Серверы

Безусловное благо?..

Дата Июн 6, 17 • Нет комментариев

Правительство страны представит программу «Цифровая экономика» с системным подходом к переводу всех отраслей экономики на новый уровень. Игроки рынка ожидают ее появления...
Pin It

Главная » Журнал «Управление Бизнесом» № 36, Экономика » Безусловное благо?..

Правительство страны представит программу «Цифровая экономика» с системным подходом к переводу всех отраслей экономики на новый уровень. Игроки рынка ожидают ее появления с надеждами и страхам. 

Президент РФ Владимир Путин еще в декабре 2016 года предложил запустить в стране «масштабную системную программу развития экономики нового технологического поколения, так называемой цифровой экономики». Однако это, разумеется, не означает, что цифровая экономика в России зародилась в этот момент. Так, в исследовании РАЭК, впервые в этом году посвященном не экономике Рунета, а цифровой экономике, вклад ее в экономику страны оценивается в 2,8% ВВП России.

Более позитивны оценки объема зависимых от интернета рынков – уже 19% ВВП. Рынок инфраструктуры и ПО оценивается в 2 трлн рублей, маркетинга и рекламы – в 171 млрд рублей, цифрового контента – в 63 млрд рублей, а электронной коммерции – в 1,238 трлн рублей. Опрос Hitachi Data Systems в России показал, что 50% компаний, чьи представители участвовали в исследовании, уже начали цифровую трансформацию, еще 35% определяют ее цели в общей стратегии бизнеса, то есть фактически в ближайшее время так или иначе внесут свой вклад в формирование цифровой экономики. За ее границами останутся лишь 15% предприятий.

Объять необъятное

Правда, при этом само понятие «цифровая экономика» пока до конца не сформировано – его понимание у экспертов разнится, пусть и не слишком серьезно. Некоторые подразумевают под этим термином возможность выхода на новые для бизнеса интернет-рынки, другие – лишь инструмент оптимизации расходов.

– Цифровая экономика – это и есть повышение эффективности во всех отраслях деятельности за счет более широкого и глубокого использования IT-систем, автоматизация, виртуализация, роботизация процессов производства и оказания услуг, – комментирует генеральный директор компании «Облакотека» Максим Захаренко.

Андрей Терехов, генеральный директор «ЛАНИТТерком» (Группа компаний ЛАНИТ), уверен, что цифровая экономика – это экономика, «основанная на повсеместном использовании информационно-коммуникационных технологий».

– Нужно различать два аспекта «цифровой экономики». С одной стороны, цифровизация и автоматизация государственных услуг для физических и юридических лиц. Для тех, кто оформлял загранпаспорта или менял водительские удостоверения через соответствующие порталы, объяснять преимущества такого подхода по сравнению с бумажными запросами и «живыми» очередями не нужно, – объясняет генеральный директор PTC в России Андрей Шолохов. – С другой стороны, ни одно современное государство не готово полностью перейти на «цифровое» государственное управление, когда существует адекватная модель или даже «цифровой двойник» всей экономики страны, а все государственные решения принимаются на основе анализа этой «цифровой модели». Представьте, что действия любых законов можно посмотреть на симуляциях до того, как их окончательно приняли в парламенте. В историческом аспекте самой близкой системой этого является Госплан СССР, мнения о деятельности которого ныне как минимум разнятся.

Схемы

Само понятие «цифровая экономика» пока до конца не сформировано — его понимание у экспертов разнится, пусть и не слишком серьезно

РАЭК в исследовании учитывала все те рынки, где добавленная стоимость товаров и услуг создается с помощью цифровых технологий. При этом существует четыре базовых уровня, на которые и опирается цифровая экономика. Первый – технологические компании, второй – их поставщики, третий – предприятия, которые оказывают непрямой вклад за счет снижения издержек и повышения эффективности путем внедрения цифровых технологий. Кроме того, учитывать необходимо и проекты, влияющие на повышение качества жизни граждан.

Таким образом, так или иначе уже сейчас большую долю предприятий и организаций можно отнести к цифровым или хотя бы к частично цифровым. Ведь какими- либо проектами по автоматизации процессов для повышения эффективности и снижения затрат могут похвастаться почти все – даже госструктуры. Однако являются ли подобные предприятия и организации таковыми – большой вопрос.

Рожденные цифрой

Конечно, есть отрасли, где «цифровизация» идет полным ходом и даже более того.

– Некоторые отрасли родились цифровыми: e-commerce, веб-дизайн и др., а из традиционных «офлайновых» отраслей первыми в цифру уходят наиболее конкурентные, то есть те, кому невозможно без быстрой цифровизации, – финансы и банки, ритейл, проектирование. Соответственно, отстают те, где действует административная, а не рыночная конкуренция, – объясняет Максим Захаренко. – Цифровизация экономики – единственная возможность стать конкурентоспособным в мировом масштабе. Героическое освоение новых месторождений – это, конечно, замечательно, но, например, в маленькой Финляндии на 2020-е годы стоит задача точечной вырубки леса (это слово уже и не подходит, точнее – точечное извлечение древесины) без нарушения экосистемы и подлеска, что будет достигаться умными шагающими машинами, извлекающими деревья избирательно, а не бульдозерами на гусеницах.

