Станислав Митрофанов

Самый сок

Дата Сен 29, 17 • Нет комментариев

Станислав Митрофанов: мы изначально приобретали производственную площадку, чтобы производить продукт на общероссийский рынок. В предчувствии перемен на рынке псковские...
Pin It

Главная » Журнал «Управление Бизнесом» № 37, Наши спикеры » Самый сок

Станислав Митрофанов: мы изначально приобретали производственную площадку, чтобы производить продукт на общероссийский рынок.

В предчувствии перемен на рынке псковские бакалейщики решили стать производственниками и приобрели полуразрушенный хлебозавод в райцентре. Перебрав разные варианты, они занялись производством натурального яблочного сока прямого отжима и рассчитывают выйти с этим и другими экопродуктами в премиальные торговые сети столицы. Директор Красногородского хлебокомбината Станислав Митрофанов рассказал журналу «Управление бизнесом» о планах компании запустить производство крафтового лимонада, сидра и восстановить старинную усадьбу, окруженную яблоневыми садами.

– Как родилась идея приобрести хлебокомбинат в небольшом (население Красногородского района менее 7000 человек) райцентре?

– Мы искали производственную площадку. Мы – это дистрибьюторская компания «Фарина-Трейд». Торговали бакалейной группой товаров: мукой, макаронами. А потом начали искать новые варианты развития.

Это нормальная история в бизнесе, когда дистрибьюторская компания, у которой есть опыт продаж, уходит в производство. Эра дистрибьюторского бизнеса потихоньку завершается: это связано с приходом федеральных сетей и закрытием местной мелкой розницы. Все уходит на федеральные контракты, розница, откровенно говоря, дохнет, а за ней следом – и дистрибьюторский бизнес. Такая ситуация по всей России наблюдается.

СокВ 2013 году мы увидели объявление о продаже комбината и решили его приобрести. Главным стимулом стала достаточно привлекательная цена: 2 или 3 млн рублей за здание и остатки оборудования.

– Что из себя представляло предприятие?

– Красногородский хлебокомбинат был открыт в 1959 году. В новейшее время он вошел в качестве муниципального предприятия. Но производством не очень хорошо управляли, росла конкуренция: пришли федеральные сети, а местное райпо отказалось от работы с хлебокомбинатом, чтобы поддержать свои пекарни. Комбинат генерировал огромные убытки и был остановлен, законсервирован и выставлен на торги. Часть оборудования оказалась безвозвратно потеряна: разворована, продана.

– Купив завод, вы возобновили на нем производство хлеба?

– В перезапуск производства пришлось инвестировать несколько десятков миллионов рублей из основного бизнеса и собственных средств владельца. После этого мы начали продавать хлебобулочные изделия. Основным каналом сбыта стала местная красногородская розница. Кроме того, мы вышли на Псков. Запустили производство собственной торговой марки (СТМ) под сеть «Вольный купец».

– Это позволило выйти на серьезную прибыль?

– Красногородск – город маленький, и объем потребления там изначально был небольшой. А в Пскове мы вынуждены конкурировать с местным хлебокомбинатом – большим производством с современным оборудованием и населением, лояльным к «своему» бренду. Так что появилась идея уйти в абсолютно другой канал сбыта: выйти на общероссийский рынок. Но хлеб «Дарницкий» и батон «Нарезной» не дают такой возможности – это только для местных.

– И где вы искали идею продукта?

– Собственно, мы изначально приобретали производственную площадку, чтобы производить продукт на общероссийский рынок. Собственник нашей компании из Риги. Он полжизни прожил в Латвии, знает этот рынок, продукты.

Планировалось производить на заводе в Красногородске латвийский ржаной хлеб, так называемый «Рижский». Он по свойствам – минералам, клетчатке – совсем другой, нежели тот, к которому привыкли россияне. Срок годности у него 14 суток, что дает возможность работать практически с любым регионом России.

– Но «Рижский» хлеб сейчас пекут все…

– Есть «Рижский» хлеб, который только называется «Рижским», а есть – который сделан, как рижский, с весом одного изделия 3 кг, к примеру. В России сейчас только одна компания делает такой хлеб в промышленном объеме – там тоже собственник из Латвии…

Все, однако, оказалось сложнее, чем мы думали. Потребовалось время, чтобы овладеть нужными технологиями: у нас сейчас специалист постоянно стажируется в Латвии, учится выпекать этот хлеб. Непросто было отыскать в России и поставщиков сырья определенного уровня. Например, производителя ржаной муки с сертификатом «Био», без использования каких-либо химикатов. Так что мы только готовимся запускать производство настоящего «Рижского» хлеба.

Но пока шла подготовка, были постоянные командировки в Латвию, общение с владельцами «крафтовых» хлебокомбинатов. И в процессе этого общения мы выяснили, что в Латвии очень популярны соки прямого отжима. Там совсем другая культура их потребления: эти соки в пакетах bag-in-box с краном, упакованные по 3, 10, 20 л, используются в школах, кафе и ресторанах.

Мы выехали на производства, посмотрели, как это делается. По факту все достаточно просто: берутся яблоки, моются, чистятся, идут в дробилку и под пресс – вот и все производство. Дальше сок пастеризуется и разливается в упаковку.

– Пришлось создавать новое производство с нуля?

