Поливальный аппарат

Стимулы для роста

Дата Ноя 9, 17 • Нет комментариев

Кризис заставил компании прилагать больше усилий по повышению производительности труда, то есть выполнять одну из основных задач экономического развития. Исследование «200...
Pin It

Главная » Важное, Журнал «Управление Бизнесом» № 38, Экономика » Стимулы для роста

Кризис заставил компании прилагать больше усилий по повышению производительности труда, то есть выполнять одну из основных задач экономического развития.

Исследование «200 самых прибыльных компаний Северо-Запада», которое ежегодно проводит Аналитический центр журнала «Управление бизнесом», демонстрирует серьезные изменения в структуре отраслей, влияющих на стабильное развитие экономики Северо-Запада. Экономика регионов СЗФО демонстрирует рост статистических показателей, но связан он, скорее, с «эффектом низкой базы»: многие отрасли просели в кризисные годы.

Участники IV Форума бизнеса Северо-Запада  «Новая экономическая реальность. Как обеспечить  качественный рост бизнеса?», организованного журналом «Управление бизнесом», проанализировали результаты  введения антикризисных мер, текущую экономическую  ситуацию, рассмотрели те возможности, которые открываются в новых условиях как для бизнеса в целом,  так и для его отдельных сегментов.

Отчитались об оптимизации

– Добывающие компании Северо-Запада еще в 2015 году отыграли потерянную прибыль. По итогам 2016 года они показали уверенный рост и потянули за собой другие отрасли: транспорт, розничную торговлю топливом, черную металлургию, химию и нефтехимию. В 2015 году из убытка в прибыль перешли крупнейшие игроки нашего рейтинга – все они были из топ-10, в этом году черед дошел до топ-20, – комментирует итоговое исследование руководитель Аналитического центра журнала «Управление бизнесом» Евгений Заздравных.

Если сравнить с динамикой за прошлые годы, видно, что восстановление продолжается – темпы роста чистой прибыли в разы выше докризисных. В 2013 году прибыль участников рейтинга стала больше на 10,4% по сравнению с предыдущим периодом, потом закономерно упала в 2014-м к 2013-му, а в 2016-м увеличилась в восемь раз по отношению к 2015 году. При этом динамика выручки этих компаний в нисходящем тренде – за 2016 год она прибавила 7,1% (к 2015 году), до кризиса рост этого показателя составил 11,1%. Такие результаты, по мнению Евгения Заздравных, сигнал о том, что выход предприятий из кризиса связан отчасти с ростом их эффективности – многие игроки отчитывались об оптимизации бизнеса. В то же время положительная динамика связана и с изменением курсовых разниц, скорее с финансово-бухгалтерскими операциями, чем с менеджментом.

Отраслевой срез рейтинга показал, что позитивная динамика прежде всего у промышленности. Потребительский сектор продолжает находиться в отрицательной зоне, или прибыль настолько мала, что ее не хватает для попадания в рейтинг. Например, О’КЕЙ зафиксировал убыток по итогам прошлого года в размере 137,8 млн рублей в связи с инвестициями в развитие дискаунтеров. При этом сопоставимые продажи в целом среди крупнейших предприятий розничной торговли выросли незначительно в связи с продолжением падения продаж товаров в розницу. В то же время в 2016 году они прошли дно, а в 2017-м торговля взяла курс на восстановление. Поэтому мы ожидаем полноценный рост в потребительском секторе только по итогам 2017–2018 годов. В то же время отрадно видеть, что, хотя кризис больно ударил по компаниям, он стимулировал их прилагать больше усилий по повышению производительности труда, то есть выполнять одну из основных задач экономического роста.