Андрей Терехов так оценивает готовность к цифровизации:

– Наиболее готова любая отрасль, в которой применяется много различных датчиков, собирающих информацию, и много актуаторов. Если для рабочего-землекопа можно разве что зарплату посчитать, то в шагающем экскаваторе информационным технологиям есть где развернуться. Иными словами, к переходу к цифровой экономике готовы более-менее автоматизированное производство, логистика, «точное» сельское хозяйство, строительство, образование и, разумеется, оборонка.

– Цифровая трансформация российской экономики уже началась, но пока не достигла широкого масштаба, – подчеркивает директор по маркетингу компании «Xerox Евразия» Борис Дубов. – Цифровая экономика находится на разных уровнях развития в разных отраслях. В первую очередь она ориентируется на процессы документального и транзакционного взаимодействия субъектов. Поэтому в авангарде трансформации находятся отрасли, работающие в области интернет-банкинга с безналичными расчетами между юридическими и физическими лицами. Также на переход к цифровой экономике в значительной степени ориентированы компании, которые рассылают налоговые, коммунальные и другие уведомления в электронных форматах. Ускоренной цифровой трансформации способствует и быстрое развитие цифрового маркетинга как альтернативы традиционным рекламным площадкам.

– Если говорить о российской специфике, то наиболее тяжело будет переходить на «цифровые рельсы» тем отраслям, где сформированы вертикально интегрированные холдинги, но при этом у России слабы международные позиции. Отсутствие внутренних конкурентных стимулов развития может привести цифровую экономику этих предприятий в исключительно имиджевый центр затрат, – уверен Андрей Шолохов. – Цифровизацией затронуты практически все отрасли человеческой деятельности. Критерием полного перехода к «цифровой экономике» является адекватность цифрового представления системы ее текущему «физическому» состоянию в реальном времени. На рынке существуют большие надежды, что это смогут обеспечить технологии интернета вещей, в том числе и в промышленном исполнении.

Платформенная подготовка

Цифровая экономика без ИКТ-инфраструктуры невозможна, и в Минсвязи РФ уверены, что платформа, на которой должна развиваться цифровая экономика, в стране уже создана. Доступность услуг широкополосного доступа (ШПД) в интернет по итогам 2016 года превысила 70%. На территории, где проживает 70% россиян, доступны сети LTE.

Домен

Проектами по автоматизации процессов для повышения эффективности и снижения затрат могут похвастаться почти все — даже госструктуры

– К 2024 году, в рамках совместной работы с компанией «Ростелеком» по устранению цифрового неравенства, мы должны выйти на уровень доступности современных услуг связи на уровне 97% населения, – заявил глава Минкомсвязи России Николай Никифоров в рамках выступления на расширенном заседании годовой коллегии ведомства.

Распространение ШПД отразилось и на месте России в международном «Индексе готовности к сетевому обществу». С 2012 по 2016 год наша страна поднялась в нем на 15 мест. Правда, несмотря на этот позитив, Россия занимает в рейтинге пока лишь 41-е место.

Неплохо развиваются и электронные госуслуги, которые должны улучшить качество жизни людей. Каждый второй пользователь Рунета зарегистрирован на Едином портале госуслуг. За год число пользователей портала выросло почти на 18 млн, а ежемесячный прирост составляет около 2,5 млн пользователей. Доля граждан, пользующихся механизмом получения государственных и муниципальных услуг в электронном виде, по итогам 2016 года составила 51,3%, в 2018 году достигнет 70%. Для этого создана система межведомственного электронного взаимодействия, к которой подключено более 13 500 участников. По данным Минсвязи, по итогам 2016 года 37 федеральных органов власти обеспечили готовность к обмену документами в электронном виде с применением электронной подписи, а пять федеральных органов исполнительной власти обеспечили долю обмена документами в электронном виде более 70%.

Однако негатива добавляет серьезный разброс показателей проникновения электронных госуслуг по субъектам: есть регионы-аутсайдеры, которые существенно отстают от плановых показателей, не достигая даже 20%.

Указанные инициативы вписаны в программу «Информационное общество (2011–2020 годы)», которая, видимо, будет взаимоувязана с ожидаемой программой по развитию цифровой экономики. Эксперты рынка принципиально согласны с оценками Минсвязи и говорят о технологической готовности к цифровой экономике.

– На текущий момент доступность современных IT в России высока, и их отсутствие не является сдерживающим фактором для цифровизации экономики, – говорит Андрей Шолохов.

Большие надежды

Июньского представления программы по развитию цифровой экономики ждут все участники рынка, хотя ее восприятие уже разнится.

