Прилавок

Трудный путь к прилавку

Дата Сен 15, 17 • Нет комментариев

Перекосы в цепочке движения продукта от производства до покупателя могут вынудить государство обратить на это пристальное внимание. Сотни миллиардов рублей выделяются...
Pin It

Главная » Проект "Агропромышленный комплекс" № 1 » Трудный путь к прилавку

Перекосы в цепочке движения продукта от производства до покупателя могут вынудить государство обратить на это пристальное внимание.

Сотни миллиардов рублей выделяются государством на поддержку сельского хозяйства, в то время как аппетиты продающих посредников практически не контролируются. Во взаимоотношениях сельхозтоваропроизводителей с торговыми сетями последние находятся в положении абсолютных хозяев ситуации. Одни производители мирятся с этим, а другие создают собственную розницу.

По данным Росстата, в апреле и мае 2017 года (более свежих данных на момент сдачи выпуска в типографию не было) розничный товарооборот рос на 0,1% г/г (год к году) и 0,7% г/г соответственно – после 27 месяцев непрерывного падения. Вместе с тем этот рост обеспечен за счет непродовольственных товаров, в то время как розничная торговля продуктами питания продолжает падать. В 2016 году 67% граждан экономили на продуктах, показал опрос ВЦИОМа. При этом около 80% из тех, кто экономит на продуктах, используют в качестве инструмента экономии переориентацию на сетевые магазины. Одновременно 75% опрошенных ради экономии не готовы ездить на товарные базы, загородные рынки (что с учетом затрат времени и расходов на дорогу вполне объяснимо).

Сетевой произвол

При выраженной потребности населения в более доступных ценах на продовольственные товары производители продуктов питания хором жалуются на слишком высокие издержки входа в розничные торговые сети, избегая, однако, указания конкретных ориентиров. На условиях анонимности байер (закупщик) с многолетним опытом работы в разных торговых сетях сообщил «Управлению бизнесом» следующее:

– Имеет место абсолютный произвол сетей, они ни в чем себе не отказывают и чувствуют себя уверенно, пользуясь покровительством «сверху», если говорить о крупных федеральных сетях. Меры, принимаемые Антимонопольной службой и прочими контролирующими органами, не ведут к принципиальному изменению ситуации. Сети располагают штатом юристов, которые всегда найдут лазейку и учтут в допсоглашениях все свои выгоды. Например, такая услуга, как продвижение товара, полностью маскирует поборы, в то время как само «продвижение» может, скажем, ограничиваться объявлением по громкой связи. Бонус за товарооборот находится в пределах 10%, логистический бонус – 7–10% при издержках сетей на логистику в 5%, а так называемый «вход на полку» может исчисляться в десятках тысяч рублей на один магазин за одно наименование товара. То есть хотите попасть со своим йогуртом в сеть – умножайте платеж на количество магазинов, хотите продавать и йогурт, и сметану – умножайте еще на два.

Наш источник привел такой пример: в одну из сетей захотели зайти российские производители хрустящих злаковых хлебцев с полезными добавками. Себестоимость упаковки хлебцев у них составляла 11 руб лей. Для того чтобы продажа через сеть была им экономически выгодна, посчитали отпускную цену производителя для сети – получилось 30 рублей. Сеть взяла свою наценку, и в итоге розничная цена упаковки для конечного потребителя составила 99 рублей. В данном случае 69 руб лей, или 69,7% от розничной цены, составила наценка самой торговой сети и еще 8–9 рублей (8–9% от розничной цены) – бонусы от производителя.

Вместе с тем после введения РФ продуктового эмбарго возникла ситуация, когда сетям необходимо было оперативно замещать выбывший ассортимент.

– До эмбарго наша молочная продукция была представлена только в небольших региональных сетях. После введения санкций к нам обратились практически все сетевые ретейлеры. Ранее крупные сети очень неохотно шли на контакт. Официальные запросы рассматривались очень долго, и в итоге мы чаще всего полу- чали отказ.

Также мы не могли согласиться на некоторые пункты их договоров, иначе это было бы абсолютно нам невыгодно, а порой и убыточно. Наши продукты производятся только из цельного молока (надои могут изменяться даже из-за погодных условий), а срок годности молочной продукции не превышает 5 суток – все это усложняло потенциальное взаимодействие с крупными сетями. Ретейлеры пошли нам навстречу, в результате нам удалось наладить сотрудничество с сетями «Перекресток», «Лента» и «О’кей», – сообщил Эльдар Беглов, генеральный ди- ректор ГК «Лосево».