Инфографика

(Чтобы увеличить, кликните на изображение)

Государство оказывает серьезную поддержку бизнесу, при этом многие предприниматели пока еще не готовы к работе на более качественном уровне. – До момента, когда в России стала активно продвигаться политика импортозамещения, более 70% медицинского оборудования в нашем портфеле составляла импортная техника. Сейчас порядка 50 на 50, и постепенно доля российского и белорусского оборудования растет. Много качественного оборудования, по многим позициям, к примеру по медицинской мебели, вообще отказались от поставок из-за рубежа, – говорит генеральный директор компании «КЕЛЕАНЗ Медикал» Елена Кириленко. Но есть, по ее словам, и негативные тренды. – Проводим переговоры с российским производителем: уникальная разработка, прекрасные результаты, но у разработчика нет понимания, как наладить серийный выпуск. Предлагают нам сотрудничество, мы готовы закупить до конца года 30 единиц оборудования, а они могут поставить не больше пяти. Наверное, необходимо привлекать партнеров, бизнес-консультантов, которые помогут отечественным компаниям в организации современных серийных производств высокотехнологичного медицинского оборудования, в выстраивании четких производственных процессов, – считает Елена Кириленко.

Генеральный директор НПК «Звезда» Павел Плавник считает важным совместное использование опыта эффективного управления в частном бизнесе и огромного ресурсного потенциала, который имеется у государства.

– Необходимо обеспечить качественное взаимодействие между участниками государственно-частного партнерства (ГЧП), чтобы рос совокупный результат, шло развитие высокотехнологичной экономики, – говорит он. НПК «Звезда» – активный участник государственного оборонного заказа, и в его росте Павел Плавник видит один из основных стимулов для развития отечественной промышленности. Еще один стимул – запуск федеральных целевых программ, в рамках которых появляются якорные проекты, объединяющие частный бизнес и государство.

– Такие проекты дают очень мощный совокупный эффект. Это новый импульс развития межзаводской кооперации, освоения передовых технологических компетенций, модернизации производства, использования потенциала отечественной науки и высшей школы. Целый ряд направлений, которые в итоге станут драйверами для экономики, – объясняет Павел Плавник.

Развитие кластерных инициатив и активное применение новых технологий – именно в этих направлениях видит новые точки роста экономики генеральный директор УК «Композитный кластер» Вадим Зазимко.

– Применение этой формы кооперации в России должно быть значимым и серьезным. Пока мы отстаем по темпам промышленного производства в кластерах от остального мира, но рассчитываю, что кооперация будет усилена, – говорит Вадим Зазимко. На конец 2016 года объем мирового рынка композитных материалов составил порядка 70 млрд долларов, к 2020 году, по оптимистичным прогнозам, этот показатель превысит 100 млрд долларов.

– На данный момент Россия занимает только 1% от общего объема мирового рынка композитов, необходимо постоянно работать над укреплением своих позиций, – уверен Вадим Зазимко. Уже есть конкретные проекты в судостроении, заключено несколько контрактов по применению новых технологий в нефтегазовой области. Перспективно использование композитных технологий в машиностроении, транспорте, транспортной инфраструктуре, строительстве, жилищно-коммунальном сегменте: городское хозяйство в целом очень привлекательная отрасль для применения композитов.

Для производственного предприятия «Филип Моррис Ижора», одного из крупнейших инвесторов Ленинградской области, ближайшие годы обещают быть очень насыщенными: на фабрике будет установлено новое оборудование для выпуска инновационной продукции с пониженным риском. Это продукция, основанная на технологии нагревания табака. При ее использовании не происходит горения, а следовательно – нет дыма и пепла. Кроме того, согласно исследованиям производителя, уровни содержания вредных веществ снижены примерно на 90–95% по сравнению с дымом сигареты. – Наша цель – как можно скорее переключить курильщиков на бездымные продукты с потенциально пониженным риском. На сегодняшний день IQOS доступен более чем в 30 странах мира, где около 4 млн курильщиков уже перешли на его использование. Чтобы обеспечить растущий спрос на инновационные бездымные продукты, компания постоянно инвестирует в наращивание производственных мощностей. Так, в июне этого года в рамках ПМЭФ между ЗАО «Филип Моррис Ижора» и правительством Ленинградской области подписано соглашение о реализации инвестиционного проекта, согласно которому в 2017–2018 годах компания вложит 2,494 млрд рублей в создание и модернизацию производственных мощностей для выпуска нагреваемых табачных стиков для IQOS.

Одновременно планируется переоснащение нашей фабрики новым производственным, лабораторным и инженерным оборудованием, – говорит управляющий по корпоративным вопросам региона ЗАО «Филип Моррис Ижора» Марина Камаева.