– Одним из обязательных условий развития цифровой экономики является информатизация населения и предприятий. В России эта тенденция активно развивается, однако пока не столь высокими темпами, как во многих других странах. Другой сдерживающий фактор – отсутствие четкого и последовательного подхода к повышению прозрачности экономики, что замедляет процесс ее трансформации. Влияние сдерживающих факторов можно ограничить с помощью грамотного правового регулирования перехода к цифровой экономике. Рабочая группа при Открытом правительстве РФ планирует подготовить к июню 2017 года Цифровой кодекс. Ожидается, что он поможет упростить и унифицировать правовое регулирование в области высоких технологий и цифровой экономики, – говорит Борис Дубов. – Основная задача регулятора – установить четкие, понятные, а главное, последовательные и долгосрочные правила развития цифровой экономики. Одним из главных источников рисков для рынка является частое изменение законодательства. В этих условиях компаниям, которым необходимо делать долгосрочные инвестиции, очень сложно выстраивать и реализовывать стратегии перехода к цифровой экономике. Надеемся, что решить проблемы в области регулирования поможет программа «Цифровая экономика». В результате ее реализации будут созданы благоприятные правовые, технические, организационные и финансовые условия для развития российской цифровой экономики.

Есть и другой взгляд

– В нашей стране слишком велико присутствие государства, 50% IT-рынка, если не больше, это заказы различных бюджетов. Годовые планирования, освоение бюджета, IT-резервации с контролирующими органами – это все не та среда, в которой растут технологии. В постановке задачи «перевести на цифровые рельсы все отрасли» содержится некоторая административноуправляющая составляющая. Как раз этот подход и вреден. Нужно дать возможность рыночного, конкурентного развития экосистемы цифровых сервисов, пусть она сама растет без вмешательства, планирования и управления в масштабах страны, – отмечает Максим Захаренко.

Андрей Шолохов уверен, что государство в первую очередь должно сфокусироваться на развитии реальной экономики, а цифровизация последует.

– Самое большое отличие предприятий, которые имеют цифровую стратегию, от тех, кто только ступает на этот путь, состоит в том, что новички, как правило, представляют цифровую экономику как безусловное благо, к которому нужно стремиться немедленно и во всех областях свой деятельности. Те же, кто уже набил себе шишек, знают, что «цифра» – это не цель, а инструмент, который может принести определенный результат, но и имеет свою стоимость. Возможно, конкретному предприятию и государству нужно сфокусироваться на чем-то ином, – поясняет Андрей Шолохов. – Я затрудняюсь ответить, когда как государство Российское, так и активные участники экономической жизни придут к более прагматичной оценке цифровой экономики. Уровень развития цифровой экономики пропорционален объему и уровню реальной экономики. Надеяться получить какие-то преимущества искусственным развитием цифровых технологий нерационально.

И все же эксперты сходятся в одном: без должного правового регулирования перспективы формирования цифровой экономики в России будут далеко не радужными.

Алена Журавлева

Комментарий специалиста


Наталья Ильясова

Наталья Ильясова, руководитель направления по работе с малым и средним бизнесом компании «ИТиК»

Выстроить процессы

– Малый и средний бизнес рассматривается государством как локомотив экономики. Для поддержания достигнутого уровня и его роста бизнесу необходимо повышение качества сервиса, применение гибкой ценовой политики, поиск новых каналов поставки и сбыта. Эффективное построение бизнес-процессов компании напрямую зависит от уровня автоматизации системы управления предприятием. Для этого требуются вложения в IT-структуру и приобретение лицензий, что неизбежно влечет изъятие определенного количества денежных средств из оборота компании. Это может позволить себе далеко не каждое предприятие.

Впервые в России компания SAP в партнерстве с компаниями ActiveCloud и «Информационные технологии и консалтинг» (ИТиК) в июне 2017 года запускают реализацию облачного решения SAP Business One в российском дата-центре. Сотрудничество разработчика решения SAP, облачного провайдера ActiveCloud и системного интегратора ИТиК позволяет использовать SAP Business One по подписке. Это дает возможность потребителю пользоваться IT-решением на условиях абонентской платы, при этом затраты на содержание системы управления предприятием трансформируются из капитальных в операционные. SAP Business One используют для своей ежедневной работы более 55 000 клиентов и 800 000 пользователей в 150 странах мира. Эта система обеспечивает полную интеграцию всех процессов предприятия: от бухгалтерских операций и финансов до складских запасов, от продаж и взаимоотношений с клиентами до управления проектами и производственными заказами. В отличие от приложений для бухгалтерии и электронных таблиц данное решение априори содержит необходимый инструментарий (встроенные модули) для управления компанией. Использование преимуществ облачного решения SAP Business One позволит сформировать масштабируемую корпоративную IT-инфраструктуру за счет предоставления гибкого и недорогого способа закупки и развертывания ПО, а также эффективно управлять им.


www.itctg.ruИТИК

 

Похожие сообщения

Комментарии закрыты.

Наверх
X