На пределе рентабельности

Уровень рентабельности того или иного сельхозпроизводителя зависит как от вида деятельности и производимой продукции, так и от региона и местных климатических условий. Помимо этого, рентабельность может варьироваться в очень широких пределах от сезона к сезону в силу как внутренних, так и внешних обстоятельств.

– Средняя рентабельность производителей пшеницы за 2016 год составила около 20%, сахарной свеклы – 35%, сои – 34%, подсолнечника – 56%, что является очень высоким показателем. Нижняя же граница может в силу определенных обстоятельств оказаться и в отрицательной зоне. Так, плохие погодные условия этого лета не обещают особых прибылей производителям плодоовощных культур. На возможное снижение плановых показателей жалуются и производители молочной продукции. В целом по стране рентабельность сельхозпроизводителей, по оценке Минсельхоза, держится на уровне 20–24%, при этом примерно половина ее обеспечивается программами господдержки АПК, – приводит статистику Алексей Коренев, аналитик ГК «ФИНАМ».

– Агропромышленный бизнес в принципе является низкорентабельным из-за высокой себестоимости производства сырья, – комментирует Эльдар Беглов. – Особенно это касается молочного и мясного животноводства, так как крупный рогатый скот всегда был самым затратным в содержании. Например, рентабельность наших молочных продуктов в среднем составляет 15%. Наценку продающих контрагентов Эльдар Беглов оценивает в 20–40%, добавляя, что со всеми контрагентами «Лосево» работает напрямую (то есть минуя оптовых закупщиков-посредников), чтобы исключить дополнительное удорожание продукта.

Большинству некрупных производителей не позволяет войти в торговые сети невысокая рентабельность, их уделом становятся оптовые посредники-перекупщики либо переработчики. С другой стороны, если отнести рентабельность к «обычным» кредитным ставкам, становится очевидным, что и заемное банковское финансирование практически недоступно для большинства аграриев.

– По результатам последних опросов 98% респондентов подтвердили, что нуждаются в привлечении кредитных ресурсов. При этом структура потребности в кредитах распределяется следующим образом: 54% планируют использовать заемные средства на расширение производства, а 42% – на обеспечение текущей деятельности. Что касается масштабов потребности в заемных средствах, то примерно 65% фермеров отметили, что нуждаются в кредите на сумму от 1 до 5 млн рублей. Стоит отметить, что, несмотря на рост активности в этом секторе после заметного провала объемов кредитования в 2014 году, для многих фермеров проблема получения кредита стоит весьма остро. Льготная система кредитования по своим условиям направлена больше на поддержку крупных хозяйств и практически недоступна для средних и малых, – комментирует Алексей Коренев.

Спорная господдержка

Между тем общий объем государственной поддержки сельского хозяйства на 2017 год составляет около 220 млрд рублей, включая более 20 млрд рублей на разрекламированную программу льготного кредитования под 5%. В июне было принято решение выделить еще 35 млрд, 25 млрд из которых пой- дут на докапитализацию Россельхозбанка.

Судя по отзывам самих сельхозпроизводителей, они недовольны тем, как организована программа господдержки в части льготного кредитования АПК. В рамках опроса, проведенного экспертами ОНФ совместно с АККОР и Российским союзом сельской молодежи, только 3% фермеров сообщили, что после ввода 1 января 2017 года в действие новой программы поддержки сельхозпроизводителей льготные кредиты стали более доступны; 60% производителей признали, что с введением новой системы льготные кредиты стали еще менее доступными; 37% респондентов сказали, что ни- чего не изменилось.

Среди сложностей, связанных с получением льготных кредитов, в 2017 году участники опросов столкнулись с такими проблемами, как отказ в выдаче заемных средств – 30% и долгие сроки ожидания ответа от банка – 25%. При этом треть участников опроса вообще не подавали заявок на получение кредита, так как считают его недоступным из-за слишком завышенных требований. По предварительным оценкам, получить в этом году запрашиваемый льготный кредит смогли только 6% опрошенных. Основными причинами отказа банков в удовлетворении заявки на кредит фермеры назвали отсутствие залоговой базы – 28% и подтверждения эффективности – 22%, а также исчерпанный лимит льготных кредитов – 20%. Еще 20% тех, кто подал заявку на получение льготного кредита, получили отказ вообще без объяснения причин.