Вице-президент Торгово-промышленной палаты Санкт-Петербурга Екатерина Лебедева, комментируя результаты рейтинга «200 самых прибыльных компаний Северо-Запада», обращает внимание на необходимость активного развития внешнеэкономической деятельности, с тем чтобы качественный рост показывали компании несырьевого сектора. Вопросы развития тем более актуальны, поскольку государство оказывает серьезную поддержку экспортно ориентированным компаниям.

– На данный момент те истории экспортного успеха, что мы наблюдаем, скорее результат работы самих компаний, хотя, к примеру, все активнее работает Российский экспортный центр. Мы уверены в том, что если не в количественном, то в качественном измерении экспорт точно будет развиваться, – говорит Екатерина Лебедева. И уточняет: рост экспортных поставок полезен не только с точки зрения получения прибыли.

– Многие компании, уже работающие на внутреннем рынке, выходя за пределы страны, используют те же тактические решения, что и прежде. Но внешние рынки очень конкурентны, нужны новые стратегии, новые знания, поэтому развитие экспорта будет способствовать росту компетенций, – уверена она.

– Некоторое время назад беседовал с чиновником, который после работы в оборонно-промышленном комплексе перешел в Министерство сельского хозяйства. Во время беседы спросил, в чем существенная разница между выполнением работы на этих двух местах, – вспоминает директор Института проблем предпринимательства Владимир Романовский. – Он ответил: в ОПК несколько сотен ключевых игроков, все они вертикально интегрированы и в этой парадигме занимаются бизнесом. А в сельском хозяйстве тысячи заметных игроков, и государство им во многом безразлично. Они поднимали свой бизнес сами и развивают его без нас.

Владимир Романовский обращает внимание на то, что наиболее последовательно государственная политика проводится в финансовом секторе, который находится в ужасном состоянии. При этом наиболее существенный рост объема инвестиций происходит в агропромышленном комплексе, IT, ритейле, строительном секторе. То есть там, где присутствие государства как регулятора минимально.

Управляющий партнер компании Maxima Legal Максим Аврашков указывает на системные проблемы, мешающие росту проектов государственно-частного партнерства.

– В первую очередь это проблемы законодательства, судебной практики. Как качество законодательных актов, так и отсутствие единой понятной правоприменительной практики не позволяет инвесторам вкладываться в долгосрочные проекты. А проекты, реализуемые на принципах ГЧП, как раз долгосрочные. Кроме того, в регионах большое количество проектов, которые крайне непрофессионально подготовлены. Проекты плохо «упакованы» и не интересны инвесторам, что делает их старт крайне затянутым процессом, – объясняет Максим Аврашков. – Большая часть инфраструктурных объектов находится в руках государства. Государство зачастую является и неэффективным собственником, и неэффективным управленцем. В этой связи механизм ГЧП позволяет как вовлекать инфраструктурные объекты в оборот, так и привлекать новые инвестиции, находить опытных операционных специалистов, которые обеспечат эффективное использование объектов, – говорит он.

Руководитель направления по работе с региональным госсектором Северо-Западного банка ПАО Сбербанк Денис Борисов признает, что прежде банки неохотно финансировали подобные проекты ГЧП. Но теперь ситуация изменилась.

– Мы стараемся запускать небольшие проекты. На данный момент в проработке находится порядка 13 проектов, где инвестиции в каждый составляют до 100 млн рублей. Инструменты поддержки проектов ГЧП должны создаваться не только крупными системообразующими банками, должны быть созданы компетенции в других финансовых институтах, на всем банковском рынке. Должно появиться желание войти в этот бизнес и получать доход, – считает Денис Борисов.

Он также обращает внимание на то, что сейчас роль первой скрипки в проекте ГЧП принадлежит государству, то есть публичной стороне. При структурировании проектов публичная сторона чаще всего обращает внимание на два аспекта: собственную безопасность и решение прежде всего государственных задач.

– Но государственно-частное партнерство – история не про это, это не только решение проблем государства. Это инструмент, предусматривающий баланс интересов. Если государство готовит проект и выставляет его на конкурс – то мы понимаем, что в этот проект частный бизнес, с высокой долей вероятности, не пойдет, финансирования через институты тоже не будет. Ведь выставлены условия, которые зачастую защищают только одного из участников соглашения, – объясняет Денис Борисов. Поэтому развитие ГЧП прежде всего частная концессионная инициатива, когда бизнес готов самостоятельно оценивать и искать объекты для инвестиций и предлагать те условия, на которых он готов войти в инфраструктурные проекты, что позволит обеспечить баланс интересов и реализовывать приоритетные задачи публичной стороны.

