Ростки

Жить по средствам

Дата Сен 18, 17 • Нет комментариев

После сокращения объемов программы господдержки сельского хозяйства изменились и ее целевые показатели. Мощная поддержка сельского хозяйства началась в 2014 году, после...
Pin It

Главная » life Style, Важное, Проект "Агропромышленный комплекс" № 1 » Жить по средствам

После сокращения объемов программы господдержки сельского хозяйства изменились и ее целевые показатели.

Мощная поддержка сельского хозяйства началась в 2014 году, после эмбарго на импорт продуктов питания из стран ЕС и США в ответ на антироссийские санкции. Курс на импортозамещение потребовал дополнительной поддержки сельхозпроизводителей. По данным Минсельхоза, на протяжении последних четырех лет рост производства в сельском хозяйстве сохраняется и в 2016 году составил почти 5%.

Как отмечает глава ведомства Александр Ткачев, в 2016 году впервые за последние три года рост инвестиций в агропромышленный комплекс (АПК) страны увеличился на 10% по сравнению с предыдущим годом. При этом объем инвестиционного кредитования сельского хозяйства вырос на 28% и превысил 380 млрд рублей. Краткосрочное кредитование увеличилось на 35% – до 1,2 трлн рублей. По данным Минсельхоза, средняя рентабельность производства с учетом господдержки превысила 17%. Без учета субсидий рентабельность находится на уровне до 10%. Выросла на 2,5% доля прибыльных хозяйств в общей численности сельхозпредприятий, сегодня она составляет около 87%.

Правда, аккурат перед тем, как отчитаться об этих успехах, Минсельхоз объявил о сокращении объемов государственной поддержки отрасли. В марте было подписано постановление правительства РФ, согласно которому финансирование гос программы поддержки сельхозпроизводителей в 2018–2020 годах сокращено в 1,7 раза от предполагавшихся ранее 1,012 трлн рублей.

В новом варианте федеральное финансирование АПК в 2017 году составит 215,8 млрд рублей, в 2018-м – 197,9 млрд, в 2019-м – 194 млрд руб лей. В 2020 году ожидается выделение еще 194,06 млрд рублей, отмечают в Минсельхозе.

При этом более 700 млн рублей планируется выделить на поддержку экспорта сельхозпродукции. По данным ФТС России (без учета торговли со странами ЕАЭС), за первые 6 месяцев 2017 года экспорт составил $7,3457 млрд, что на 17,7% выше уровня аналогичного периода прошлого года.

Очевидно, что сокращение объемов финансирования отрасли произошло на фоне общего дефицита бюджетных средств. Кроме того, ряд отраслей, считают чиновники, уже насыщены. Например, почти не субсидируются кредиты на создание проектов по свиноводству и птицеводству.

Впрочем, по сравнению с ситуацией 1990-х годов успехи российского агропрома можно считать значительными. Как напоминает генеральный директор ИК «Грифон Эксперт» Александр Петренко, результатом первых лет реформ стал тяжелейший кризис отрасли.

– К концу 1990-х годов объем производства продукции сельского хозяйства упал на 40%, поголовье крупного рогатого скота снизилось втрое, свиней – в 4 раза, во столько же сократилось производство молока и мяса.

По словам эксперта, тогда неоднократно списывались долги предприятий, что в итоге провоцировало их накопление.

– Был создан механизм лизинга сельскохозяйственной техники, проводились зерновые интервенции для регулирования цен, вводились импортные квоты на мясо и т. д. Однако эти действия были хаотичны, так что происходившее напоминало скорее спешное залатывание пробоин в тонущем корабле. В 1997 году большинство предприятий сельского хозяйства – 82% – были убыточными, – отмечает Александр Петренко.

Постепенно власти начали предпринимать усилия для поддержки отрасли. В 2000 году для кредитования сельхозпроизводителей был создан Россельхозбанк, в 2001-м – Росагролизинг, а в 2005 году – принят национальный проект «Развитие АПК». В итоге начало 2000-х можно считать стартом восстановления сельского хозяйства.

