Сергей Большаков

Проектируя новую реальность

Дата Май 19, 17 • Нет комментариев

Сергей Большаков: при всей своей славной истории в быстро меняющемся мире невозможно просто почивать на лаврах. В Музее проектного дела, который расположился в головном...
Pin It

Главная » Важное, Журнал «Управление Бизнесом» №35, Наши спикеры, Образование » Проектируя новую реальность

Сергей Большаков: при всей своей славной истории в быстро меняющемся мире невозможно просто почивать на лаврах.

В Музее проектного дела, который расположился в головном офисе Проектного института № 1 в Державинском переулке в Санкт-Петербурге, один из главных экспонатов – кульман с закрепленным на нем чертежом промышленного здания. Связь истории с современными технологиями очевидна благодаря расположенному рядом современному монитору, на котором в формате 3D можно смоделировать любой объект. Да, кульман как физический предмет давно остался в прошлом. Но в настоящем и будущем – тот опыт, который сотрудники Проектного института № 1 наработали за более чем 70-летнюю историю института, и те технологии, которые внедряются в работе сейчас. В интервью журналу «Управление бизнесом» генеральный директор Проектного института № 1 Сергей Большаков раскрыл понятие «проектная компания нового типа» и рассказал про стратегию ведения бизнеса в современных условиях.

– Общепринято считать, что в России уже не кризисные времена, а новая экономическая реальность. Что помогает сохранять оптимизм в этой реальности?

– Нестабильная экономическая ситуация, безусловно, выводит любой бизнес из зоны комфорта. Но именно это позволяет понять слабые места компании, и руководителю необходимо уметь их увидеть и приступить к работе над ними. Это прекрасная возможность для любой компании мобилизоваться и сплотиться.

При сокращении сектора заказов и ужесточении конкурентной борьбы главное – развивать свои компетенции, быть на голову выше конкурентов, вести сбалансированную финансовую политику. Прежде было проще: заказов много, назвался проектировщиком – проектируй, назвался строителем – строй. Итоговый результат волновал не сильно, всем хватало работы. И подобный подход, на мой взгляд, серьезно девальвировал компетенции. Новая экономическая реальность оздоровила проектный рынок, ушли некачественные проектанты. Теперь, если ты хочешь выиграть заказ, нужно доказать, что ты сможешь это сделать благодаря опыту, технологиям, высокопрофессиональной команде.

Проектировщики

Важная составляющая компании нового типа — организация работ и профессионализм сотрудников. Самое прекрасное «облако» бесполезно без высококлассных проектировщиков
(Чтобы увеличить, кликните на фото)

В текущей ситуации, как ни странно, освобождается много ниш, из которых уходят участники, которые не пережили эти сложные времена. Несмотря на то что в целом объемы заказов по отрасли уменьшаются, потребность в качественных проектах остается. Но вместе с тем растет и конкуренция, и конкуренты достаточно сильны. Поэтому стратегия может быть только в том, чтобы предоставлять максимально качественный продукт в кратчайшие сроки, при этом работая над сокращением своих издержек.

Что касается оптимизма, то сохраняется он прежде всего нацеленностью нашей команды на работу, на достижение результата. Есть четкий план действий, все спланировано и забюджетировано, выбраны достойные партнеры. Коллектив института готов к качественному выполнению задач.

К слову, очень многое в вопросе формирования команды, выстраивания единых корпоративных ценностей дало празднование в прошлом году 70-летия Проектного института № 1, в рамках которого, в частности, открылся Музей проектного дела. Для сотрудников института это была реальная возможность соприкоснуться с нашей историей, увидеть те замечательные проекты, которые реализованы их предшественниками. Юбилей дал уверенность в том, что дело, которым мы занимаемся, очень нужно огромному количеству людей в стране.

– Проектный институт № 1 позиционирует себя как «проектная компания нового типа». Что вы вкладываете в это словосочетание?

– Именно за проектными компаниями нового типа вы видим будущее проектного рынка. Под «новым типом» мы понимаем, что при всей своей славной истории в быстро меняющемся мире невозможно просто почивать на лаврах. Нужно постоянно осваивать новые технологии, адаптироваться под быстро меняющиеся технические и экономические реальности. Необходимо выходить за рамки исключительно проектного процесса, предоставлять заказчику новые услуги, подставлять ему плечо, частично выполняя и его функции в части ценообразования, согласований, взаимодействия с органами власти и сетевыми организациями.

Очень важный тренд – обеспечить IT-доступность к проекту для всех заинтересованных участников. Проектирование – работа с информацией, которая должна быть в любой момент времени актуальной и доступной для всех – проектантов, заказчиков, инженеров авторского надзора и так далее. Мы воспринимаем проектирование не только как наличие компетенций в части знаний нормативной базы, методик, практик, но и как интеллектуальный продукт, с которым удобно работать.