В панельной дискуссии принял участие и гость из московской юридической фирмы PATENTUS, предоставляющей полный спектр услуг по интеллектуальной собственности в России и за рубежом. Партнер и руководитель отдела товарных знаков и практики разрешения споров PATENTUS Дмитрий Марканов рассказал участникам IV Форума бизнеса Северо-Запада о том, почему западные компании не сокращают расходы на юридическую практику по интеллектуальной собственности. Он подчеркнул, что, хотя из-за кризиса и санкций количество заявок на патенты со стороны иностранных компаний сократилось, они, понимая ценность и значимость интеллектуальной собственности, спешат зарегистрировать на себя свои изобретения, осознавая, что кризис – временное явление, а срок действия патента – 20 лет. В своем выступлении Дмитрий Марканов привел пример из практики, когда с помощью товарного знака клиенту удалось получить дополнительное необходимое финансирование, зарегистрировав собственное фирменное обозначение.

Дмитрий Марканов рассказал также о случаях из судебной практики PATENTUS, связанных с тем, с какими сложностями сталкиваются добросовестные правообладатели, выходя на новые рынки, и о том, каким образом в новой экономической реальности действуют патентные тролли. К сожалению, отметил он, патентные тролли не являются пережитком прошлого, они стали изощреннее в своих подходах и по-прежнему угрожают предпринимателям, легкомысленно относящимся к своей интеллектуальной собственности.

Мнения экспертов


Создать «мягкую» инфраструктуру

Максим СоболевМаксим Соболев, директор по коммерческой недвижимости АО «ЮИТ Санкт-Петербург»

– Если оценивать ситуацию с инфраструктурным обеспечением бизнеса в Санкт-Петербурге и Ленинградской области, то для производственных компаний по-прежнему актуален вопрос присоединения к сетям инженерно-технического обеспечения. И город, и область развивают инфраструктуру, но очевидно, что ситуация все же требует улучшения. Примером может быть приостановка на несколько лет компанией Fazer проекта в Красном Селе в том числе из-за стоимости инженерного обеспечения проекта. А чтобы обеспечить комфортную среду для ведения бизнеса, в первую очередь необходимо создавать «мягкую» инфраструктуру.

Бизнес должен быть уверен в постоянстве правил и прозрачности процедур. Что касается нашего индустриального парка Greenstate, то в нем уже 14 проектов резидентов. Более 60% площади занято под проекты наших резидентов и объекты инфраструктуры. С начала года наметились положительные тенденции в инвестиционной сфере. Если в 2014–2016 годах мы проводили максимум одну сделку за год, то с начала 2017-го уже подписано три контракта с новыми резидентами. Также заключено соглашение с компанией Tikkurila Oyj, она планирует строительство нового завода для производства декоративных и промышленных покрытий на участке в индустриальном парке Greenstate.

В нашем портфеле в этом году имеются проекты как отечественных, так и иностранных компаний, причем среди российских наиболее активны малый и средний бизнес. Примечательно, что существенная доля тех предприятий, с которыми мы заключаем контракты или проводим переговоры, относится к машиностроительной отрасли. Надеемся, что через три года наш индустриальный парк будет заполнен. Для этого есть необходимая инженерная инфраструктура, парк удобно расположен. Для клиента мы можем выделить участок необходимой формы и размера. ЮИТ – крупная международная компания, выполняющая свои обязательства. Мы удобны как для крупного бизнеса, так и для малых предприятий. Мы абсолютно прозрачны, с каждым оговариваем все детали, бюджет на обслуживание инфраструктуры парка формируется по принципу «открытой книги» и ежегодно утверждается. Если надо, мы обслуживаем и инфраструктуру объектов резидента. Одним словом, делаем все, чтобы работать с нами было комфортно.

