Бочки с вином

Принципы просвещенных виноделов

Дата Янв 10, 18 • Нет комментариев

Андрей Григорьев и Игорь Сердюк: высокоточное виноградарство в уникальном терруаре можно назвать нашей «фишкой» – хотя это в чистом виде наука на стыке ряда компетенций....
Pin It

Главная » Актуальные материалы, Журнал «Управление Бизнесом» № 39 » Принципы просвещенных виноделов

Андрей Григорьев и Игорь Сердюк: высокоточное виноградарство в уникальном терруаре можно назвать нашей «фишкой» – хотя это в чистом виде наука на стыке ряда компетенций.

Традиции крымского виноделия насчитывают тысячи лет и уходят корнями в V–VI века до нашей эры. Однако винный ренессанс в Крыму после затяжного упадка начался во второй половине нулевых. События «русской весны» дали новый импульс крымскому виноделию, о тонкостях которого журнал «Управление бизнесом» поговорил с генеральным директором компании Alma Valley Андреем Григорьевым и его заместителем Игорем Сердюком.

– Известный французcкий энолог Мишель Роллан еще несколько лет назад назвал Крым «последним в мире неосвоенным регионом виноделия». Что в целом изменилось за последние годы в Крыму с точки зрения виноделия?

Андрей Григорьев:

– Для ответа на этот вопрос надо вернуться в относительно недавнее прошлое, 80–90-е годы XX века. Под лозунгами антиалкогольной кампании Горбачева действительно началась вырубка виноградников, однако немалая их часть сохранилась, но уже в 1990-е, на фоне экономических трудностей, виноградники пришли в упадок. Их, по сути, забросили, а это сравнимо с уничтожением: плантации требуют постоянного ухода. Раньше в Крыму было более 100 000 гектаров виноградников, сегодня – едва ли более 20 000.

Андрей Григорьев

Набор природных условий в Альминской долине удивителен: почвы и географическая широта — как в Бордо, а климат — как на Сицилии

Возрождение виноделия в Крыму началось со второй половины нулевых, когда пошла приватизация сельскохозяйственных земель. Тогда появились и первые энтузиасты виноделия, готовые вкладываться в производство. К сожалению, до сих пор понятие «крымское виноделие» размыто – часто это всего лишь доработка и розлив импортного виноматериала… Так что, конечно, регион еще не освоен в той мере, в какой это было бы возможно с учетом темпов развития виноделия во всем мире.

Группа российских инвесторов начала проект Alma Valley во второй половине нулевых. Именно тогда с помощью иностранных экспертов в Альминской долине были выбраны два отличных участка земли общей площадью 160 гектаров, а в 2008 году на них посадили первые саженцы наших виноградников. К настоящему времени совокупные вложения в проект составили более 50 млн долларов. В 2013 году запущен ультрасовременный завод, а в 2014-м руководство было усилено московской командой топ-менеджеров.

Игорь Сердюк:

– Мы пришли на инновационное, высокотехнологичное производство, но столкнулись с необходимостью с нуля выстраивать и линейку продукции, и стратегию продвижения. Надо было определяться, на какие стили ориентироваться, куда вообще двигаться. Сортовая гамма широкая – более дюжины сортов винограда, – но как правильно преподнести ее рынку и стать узнаваемым брендом?

Мы должны были интегрировать в новый бренд все технические наработки наших коллег и оформить материал в виде актуальных для потребителя вин – в равной степени современных, но различных и по цене, и по ситуации потребления. Российский потребитель начиная с 2014 года однозначно ждал чего-то важного и нового от крымского виноделия – но чего именно? Современный потребитель избалован: целевая аудитория неоднородна, и ее предпочтения оформлены не явно.

Насчет ценовой политики было много споров. Были советчики, которые однозначно рекомендовали нам ограничиться выпуском простой линейки недорогих вин, – нас уверяли, что отечественные вина дороже 300–400 рублей в рознице просто не найдут сбыта и что в более высокой ценовой категории предпочтение якобы будет отдано импорту.

Мы рады, что не вняли такого рода советам. Наша основная линейка объединяет вина в ценовом диапазоне 950–1200 рублей за бутылку в рознице, а вина премиальной линейки могут стоить от 2500 рублей и выше в зависимости от класса магазина. Кстати, за первые два с половиной года на рынке мы получили более 48 наград на престижных международных и российских конкурсах…

– А как же санкции? Вас пускают на международные выставки?