Сейчас совершенно неважно, где находится проектировщик географически. Можно работать в Сингапуре и проектировать для Южной Америки. Современные IT-платформы позволяют собирать проекты с использованием «облачных» технологий. У всех участников есть доступ в «облако», все видят сборочную площадку одинаково. Проектирование больше не привязано к конкретному месту, большие проекты создаются командами, участники которых расположены в различных частях земного шара.

У нас в Институте мы создали свою «облачную» платформу, позволяющую реализовывать этот принцип. Внедряются технологии BIM (Building Information Modelling – информационное моделирование здания. – Прим. ред.), в которых проект вырастает в трехмерной среде со всеми конструкциями и инженерными сетями. На этапе проектирования можно закладывать огромное количество дополнительной информации, что делает такой проект не просто комплектом чертежей для строительства, но и, по сути, универсальной платформой для построения эксплуатационных и операционных моделей будущих объектов.

Музей института

В Музее проектного дела, открывшемся к 70-летию Института
(Чтобы увеличить, кликните на фото)

Еще одна важная составляющая компании нового типа – организация работ и профессионализм сотрудников. Может быть прекрасное «облако», но без высококлассных проектировщиков оно бесполезно. Можно нарисовать объект красиво и технологично, но неизвестно, как он будет реализован на практике. А ведь ответственность проектировщиков за выполненные работы никто не отменял.

– К вопросу об ответственности: нет ли у вас ощущения, что проектно-строительный рынок излишне зарегулирован?

– В регулировании как таковом нет ничего страшного, это совершенно нормальная практика. И в других странах существуют еврокоды, стандарты проектирования и так далее.

Проектная сфера остается достаточно консервативной отраслью, но важно понимать, что в этой отрасли постоянно происходят изменения, в том числе в части информационных и компьютерных технологий. И вопрос тех или иных нормативов – в их актуальности, соответствии современным регламентам. Авторы многих из нормативов не могут объяснить, для чего эти требования нужны. Начинаем разбираться, и выясняется, что их разрабатывали много лет назад. А чтобы их убрать или видоизменить в современном варианте – нужна воля, нужно не бояться принимать на себя ответственность. К сожалению, пока этой воли регуляторам проектно-строительного рынка не хватает. Много барьеров. А забюрократизированная отрасль всегда на несколько шагов отстает от той современной реальности, в которой должна работать.

– Какие наиболее интересные этапы в работе Института, важнейшие проекты вы могли бы отметить?

– На мой взгляд, безусловно, самыми интересными проектами советской эпохи был целый ряд проектов производственного назначения. Это и предприятие «Атоммаш» в Волгодонске, и шлюзы Волго-Донского канала, Архангельский целлюлозно-бумажный комбинат, Челябинский тракторный завод и многие другие. В постсоветскую эпоху такими объектами были завод Ford во Всеволожске, фабрика Craft Foods, проекты промышленных зон «Парнас» и «Шушары».

Что касается проектов, находящихся сейчас в работе, то их более 60 и все они разнообразны. Это и центр художественной гимнастики в Сочи, и хоккейная академия в Омске, и реконструкция фанерного комбината в Кирове. В работе проект по модернизации Сегежского целлюлозно-бумажного комбината – по сути, самая масштабная реконструкция предприятия лесопромышленной отрасли за последние 30 лет. В частности, запроектировано новое здание бумагоделательной фабрики, с очень жесткими допусками, которые выставили поставщики оборудования. Не могу не вспомнить запущенную в прошлом году котельную мощностью в 200 МВт в Тихвине, которую мы спроектировали. Прежде в Тихвине была неэффективная система теплоснабжения, а новая котельная решила энергетическую проблему и теперь отапливает весь город. За счет архитектурных решений мы сделали ее красивой внешне: это не «серая коробка» с трубами, как привыкли воспринимать котельные, а современное высокотехнологичное здание, украшающее город.

– Ведет ли Проектный институт № 1 работу на экспортных рынках?

– Мы намерены вернуть Институту звание международного проектировщика, которое было у него в советские времена. Ведь прежде мы проектировали в разных странах, в нашем архиве проекты более чем из 20 государств: горно-обогатительные комбинаты, судостроительные заводы, алюминиевые заводы, другие промышленные объекты. Все чертежи сохранены, наработан бесценный опыт. Я уже говорил, что в современном высокотехнологичном рынке совершенно неважно географическое местонахождение проектанта. И второй очень важный вывод: в эпоху глобализации нельзя замыкаться, нельзя оставаться в своей раковине – ты попросту отстанешь от жизни. Рождаются новые технологии, новые методики проектирования. Упустим шанс – так и останемся на подхвате. Но уверен, что Институту по силам выйти на лидирующие позиции. Есть опыт, есть взаимодействие с потенциальными заказчиками.