Плюсы и минусы

Елена КириленкоЕлена Кириленко, генеральный директор компании «КЕЛЕАНЗ Медикал»

– Наша компания – интегратор, представляющая интересы ведущих российских и зарубежных производителей медицинского оборудования, большинство работ выполняет по государственным контрактам. Несмотря на звучащую критику и несовершенство законодательства по государственному заказу, мы наблюдаем улучшение ситуации и совершенствование законов с точки зрения бизнеса. К примеру, более жестко прописаны регламенты по срокам оплаты по госконтрактам. Есть, конечно, и ужесточения по отношению к исполнителям госконтрактов, но они абсолютно разумные и взвешенные. Государственные заказчики, в частности, обращают внимание на квалификацию поставщика и стараются в тендерной документации максимально четко отразить все условия, чтобы исключить появление в серьезных технических и инфраструктурных проектах компаний, зачастую выдающих желаемое за действительное. Выигрывают, а потом не могут выполнить поставленные задачи. Квалификация поставщика очень важна при выполнении госконтрактов в сфере здравоохранения, ведь от точности и профессионализма поставщиков зависит здоровье граждан.

К сожалению, видим негативную тенденцию во взаимоотношениях с бизнес-партнерами. Кризис отрицательно сказался на компаниях малого и среднего бизнеса, есть проблема с неисполнением своих обязательств. Компания заключает договор, получает предоплату – а потом приходится подключать все возможные и невозможные силы и ресурсы, чтобы заставить ее исполнить свои обязательства. При всем моем хорошем отношении к предприятиям малого бизнеса, получая предоплату, многие из них закрывают свои финансовые прорехи, а страдаем мы. Испытав эти проблемы на собственном опыте – обеспечивали контракт по поставке большой партии компьютеров в медицинское учреждение, и партнеры нас подвели, – мы немного изменили свою тактику ведения бизнеса, работаем напрямую с производителями оборудования или крупными компаниями, никаких дилеров и прочих посредников. Есть жесткое требование: мы проверяем всех наших контрагентов. Видим, что компания проблемная, – отказываемся от работы с таким поставщиком. У нас ведь государственный заказчик, который постоянно отслеживает исполнение обязательств по госконтракту, мы не можем рисковать.

Вижу улучшения во взаимодействии бизнеса и государства. Гораздо более открыто и конструктивно можно вести диалог с налоговыми инспекциями и правоохранительными органами. Да, уровень контроля повысился в разы, но и количество выездных проверок значительно сократилось. Если уж налоговые инспекторы выезжают на предприятие, то они на 100% уверены в том, что там есть нарушения. Ведешь бизнес корректно и честно – проблем не будет. Поскольку мы работаем с медицинским оборудованием, то у нас есть льгота по налогу на добавленную стоимость и вот уже более 10 лет мы ежеквартально проходим камеральные проверки. Даже если к нам есть вопросы, то в режиме конструктивного диалога они спокойно разрешаются. То же самое с правоохранительными органами: выполнение госконтракта всегда очень жестко контролируется, и мы готовы в любой момент предоставить необходимые документы. Сложнее стало взаимодействовать с банками. Понятно, что банковские структуры под серьезным прессингом, банки должны в десятки раз жестче проверять своих контрагентов и партнеров, но мы перестали просить у банков кредиты. Длительный процесс рассмотрения заявки, зачастую неаргументированный отказ, несмотря на то что компания имеет хорошую историю и хорошую репутацию, – нам проще договориться с производителями о товарных кредитах. Большинство производителей дают хорошие товарные кредиты, причем зачастую там нет лимита – под любой заказ нам предоставляется товарный кредит без предоплаты, с отсрочкой оплаты до 120 дней после того, как мы забираем оборудование с завода.

В целом тенденции на рынке положительные. Новая экономическая реальность привела к тому, что произошел отсев неустойчивых компаний. На рынке остаются надежные, порядочные компании, которые корректно ведут свой бизнес, верно выбирают стратегические направления для развития.

Новые тренды — новые профессии

Евгения ТитоваЕвгения Титова, лидер практики Kelly Services CIS

– Диджитализация проникает во все сферы жизни общества. В финансовом секторе, который отреагировал оживлением на позитивные прогнозы по развитию экономики, это выражено очень ярко. С одной стороны, актуальным становится тренд диджитализации бизнеспроцессов, с другой – развиваются дистанционные сервисы: время становится одним из ценнейших ресурсов, и банк должен иметь возможность стать максимально доступным и удобным.