Андрей Григорьев:

– С выставками и конкурсами в Азии у нас проблем нет – так, в ноябре мы привезли очередные медали из Гонконга. В европейских конкурсах в большинстве случаев тоже можно участвовать. Крым воспринимают как российский регион. Впрочем, логистические сложности еще встречаются. Если отправлять вино непосредственно из Крыма, то на таможне груз могут задержать. Поэтому на один из конкурсов «десант» нашего персонала летел на выставку с вином в чемоданах…

Емкости

Большинство международных конкурсов принимает Крым как регион России, хотя на таможнях бывают сложности

Что же касается российских конкурсов, то в них мы участвуем очень избирательно – к большому сожалению, ряд конкурсов носит проплаченный характер, когда медали и призовые места зависят исключительно от размера выплаты участника. В таких мероприятиях мы не участвуем принципиально. –

Как сказался на крымском виноделии переход региона из Украины в Россию?

Андрей Григорьев:

– Регулирование винного производства по некоторым пунктам стало более жестким. Вот только один маленький пример. В соответствии с требованиями «Росалкогольрегулирования» вино должно храниться в помещениях, которые «оборудованы стеллажами и (или) поддонами высотой не менее 15 см от пола». В соответствии с Европейским стандартом высота паллеты составляет 144 мм, и даже поддоны российского производства по ГОСТу – 143–147 мм. Таким образом, для выполнения указанного требования нужно либо подбивать поддоны доской, либо заказывать индивидуальные… И подобных мелочей, несоблюдение которых чревато проблемами с регулятором, – море.

Некоторые нормы все еще ужесточаются: например, с 1 января 2018 года все производственное оборудование должно быть в собственности предприятия, а не в аренде. Я уж не говорю о том, что во всем мире вино относится к сельскохозяйственным товарам, а в России с точки зрения регулирования приравнивается к спирту. Виноделам это, конечно, не нравится, и профессиональные сообщества объединяются для отстаивания своей позиции.

Игорь Сердюк:

– Однако главное изменение, связанное с возвращением Крыма в Россию, конечно, все-таки позитивное – в 2014 году перед крымским виноделием открылся огромный российский рынок. Потребитель с интересом ждал крымские вина. Спрос велик. Но и в данной связи надо отметить: зайти в крупные сети винным хозяйствам весьма непросто…

Андрей Григорьев:

– Пока наш производственный потенциал полностью не реализован – мы производим 1 млн бутылок в год при возможности производить до 2,5 млн, но видим, что рынку есть куда расти.

 

– Виноделы находят и внедряют какие-то особые «фишки», чтобы привлечь покупателя, – об этом в сети достаточно информации, она необычна и любопытна. В чем ваша «фишка»?

 

 

Игорь Сердюк:

 

Игорь Сердюк

Мы пришли на инновационное производство, но столкнулись с необходимостью с нуля выстраивать и линейку продукции, и стратегию продвижения

– Говоря о «фишках», вы случайно не имеете в виду биодинамику (применительно к виноделию подразумевается ручной труд, органические удобрения, производственный цикл в соответствии с лунным календарем и так далее. – Прим. ред.)? Тогда нам придется очень тщательно выбирать выражения. На мой взгляд, производители подобными «фишками» иногда… скажем так, вводят людей в заблуждение. То есть можно предположить, что кто-то из наших коллег в полнолуние «собирает в бочки лунный свет и выливает его на виноградники», а кто-то закапывает коровий рог с навозом в нужном месте виноградника и много потом об этом говорит… Но вот вдруг в интернете проскальзывает объявление, что этот же винодел ищет тракториста… Думаете, для какого-то особенного биодинамического трактора?

Андрей Григорьев:

– Я попробую ответить на этот вопрос. Какой-то специально придуманной «фишки» у нас нет. Но есть другое – по-настоящему уникальный терруар. Настолько удивительного набора почвенно-климатических условий, как в Альминской долине, я не встречал. У нас та же 45-я параллель и та же «лоскутная» по своей неоднородности почва (преимущественно глинисто-известняковая), как в «правобережном» Бордо. И, кстати, похожий ландшафт – очень пологие холмы высотой от 50 до 100 с небольшим метров над уровнем моря.

Почему я обращаю ваше внимание на 45-ю параллель? Эта широта создает предпосылки для сбалансированного созревания винограда, чтобы он набирал нужное количество сахара одновременно с фенольной зрелостью. Но при этом у нас выпадает в 2–3 раза меньше осадков, чем в том же в Бордо, и лето гораздо теплее. Итого: имеем почвы и географическую широту – как в Бордо, а климат – как на Сицилии.

Каждая из наших 11 почвенных микрозон требует особенного подхода: наилучшим образом подходящих сортов винограда, клонов, подвоев, площади листового покрова, своего режима орошения и так далее. В современной энологии это называется high precision viticulture – высокоточное виноградарство. Если хотите, можете назвать его нашей «фишкой» – хотя, повторюсь, мы ничего не придумываем. Это наука, а не маркетинговый ход.

– Что скажете о винной критике? Она есть в России?

