто так.

– Какой поддержки сегодня не хватает фермерам?

– В первую очередь идеологической. По телевизору часто показывают племзаводы, у которых все в порядке. И тут же – фермы, где якобы грязь, ужасные условия содержания, свалка отходов. Но это отвратительно и невозможно в нормальном хозяйстве.

Фермерство требует продвижения. Каждый  фермер – энтузиаст своего дела. Они начинают постепенно, потом втягиваются и делаются настоящими фанатами – все проходят этот процесс. Жертвуют временем, деньгами, ресурсами, удобствами, чтобы просто заниматься фермерством. Кому-то нравится сам процесс, кто-то радуется готовому продукту.

– Но ведь есть же гранты. Участвовали ли вы в конкурсах, получаете господдержку?

Пастбище

– Мы хотели участвовать в конкурсе на получение гранта по направлению «Семейная ферма», но в итоге отказались. Андрей на тот момент был учредителем другого юрлица, что запрещено конкурсными правилами. В 2019 году это уже будет допустимо, так что готовим документы, нас ждут на «вторую волну». Есть и собственные 40% средств, которые необходимы для участия, и стаж – подходим по всем параметрам. Но развитие подразумевает еще и необходимость роста спроса, а столько вложить в рекламу и клиентов мы не готовы. В общем, думаем.

Сейчас все источники финансирования фермы – личные накопления наших семей, мы объединили усилия ради общего дела. Не прибегали к кредитам или инструментам лизинга. В какой-то месяц работаем в плюс, а иногда приходится вытаскивать средства из семейного бюджета. Но наши ресурсы заканчиваются, мы будем пользоваться субсидиями, вошли в перечень сельхозтоваропроизводителей, который курируется комитетом по агропромышленному комплексу Ленинградской области.

В общем, надо использовать все возможности. Но надеемся, что к банковским кредитам все же не придется прибегать. История низких процентов в России – это утопия. Кроме того, у фермеров слишком велики риски. Животных немного, занимаешься только ими, и если вдруг падеж и инфекция – кредит будет отдавать не с чего.

– Какие еще возможности для развития фермы вы видите? Последнее время много говорят об агротуризме. Это перспективно?

Птенец

– Мы обязаны и хотим участвовать в социокультурных и досуговых программах, потому что на одних продуктах питания бизнес не вытянешь. Летом, как я уже говорила, в наших местах много дачников, туристов. К нам приходят просто посмотреть на коров, лошадок. У нас даже есть байк-зона – дети утром позавтракали и приехали на великах к нам на ферму. У нашего коня постоянно косички заплетены – дети залезают на забор, он подходит к ним, и они заплетают ему гриву.

В округе есть отличные мастера по художественной ковке, резчики по дереву. В деревнях они сидят без работы. Мы при магазине планируем сделать зону мастер-классов, где эти мастера будут с детьми заниматься бесплатно, но при этом зарабатывать, представляя свои работы на реализацию в наш магазин.

Это же здорово, когда внуки приехали в деревню или на дачу к бабушке и дедушке, а тут и ферма, и обучение – как резать по дереву, например. В Пасху можно разрисовывать яйца, я запросто дам такой мастер-класс, потому что сама художник. Можно и Масленицу сделать из подручных материалов. Еще Сергей Михалков говорил: «Сегодня дети, завтра – народ». Если благодарно относиться к детям и помогать им расти на ферме, они с той же благодарностью будут относиться к родным местам, родной земле. И возможно, кто-то захочет не только отдыхать, но жить и работать здесь, найдя себе дело по душе.

Также в наших планах – открыть питомник пастушьих собак на базе собственной овчарни. Два года назад приобрели рабочего кобеля породы бордер-колли, впечатлились тем, как животное может помогать человеку, узнали и на практике убедились, что это самая умная порода. Мы были настолько очарованы этим псом, его работой, что потом купили еще одну собаку той же породы, потом еще.

Пасека

Бордер-колли – самая популярная собака у фермеров Шотландии, Германии и Техаса, где самые большие выпасные поля. В России эта порода не распространена так широко, однако в последние годы интерес к ней среди профессионалов совершенно разных отраслей, в том числе и фермеров, все больше. Эти собаки очень выносливы, активны и легко обучаемы. Ежедневно они сопровождают нас во время лыжных или велосипедных прогулок часа по два и только после этого немного устают.

– С учетом всех планов, как считаете, когда ваша ферма состоится уже как бизнес? Пока есть ощущение, что вы занимаетесь скорее любимым делом. Вообще, может ли фермерство стать прибыльным бизнесом?

– По нашему бизнес-плану окупаемость наступит через пять лет. Бизнес-мышление пришло не сразу, формировалось годами, поскольку изначально это действительно было увлечение, начинавшееся для нужд семьи. Очень непросто было настроиться на предпринимательскую волну.

В какой-то момент задумались: а чего мы в итоге хотим, для чего занимаемся фермерством помимо того, чтобы получать от этого удовольствие? Какова наша конечная цель? Очень вовремя на глаза попалась замечательная книга Гарри Каспарова «Шахматы как модель жизни», которая помогла нам продвинуться вперед в понимании бизнес-процессов.

Можно знать все ходы и возможности, но для чего играть? И мы сформулировали для себя ответ на этот вопрос. Мы хотим, чтобы развилась культура русского подворья – именно все то, что исторически вложено в это понятие.

Елена Шулепова

Похожие сообщения

Комментарии закрыты.

Наверх