Реализация таких концепций, как Market Place и White Label, позволяет банковским клиентам получать неклассические банковские услуги через один канал. Более того, в связи с изменениями паттернов пользователей стремительно растет рост покупок через интернет, что может породить уход от приложений мобильных банков к принципиально иной технологии, позволяющей встраивать банковскую компоненту в мобильные сервисы.

Вышеобозначенные примеры предполагают возникновение позиций руководителей, способных запустить эти проекты в жизнь. Такие специалисты должны сочетать навыки в IT-индустрии, банках и руководстве проектами, желательно с нулевой стадии, с ответственностью за финансовый результат.

Спрос на IT-специалистов в банковской сфере неуклонно растет. Все тренды IT-индустрии автоматически переносятся на банковскую отрасль: возникают целые блоки специализаций, которых ранее в банках не было, – проектные команды работают по технологии Agile, потому востребованы специалисты со знанием этой технологии. Сам проектный подход обуславливает спрос на руководителей проектных офисов и команд. Значительно усложнившаяся банковкая аналитика также интегрирует IT-подходы: возникают блоки специальностей, связанных с технологиями Bigdata, machinelearning и crowdsourcing.

Отдельной историей является активно развивающийся рынок криптовалют, пока не подпадающий под четкий контроль ни законодательства, ни финансовых регуляторов. Все позиции в этом блоке, по сути, являются новыми и требуют от участников классического банковскоинвестиционного бэкграунда понимания IT-технологий, гибкости мышления и способности освоения новых сфер.

Инвестиции в развитие

Андрей СоколовАндрей Соколов, генеральный директор АО «Технопарк Санкт-Петербурга»

– Рейтинг «200 самых прибыльных компаний Северо-Запада» наглядно указал участникам форума на важность эффективности бизнеса и производительности труда. Надеюсь, что этот факт поможет собственникам и директорам по-новому посмотреть на необходимость вкладываться в развитие предприятий. На первое место выходят новые технологические и маркетинговые процессы. Не воспринимающие их компании покидают рынок, традиционных лидеров все чаще теснят новички. Их ключевые компетенции заключаются в управленческой мобильности и новых моделях организации процессов.

Петербургские точки роста возникают прежде всего там, где умеют организовать результативное взаимопроникновение традиционных отраслей и дисциплин, эффективно сочетать преимущества уже имеющихся на рынке продуктов и новых разработок.

Современные технологии способны вывести малую или среднюю компанию в отраслевые лидеры, но добавляем, что такие взлеты затруднены стоимостью разработки и предсерийного производства, неподъемной для одиночного участника рынка. Поэтому в экономически развитых странах производство сложных высокотехнологичных продуктов объединяет как крупные, так и малые компании. Такие проекты более жизнеспособны и устойчивы к кризисным явлениям, а уход одного, даже крупного, участника неспособен остановить их развитие.

В 2017 году эффективность такого подхода в технологическом секторе лучше всего продемонстрировали городские кластеры, инициировавшие развитие нового типа инфраструктуры – региональных инжиниринговых центров. Один из них, предназначенный для микрореакторного синтеза активных фармсубстанций, уже выполняет технологические работы для компаний – производителей лекарств, косметики, химических продуктов. А инжиниринговый центр «Сэйфнэт» предлагает предприятиям из сферы IT и радиоэлектроники создавать новые проекты для защищенных квантовых коммуникаций. Технопарк, традиционно формирующий культуру инноваций в Санкт-Петербурге, намерен переносить этот успешный опыт в другие отрасли, предлагая им как участие в федеральных и региональных программах поддержки бизнеса, так и уникальную инженерную инфраструктуру.

В фазе роста

Яков МиркинЯков Миркин, заведующий отделом международных рынков капитала ИМЭМО РАН

– Наступило счастливое время для глобальной экономики, которая находится в стадии роста на длинном цикле. В реальном исчислении мировая экономика по итогам 2017 года вырастет почти на 4%, а экономика Европейского союза, в частности, покажет более 2% роста. Этот рост для нас очень важен, так как он тянет за собой и российскую экономику. При этом на развивающихся рынках остается очень высокая концентрация рисков. Несмотря на то что возобновился рост цен на сырьевые ресурсы, их стоимость по-прежнему остается низкой, а значит, есть потенциал для неприятностей. Очень высоки риски трампономики – риски резких структурных изменений на карте мира. Трампономика подразумевает под собой создание очень быстрой экономики в США.