Андрей Григорьев:

– К несчастью, винная критика в нашей стране попрана законом о рекламе, который позволяет считать рекламой любую публикацию, «способствующую формированию устойчивого спроса на продукт». Специализированные периодические издания о вине уничтожены как класс. Цивилизованный профессиональный обмен мнениями в прессе фактически отсутствует. Между сомелье и виноделами в интернете периодически вспыхивает неоправданно жесткая полемика, безосновательный снобизм зашкаливает с обеих сторон. Настолько нездоровая ситуация еще один барьер для крымских вин на пути к потребителю. Вместо того чтобы рассказывать о своем вине, нам приходится сначала оправдываться. Впрочем, выход есть – честные слепые дегустации расставляют все по своим местам.

Игорь Сердюк:

Виноград

Слепые тесты расставляют все по своим местам, когда дегустаторы не могут отличить наши премиальные вина от премиальных европейских

– Да, так мы и заходим в наиболее снобистские рестораны. Если нам изначально говорят, что наше вино не будут рассматривать как вариант для включения в винную карту, мы предлагаем слепой тест. Предлагаем продегустировать наше вино вслепую в одном сете с премиальными винами признанных европейских марок. И, как правило, Крым не проигрывает.

– Верно ли, что покупать импортный виноматериал выгоднее, чем растить свой виноград?

Андрей Григорьев:

– Да, это дешевле. Ведь помимо вложений в землю, в изучение терруара, в закупку саженцев и уход за ними, надо учитывать длительность цикла. От момента высадки саженцев до выпуска в продажу вина первого урожая проходит 5 лет. К тому же в виноградарстве (как и вообще в сельском хозяйстве) слишком много форсмажора. Например, аномальная погода – внезапные заморозки или, напротив, палящая жара, дождь, град и так далее.

Конечно, покупать импортный виноматериал гораздо проще. Но виноделы называют вино из покупного виноматериала, извините, «вином из презерватива». Балк (англ. bulk – виноматериалы. – Прим. ред.) сегодня перевозится не в цистернах, а в эластичных пластиковых емкостях. Дело еще и в том, что самый качественный виноматериал в любой стране все же не продается «на сторону». На российском рынке практически любое вино дешевле 200 рублей в розничной сети сделано из привозного виноматериала. К сожалению, в том числе то, что продается как «крымское вино».

Вина Alma Valley делаются из нашего собственного винограда, за качество которого мы отвечаем. Более того, мы начинаем строительство питомника, чтобы вскоре уйти уже и от импорта саженцев.

– Стал ли «массовый потребитель» лучше разбираться в винах?

Андрей Григорьев:

– Его вкус, безусловно, меняется в лучшую сторону… Помните, как в начале 2000-х мы наблюдали «колбасный ренессанс»? После того как в начале 1990-х прилавки были завалены дешевой импортной колбасой очень сомнительного качества и происхождения, люди снова стали предпочитать более дорогую, но относительно натуральную отечественную. Мне кажется, похожий процесс сейчас происходит с вином.

На прилавках все больше достойных вин, и потребитель мигрирует в сторону качества, даже если за него надо заплатить более высокую цену.

Grozd

За первые два с половиной года на рынке мы получили более 48 наград на престижных международных и российских конкурсах

Мы видим это и по структуре своих продаж – вино премиального класса, по цене около 1000 рублей за бутылку, продается быстрее. Вино должно соответствовать уровню самооценки потребителя.

Игорь Сердюк:

– Вообще, самоидентификация потребителя – очень важный фактор, часто определяющий выбор покупки. Возможно, наш будущий потребитель еще не осознал себя ценителем вина и тем более – любителем крымских вин, лояльным нашему бренду. Вероятно, он еще ищет. Он пробует себя в разных «амплуа»: то в качестве футбольного болельщика, сидя в спортбаре с пивом, то в образе мачо в баре с бокалом виски, а то и в роли винного дегустатора… Наша задача – дать ему возможность войти в эту ролевую игру, предложив достойные атрибуты и вероятные сценарии. Согласитесь, что с широкой ассортиментной линейкой это сделать проще. Кстати, заметим, что в наше странное время сам процесс поиска для потребителя иногда бывает даже более интересен, чем факт совершения покупки.

– А как вы относитесь к авторским винам?

Игорь Сердюк:

– Виноделие, безусловно, невозможно без творческого начала. Но кого можно считать автором вина? Кого именно – из всего слаженного коллектива, задействованного в производстве, от виноградаря и агронома до винодела-технолога и маркетолога?..

Знаете, давнее правило виноделов гласит: «Вино учит смирению». Я как-то был приглашен на международный форум под названием Wine Сreator. На нем выступали действительно великие виноделы современности – и все они говорили, что необходимо изменить название конференции. Понимаете, лучшие из лучших не считают правильным называть себя «создателями»… И я почему-то разделяю эту точку зрения.

Татьяна Макурова

Похожие сообщения

Комментарии закрыты.

Наверх
X