Если сопоставить, во-первых, данные опросов о потребности населения в более доступных продуктах, во-вторых, поборы и наценки продающих посредников (торговых сетей) и, в-третьих, средства господдержки вкупе с неэффективностью их распределения по ряду направлений, то возникают вопросы: не проще ли производителям объединяться и запускать свою розницу; не проще ли государству вместо выделения миллиардов рублей ограничить аппетиты сетей; а может, имеет смысл иначе распределять выделяемые средства – в частности, создать государственную продовольственную торговую сеть федерального уровня, которая бы, с одной стороны, напрямую закупала у местных производителей товар, а с другой стороны, делала бы коммерчески оправданную наценку, отвечающую чаяниям населения? Тем самым существенно упрощается жизнь производителей, а с другой стороны, снимается социальная напряженность.

Что касается инвестиций в создание такой сети, то это представляется вполне подъемной суммой для государства. Так, на 2018 год на поддержку сельского хозяйства планируется направить 242 млрд рублей. Для сравнения: в начале 2017 года стало известно о планах бывшего акционера сети «Копейка» Александра Самонова открыть до 350 магазинов дрогери под маркой DM. Инвестиции он оценивал в пределах 4 млрд рублей.

Затраты государства на один магазин сети будут ниже, чем у коммерсантов, за счет уже имеющегося фонда недвижимости.

Своя розница – это возможно

Но пока поставленные выше вопросы остаются риторическими, производителям продуктов питания остается самостоятельно решать проблемы.

– Исходя из нашего опыта, проекты по созданию розничных магазинов для сельхозтоваропроизводителей редко бывают удачными, – говорит Артем Фильков, начальник управления кредитного анализа банка «Александровский». – Обычно при создании собственной сети компании недооценивают конкуренцию на рынке, что сказывается на реализации проекта.

– Собственная розница – действительно редкий проект для АПК, – говорит представитель банка из ТОП-3. – Пока это единичные случаи, реализованные в вертикально интегрированных холдингах.

Одним из ярких примеров здесь может служить сеть из более 600 магазинов Великолукского мясокомбината.

У небольших производителей масштабы совсем другие. Удачным опытом реализации проекта по открытию собственной розницы с «Управлением бизнесом» поделился Эльдар Беглов. Изначально молочная продукция «Лосево» преимущественно была представлена в традиционной рознице. Сети, которые работали с развесными продуктами, отказывались брать на полку фасованный продукт без введения бонусов, а невысокая рентабельность не позволяла пойти на такие уступки. По этим причинам было принято решение вложить средства в развитие собственной фирменной сети. В 2007 году появился первый магазин «Лосево» рядом с заводом в Светогорске. Далее были запущены четыре торговые точки в Выборге, а в 2011 году появился первый магазин в Санкт-Петербурге.

– Изначально ассортимент магазинов представлял собой только молочные продукты собственного производства. Такой формат предусматривает прилавочное обслуживание покупателей, средняя площадь магазина составляет 50 кв. м. Объем инвестиций в магазины данного типа – 4–5 млн рублей. Изучив работу такого формата, мы с партнером приняли решение увеличить ассортиментную матрицу, что позволило нам увеличить средний чек почти в три раза, – рассказывает Эльдар Беглов. – В 2013 году был открыт первый магазин формата самообслуживания. Площадь таких точек составляет 100–250 кв. м, вложения 8–12 млн рублей. Но за счет увеличения суммы среднего чека срок окупаемости остался прежним – около 3 лет. Далее мы начали привлекать других сельскохозяйственных производителей и фермерские хозяйства. Сегодня в ассортимент нового формата входит продукция не только «Лосево», но и других производителей: фрукты, овощи, хлебобулочные изделия, мясо птицы, яйцо, натуральные колбасные изделия и т. д. Каждый продукт проверяется в индивидуальном порядке, начиная с внутреннего тестирования и заканчивая независимыми экспертизами, отвечающими стандартам производственной политики РФ и ГК «Лосево». Сейчас фирменная сеть «Лосево» включает в себя три формата точек продаж: 8 магазинов прилавочного типа, 7 точек, работающих в режиме самообслуживания, и 5 автолавок.

К настоящему моменту соотношение отгружаемой продукции для собственной розницы и контрагентов составляет 50 на 50%, и такое распределение позволяет поддерживать комфортный уровень независимости от контрагентов.

Однако в большинстве случаев, увы, производители продуктов питания не имеют такой степени кооперации, которая позволила бы запускать совместные проекты. Вместе с тем целый ряд структурных перекосов в цепочке движения продукта от производства до потребителя в конечном итоге может вынудить государство обратить самое пристальное внимание на эту задачу.

Елена Анисина

Похожие сообщения

Комментарии закрыты.

Наверх
X