И прежде всего – желание сделать из США чистого экспортера топлива, нефти, сжиженного природного газа. Мало кто знает, к примеру, что США уже сейчас являются основным конкурентом России на европейском рынке каменного угля. И теперь глобальную экономику ждут масштабные изменения: как только США встанут на путь увеличения экспортных поставок, произойдет очень резкое понижательное давление на цены на сырье и на спрос.

Учитывая, что глобальная экономика вошла в зону циклического роста, какие-либо серьезные кризисные проблемы даже если и возникнут, то не ранее середины 20-х годов. Конечно, мы учитываем только финансовые факторы – геополитические тенденции могут очень сильно повлиять на прогнозные оценки. Еще два фактора, предполагающие волатильность российской экономики, – курс доллара к евро и цены на сырье. Нефть еще в начале 2016 года стоила 26–27 долларов за баррель, сейчас – 57–58 долларов. Подобная волатильность означает, что сырьевые экономики могут как вырасти, так и упасть в краткосрочном периоде. Это свойство, о котором не стоит забывать во времена, которые считаются стабильными. Мы – сверхволатильны, очень отзывчивы на внешние шоки.

Что представляет собой российская экономика на подобном благоприятном внешнем фоне? Прежде всего, это очень небольшая экономика в мировом масштабе. До 2013 года доля реального сектора экономики России в мировом валовом продукте составляла порядка 2,9%, сегодня, после девальвации рубля, этот показатель снизился до 1,8%. Доля российского финансового сектора еще меньше, не более 0,4–05% глобальных финансовых активов.

Это экономика, которая переживает крупный тренд огосударствления. Если 5 лет назад эксперты оценивали долю государства в экономике примерно в 50%, то сегодня прогнозные оценки доходят до показателя в 70%. Очевидно, что если не произойдет поворота и этот тренд будет развиваться, то экономика, уровень огосударствления в которой составляет 80–85%, – это уже другая реальность для частного бизнеса. Подобное давление очень сильно подожмет малый и средний бизнес.

Мы знамениты еще и тем, что растет по экспоненте административная нагрузка. Кратный рост объемов Уголовного кодекса, Кодекса об административных правонарушениях, взрыв в числе нормативных актов. Проблема в том, что в основе регулирования российской экономики лежит представление о человеке действующем, ведущем бизнес, как об обходящем законы, уходящем в валюту, ворующем, вывозящем капиталы за границы. Когда члены экспертных групп, связанных с разработкой стратегических направлений регулирования экономического роста, приходят на совещания с участием чиновников, занимающих высокие посты во властных элитах, первую реакцию на предложение о стимулах предугадать легко: «вывезут капиталы», «своруют деньги».

Любой налоговый стимул окружается огромным количеством условий, его очень тяжело применить. И рассматриваются эти стимулы не как потенциал для роста налоговой базы, а, наоборот, как вычет из налогов. В итоге мы имеем очень высокое налоговое бремя.

Можно говорить о том, что российская экономика выстроена по латиноамериканскому типу – громадная роль государства, очень высокая роль вертикали власти, сверхконцентрация собственности, сырьевая зависимость, серьезные финансовые риски и постоянная волатильность. Но это экономика, как и в Латинской Америке, больших возможностей и вечных, непрекращающихся приключений.

(Из выступления на бизнес-мероприятии компании «БКС Ультима»)


Георгий Дмитриев

IV Форум бизнеса северо-запада организован журналом «Управление бизнесом». Партнеры Форума: «БКС Ультима», АО «ЮИТ Санкт-Петербург», «КЕЛЕАНЗ Медикал», HONKA, Технопарк Санкт-Петербурга, отель «Амбассадор». Генеральный информационный партнер: Радиостанция «Business FM Петербург». Официальный автомобиль Форума: АВАНГАРД – официальный дилер «Мерседес-Бенц».

Похожие сообщения

Комментарии закрыты.

Наверх
X