Сейчас на мировом проектном рынке в основном «правят бал» азиатские проектировщики, к которым испытывают определенное недоверие заказчики в тех же европейских странах. Но они не стремятся заказывать проекты и у собственных проектантов – слишком дорого. И в этой ситуации российские проектные компании, которые, с одной стороны, не отстают по опыту и технологиям от мировых трендов, а с другой – готовы рассматривать менее затратные для заказчиков финансовые условия, получают шанс экспортировать свою интеллектуальную собственность. Нас воспринимают как понятных и адекватных партнеров, мы обязаны выходить на зарубежные рынки и предлагать свои услуги.

Для Проектного института № 1 первым шагом в восстановлении позиций стала работа в Кыргызстане в рамках программы «Газпром – детям». Мы открыли в стране филиал и спроектировали уже семь социальных объектов разной направленности. Теперь будем расширять свое присутствие и на других рынках.

– В прошлом году вы приступили к интенсивной реконструкции головного офиса Института…

– Да, нужно соответствовать современным требованиям бизнеса. Когда начали проектировать модернизацию офиса, пытались спроектировать дом. Но я предложил сначала сделать концепцию развития Института и представить, каким он будет, скажем, через 10 лет: структура, взаимодействие, мастерские. Полгода эту концепцию писал, и лишь закончив ее, приступили к технологичному освоению пространства офиса. Проектирование – это не только мощная
IT-инфраструктура. Это переговоры, это совместная работа большого количества людей с разными идеями, спорами. Чертеж – итог всех решений. И именно для принятия решений должны быть креативные коммуникационные площадки. Мы создаем среду, в которой комфортно работать и общаться.

– И каким же будет Проектный институт № 1 через 10 лет?

– Наши основные среднесрочные задачи – это, безусловно, своевременная сдача тех проектов, которые находятся в работе. В стратегическом плане – непрестанное освоение новых технологий проектирования, обучение и воспитание новых специалистов.

Мы создаем в Институте кластерную структуру. Прежде он был таким классическим институтом с жестким вертикальным управлением. Но теперь это не нужно. Проектный рынок – это, как правило, небольшие компании. В нашем институте есть центр развития, в котором сосредоточены руководящие функции, и самодостаточные творческие мастерские по нескольким направлениям. Руководители проектных подразделений наделены соответствующими полномочиями, это харизматичные личности, вокруг которых способны кристаллизоваться такие мастерские. Уже работает пять мастерских – архитектурная, мастерская промышленного проектирования, блок линейных объектов (газопроводы и тепловые сети), департамент теплоэнергетики и бюро главных инженеров проекта. Думаю, что в ближайшие годы процесс реорганизации будет завершен и это позитивно скажется на результатах нашей работы.

Несмотря на кластерность, роль центра развития, по сути, системообразующая. Мы, как и в семье, в разные периоды должны быть и понимающими, и жесткими, и терпеливыми. Проектный институт – живой организм, целеустремленный, растущий, трудолюбивый, постоянно развивающийся, который также может болеть, и в этом случае его надо уметь быстро лечить. Иногда и не самыми безболезненными методами. Но его всегда необходимо любить, понимать его нужды, ставить новые интересные цели и помогать всем вместе их достигать.

– В 2005 году вы закончили Санкт-Петербургский государственный архитектурно-строительный университет по специальности «Промышленное и гражданское строительство». Почему вы, уроженец Выборга, решили выбрать именно эту профессию?

– В моей семье все в основном инженеры и строители. Однако главным стимулом было понимание, что результат деятельности остается на долгие годы даже после завершения работы над ним. Объекты, над которыми ты трудился, продолжают жить своей жизнью. И периодически, проходя мимо, ты вспоминаешь, как на этом месте был пустырь, а теперь здесь новая жизнь. Ощущение того, что твой труд меняет реальность вокруг и для тебя, и для окружающих, и привело меня сначала в строительную отрасль, а теперь и в проектную.

– Если попросить вас назвать книги, которые обязательно должен прочитать каждый петербуржец, – что войдет в этот список?

– В первую очередь «Преступление и наказание» Федора Достоевского и «Ленинградский дневник» Ольги Берггольц.

– По роду деятельности вы проектируете в основном промышленные объекты. А есть ли проекты из других сегментов, которые хотелось бы осуществить?

– С удовольствием бы занялся проектированием объектов социальной инфраструктуры для детей. У нас уже есть реализованные проекты, но это в основном бассейны, спортивные залы, арены и так далее. А мы с коллегами в свободное время любим помечтать, проектируем – пока для души – красивые удобные детские сады и школы нового поколения. Изучаем нормативную базу, определяем зонирование, нарезку по классам, местам для отдыха и спорта. Кто знает, может, эти наши наработки пригодятся в будущем…

Георгий Дмитриев

Похожие сообщения

Комментарии закрыты.

Наверх
X