– Нет, на хлебокомбинате изначально было три цеха: хлебобулочные изделия, розлив воды и лимонадов, производство сока. И, в частности, были огромный пресс и дробилка: советские, чугунные. А это самая дорогостоящая часть оборудования.

Мы закупили в Латвии новое пастеризационное оборудование австрийского производства. Восстановили цех, доукомплектовали, привели все к санитарным нормам, и можно было приступать.

– А откуда взяли сырье в нужных объемах?

– Красногородский район богат яблоневыми садами, так что проблем не было: мы закупали яблоки у местного населения по очень привлекательной цене. В этом году будем закупать яблоки, уже перебранные и распределенные по сортам и цвету.

Вообще, с точки зрения яблок район готов удовлетворить любое производство. В 17 км от райцентра есть огромный сад, в сотни гектаров. Сейчас мы ведем переговоры о его приобретении. Рядом бывшее поместье графа Пещурова. Там тоже сад в 20–30 га. Есть желание и его восстановить.

– У вашего сока необычная упаковка. Заказывали ее у профессионального агентства?

– Нет, все делали «на коленке». Эту упаковку я сам придумал. Изначально мысль крутилась вокруг крафтовой темы: бечевка, картон, некрасочная этикетка. И мы не стали придумывать какой-то специальный бренд – написали на коробках просто «Яблочный сок».

– Очевидно, вы ориентируетесь не на массовый рынок. Какой видите аудиторию своего продукта?

– Стопроцентно натуральный сок – очень специфический продукт. Он очень кислотный. Разбавить его раз в пять, подсластить – получится примерно то, что продают в коробках массовых брендов.

Мы выставлялись на выставке «Продэкспо», получили хорошую тягу от московских и питерских сетей экомагазинов. В Москве бум экосетей, туда мы и стремимся.

– Любой бренд, претендующий на премиальность, мечтает попасть на полки дорогих столичных сетей. Вас это касается?

– Мы вели переговоры с «Вкусвиллом» и «Азбукой вкуса». По мощностям пока не готовы обслуживать эти сети, но рынок пощупали и поняли, что можем туда зайти, если приложим максимум усилий.

В соседнем магазине (рядом с офисом компании в Пскове расположен магазин-дискаунтер федеральной сети. – Прим. ред.) сок стоит 28 рублей за литр. Из них 14 рублей – коробка, рубль – пробка. Сколько там на сок остается? Рублей 6? И таких производителей в России очень много. А экологичного, натурального сока почти нет.

– Какие у вас объемы производства?

– В 2016 году мы заготовили немного: 30 тонн. В 2017-м намерены произвести 60 тонн. Сейчас меняем оборудование: у нас будет два пресса, купим более совершенную машину для пастеризации. Главное, есть мойка, хранилище, цех. Эта площадка готова практически для любого объема.

Кстати, в настоящий момент в Красногородске работают два предприятия по заготовке замороженных грибов и ягод, и оба латвийские. Берут наши яблоки, грибы, клюкву, чернику, обрабатывают, замораживают и отправляют на экспорт. Если мы тоже будем морозить яблоки, то сможем производить сок в течение всего года. И мы еще не использовали жмых, а из него, как подсказали коллеги, можно делать компот. Это безотходное производство!

– Вы планируете как-то еще расширять продуктовую линейку?

– Да, будем делать сок прямого отжима из ягод: благо Красногородский район очень богат клюквой и черникой. В тестовом режиме сушим яблоки, ягоды и грибы. По сухофруктам тоже очень большой интерес в Москве. Планируем клюкву в сахаре делать.

У нас есть еще одна площадка, в Новоржеве, там очень хорошая вода: две артезианские скважины по 140 м. Планируем в 2018 году запустить розлив воды, производство лимонада в стекле двух видов – один «обычный», как все делают, а другой – крафтовый, натуральный, с соком яблок и ягод. Возможно, перенесем туда часть производства сока. Будем делать морсы, компоты.

– Напрашивается вопрос о производстве сидра…

– Вообще-то мы изначально мечтали пиво варить: сейчас очень интересный рынок крафта. Но пообщались с серьезными предпринимателями, и нам сказали, что этот рынок стал очень жестким и конкурентным. В Латвии многие ушли из пива в сидр. Мы уже выезжали на производство, изучали вопрос. Это красивый, интересный бизнес: для души, для себя. Думаю, через пару лет запустимся.

– Сырья на все, что запланировано, точно хватит?

– Если получится с покупкой сада, о котором я упоминал, то мы на сто процентов удовлетворим собственные нужды. Но, опять же, это огромные инвестиции в окультуривание: отдельный серьезный проект. Опять-таки уже упоминавшуюся усадьбу Пещурова можно взять в управление, хотя это все сложно, конечно.

– Если есть усадьба, то можно подумать и об экотуризме?

– Согласен. У соседей все производства принимают экскурсии, все готовы размещать гостей. Плотно мы этим пока не занимались, но в планах есть что-то этакое сделать.

– Вы нацелены на общероссийский рынок. А как насчет экспорта?

– Если научимся делать в большом объеме и хорошего качества сухофрукты – обязательно будем экспортировать в Германию, Швецию. Соки – нет, тут другая цена за килограмм, логистически это менее выгодно.

Максим Андреев
Псков

Похожие сообщения

Комментарии закрыты.

Наверх
X