Показатели роста

Государственная программа развития сельского хозяйства на 2013–2020 годы стала одной из самых деньгоемких за последние годы. Однако после весеннего сокращения значительно изменились ее целевые показатели.

Согласно новой редакции документа, обеспеченность российскими продовольственными товарами к 2020 году должна составить: по зерну – 99,3% (с 99,7% в первоначальной версии программы), по растительному маслу – 83,9% (87,7%), по картофелю – 97,6% (98,7%), по мясу и мясопродуктам – 90,2% (91,5%), по молоку и молокопродуктам – до 80,6% (90,2%).

Новые мощности для единовременного хранения оптово-распределительных центров предполагаются в объеме до 4,7 млн тонн, увеличение площади закладки многолетних насаждений на 65 000 га, виноградников – до 140 000 га.

Увеличение производства сельхозпродукции в хозяйствах всех категорий в 2020 году по отношению к 2012-му должно составить 25,9%, пищевых продуктов – на 30,9%, что несколько ниже, чем первоначальный показатель в 32,5%, так как переработчики, в отличие от производителей, почти не получают льготы.

Прирост темпов производства в отрасли планируется на уровне 1,7%, тогда как ранее власти говорили о 4%, а в 2016-м он составлял 4,8%.

– Сельское хозяйство России серьезно развивается, мы прирастаем в объемах производства, в качестве продукции, вытесняя с полок импортную продукцию. За последние три года импорт продовольствия из разных стран сократился в 2 раза, это огромная победа наших аграриев. Сегодня мы выполняем историческую миссию, через 5–7 лет наша страна будет способна полностью заместить и производить в полном объеме продукты питания, то есть закрыть дефицит и выйти на внешние рынки, – сказал Александр Ткачев в начале июля (цитата по сайту Минсельхоза).

Пока показатели сельхозпроизводства подтверждают оптимизм министерства. По данным ведомства, в 2017 году аграрии увеличили посевные площади на 300 000 га, до 80 млн га, валовой сбор тепличных овощей в целом по стране составляет 476 200 тонн, что на 24,4% больше, чем на аналогичный период прошлого года.

– Если в регионе увеличивается объем производства сельхозпродукции, растет продуктивность в животноводстве, повышается урожайность с гектара, увеличивается число сельхозорганизаций, растут другие показатели сельского хозяйства – тогда можно смело говорить о положительной роли государственной поддержки. Но я бы подчеркнул пока еще низкую эффективность использования полученных по государственной программе средств. Иногда фермерские хозяйства в прямом смысле «закапывают деньги в землю». Работают по старинке, не выходят на новые рынки сбыта, не осваивают современную логистику, в результате возникают трудности окупаемости и возврата кредитов даже по выделяемой низкой ставке, – говорит Александр Петренко.

Еще одна проблема – это реализация продукции сельхозпроизводителей. По словам Александра Петренко, мало выделить средства на развитие – на государственном уровне надо помочь со сбытом продукции, например, законодательно обязать розничные сети закупать не менее определенного количества сельхозпродукции местного производства в каждом регионе.

Сетям интересно работать только с крупными производителями сельхозпродукции или импортерами, дающими большой объем, обеспечивающими логистику, вкладывающими средства в маркетинговую поддержку продукции.

На кредиты денег нет

Однако основной проблемой остается кредитование сельхозпредприятий. С 1 января 2017 года в России кардинально поменялась система кредитования агропромышленного комплекса. Раньше сельхозпроизводители брали кредит на общих основаниях, а затем Минсельхоз через региональные органы АПК компенсировал им две трети от ключевой ставки Центробанка, за исключением мясной и молочной подотраслей, где компенсация составляла 100% от ключевой ставки. Отбор инвестиционных проектов проводила специальная комиссия на основании заявок региональных комитетов по АПК. После кризиса 2014 года и скачка ключевой ставки до 17% местные игроки практически перестали брать инвестиционные кредиты: по их данным, на тот момент банки предлагали ключевую ставку от 27% и выше.

Постепенное снижение ставки несколько повысило инвестиционную активность в АПК, но и получение кредита под 15–16% даже с учетом рефинансирования стало непосильной ношей для сельхозтоваропроизводителей. Тем более в сравнении с кредитными условиями, которые имеют иностранные сельхозпроизводители – от 0,5 до 3%.

В итоге с 1 января 2017 года было принято решение отобрать уполномоченные Минсельхозом банки, где производители смогут получить краткосрочный или инвестиционный кредит по ставке не более 5%. Возмещение банку недополученных доходов происходит напрямую из федерального бюджета в размере ключевой ставки Банка России. Предполагалось, что они имеют возможность минимизировать расходы на обслуживание кредитных ресурсов, направленных на развитие производственной базы. Но в итоге для предприятий Ленинградской области это обернулось настоящим коллапсом.

По данным комитета по АПК правительства Ленобласти, сегодня в регионе реализуется и планируется 42 инвестиционных проекта на сумму более 50 млрд рублей. Уровень государственной поддержки предприятий составил в 2016 году 6,4 млрд рублей, столько же в 2017-м. По данным комитета по АПК, в настоящее время 49 краткосрочных кредитных договоров сельхозтоваропроизводителей Ленинградской области одобрены Минсельхозом России, из них фактически выдано банками 27 кредитных договоров. Однако потребность в льготном кредитовании со стороны сельхозтоваропроизводителей больше, чем имеющиеся в наличии средства из федерального бюджета на субсидирование кредитов. При этом ни один инвестиционный кредит не был одобрен Минсельхозом, потому что лимиты на инвестиционные льготные кредиты закончились. Таким образом, как отмечают чиновники, существует проблема в предоставлении льготных кредитов.

Генеральный директор АО «Победа» Евгений Трошкин подтверждает, что далеко не все коллеги получили кредиты и оформляются они довольно долго. –

Банки странно себя повели по разным причинам, лимитов не хватило, возникли вопросы, что дальше делать. В итоге производители чуть позже взяли кредиты на посевные работы, – отмечает он.

– На мой взгляд, когда кредитование отдали на откуп банкам и они решают, кому дать деньги, а кому нет, это нонсенс. Не знаю, чья это была идея, но она крайне неудачна. Банки говорят об ограниченных лимитах средств со стороны Минсельхоза, но дело не в этом. Им выгоднее выдать один большой кредит такому крупному производителю, как «Мираторг», чем набирать в кредитный портфель тысячу средних хозяйств. Там одну бумагу составили и уверены, что «Мираторг» рассчитается с ними, а из тысячи небольших предприятий кто-то может и не отдать деньги. Проблем у банков теперь гораздо меньше, бумаг меньше, рисков тоже меньше. Так что в данном случае подход в корне неверный. Я считаю, что раньше система субсидирования кредитов для сельхозпроизводителей была гораздо эффективнее. Думаю, в скором времени мы вернемся к старой схеме. Если, конечно, хотим, чтобы на рынке остались не только крупные компании, но еще и небольшие игроки. Сегодня, кстати, именно предприятия с выручкой в 500–600 млн рублей закрывают основные потребности рынка, – говорит один из сельхозпроизводителей.

– Одна из самых основных проблем – недофинансированность мелких и средних предприятий. Банки их будто не замечают. Причем даже эффективные предприятия банковская финансовая сфера игнорирует, – добавляет генеральный директор ГК «Рассвет Плюс» Андрей Крылов.

– Банки готовы принять имущество в залог за 25% от его оценочной стоимости. В итоге кредиты получают крупные игроки, у которых много имущества и денег на счетах. Мне, например, предлагали отдать в залог личную недвижимость. В таких условиях остается жить по средствам и развиваться очень медленно, – резюмирует совладелец предприятия «Петродвор» Давид Оболадзе.

Елена Шулепова

В печатной версии название материала — «Жить по средствам» (специальный проект «Агропромышленный комплекс Северо-Запада», № 1, август, 2017 год).

Похожие сообщения

Комментарии закрыты.

Наверх
X